Кремлевские бои: женская лига

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Борьба кланов в окружении главы государства стала достоянием СМИ задолго до старта очередного выборного цикла

1256033152-0.jpg Пока в главной канцелярии страны готовят пресс-папье, которым молодой президент промокнет слезы проигравшей 11 октября оппозиции, кремлевские интерьеры перегораживаются незримыми баррикадами. Борьба кланов в окружении главы российского государства вышла в публичную плоскость и стала достоянием СМИ задолго до старта очередного выборного цикла. Что при Путине, что при Медведеве ведущие издания широко используются обитателями Кремля для засветки и даже блокирования «подкопов» со стороны конкурентов. Почему кремлевские башни вновь затеяли перестрелку?

Первые залпы раздались еще в конце сентября: одна из газет сообщила о скорой отставке помощника президента Джахан Поллыевой, курирующей референтуру. В ее кабинет должна была вселиться Ева Василевская, старший референт главы государства. Но из президентского указа, вышедшего 6 октября, страна узнала, что Василевская, ставленница влиятельного «клана Ковальчуков», возглавит всего лишь кремлевскую референтуру. Джахан Поллыева, которая работает в администрации президента еще с начала 90-х, таки удержалась и продолжает курировать подготовку очередного президентского послания к Федеральному собранию. Возможно, глава государства счел перебором наказывать свою помощницу за казус с полубезумным письмом футуролога и публициста Максима Калашникова, которое Дмитрий Анатольевич 16 сентября в сиянии софитов и под хохот экспертов передал вице-премьеру Сергею Собянину. А возможно, считают знакомые с ситуацией кремлевские чиновники, отставку Поллыевой пред¬отвратила как раз публикация в газете.

Ночная дуэль

Говорят, с легкой руки бывшего репортера, а ныне пресс-секретаря президента Натальи Тимаковой две старшие кремлевские фрейлины — Джахан Поллыева и другой помощник президента Лариса Брычева снискали проз¬вище «две барабанщицы» — за склонность информировать окружение премьера Владимира Путина о течении дел в Сенатском корпусе. Возможно, и клевещут. Поллыева не относится к числу друзей Суркова, но все же ему не конкурент. Иное дело Тимакова, которая оспаривает у Владислава Юрьевича функцию управления федеральными телеканалами и федеральными информационными агентствами. Скажем, не далее как в ночь с 5 на 6 октября публика была свидетелем дуэли между главным политтехнологом и главным пресс-секретарем. Камнем преткновения стало заявление возглавляющей президентский совет по правам человека Эллы Памфиловой, которая 5 октября взяла под защиту правозащитника Александра Подрабинека, гонимого представителями движения «Наши». Ближе к ночи Сурков от лица «высокопоставленного чиновника в администрации президента» выразил «Интерфаксу» мнение, что Памфилова «девальвирует саму идею совета и ставит в сомнительное положение его руководителя». Через несколько часов лента РИА «Новости» донесла до страны заявление Натальи Тимаковой: Памфилова «действует в рамках своих полномочий».

Судьба связного

Однако у Суркова в Кремле есть соперник повесомее Тимаковой. 12 октября та же газета сообщила, что в ближайшие два-три месяца руководитель администрации Сергей Нарышкин покинет свой пост, а ему на смену придет министр юстиции Александр Коновалов. Кроме того, по сведениям издания, тучи сгустились и над второй «барабанщицей» — Ларисой Брычевой. Публичной реакции от перечисленных лиц не последовало. В частных беседах сотрудники администрации подтверждают: Нарышкин действительно навлек на себя «государев гнев лютый» — именно за провал основных инициированных Медведевым реформ. На что Сурков, мечтающий о кресле главы администрации, будто бы настойчиво обращал внимание главы государства с лета этого года.

Говорят, президент высказал своему первому визирю все, что о нем думает, еще 21 сентября — прямо в VIP-апартаментах аэродрома, откуда вылетал с официальным визитом в Швейцарию. Борьба с коррупцией замерла. Список кадровой «президентской тысячи» не готов и не согласован с премьером Путиным. Атака на госкорпорации захлебнулась (более того, 27 сентября Минфин демонстративно отказался от прежних планов изъять 160 млрд рублей у госкорпораций «Роснано» и «Фонд содействия реформированию ЖКХ»). Написанный под руководством Брычевой закон о новом порядке назначения губернаторов приходится переписывать вторично. Сам президент из-за этого вынужден был 11 октября одобрить сразу всех кандидатов, предложенных «Единой Россией» на пост губернатора Свердловской области, а на следующий день — просить у «единороссов» дополнительное время для рассмотрения кандидатур глав республик Коми, Марий Эл и Волгоградской области. Смысл пребывания Сергея Евгень¬евича Нарышкина в кресле главы администрации, будто бы резюмировал Медведев, в обеспечении публичной согласованности действий президента и главы правительства. Если это ему не под силу — пора собирать вещи. Глава же Минюста Коновалов, отметил один из кремлевских собеседников, нравится президенту тем, что сумел быстро сформировать собственную команду «без оглядки на старые путинско-сечинские кадры».

Смена лиц или смена стиля?

Ответный выстрел не заставил себя ждать. 12 октября другая влиятельная газета по¬в嬬дала публике о широких деловых связях жены Владислава Суркова Натальи Дубовицкой с аудитором Счетной палаты Михаилом Одинцовым и его бизнес-партнерами и о принадлежащих ей крахмально-паточных активах. Впрочем, большого резонанса во властных кругах эта информация не имела. Оно и неудивительно. Медведевские недореформы воспринимаются знающими людьми как заявка на ротацию 15–20 привилегированных баловней судьбы, которым Путин раздал командные высоты в госаппарате и бизнесе. В кругах, близких к молодому президенту, было немало людей, которые, к своему несчастью, не имели отношения к УКГБ СССР по Ленинграду и Ленинградской области, дрезденской резидентуре ПГУ, мэрии Санкт-Петербурга и дачному кооперативу «Озеро», а потому рассчитывали, что с приходом и утверждением Медведева и они получат свои куски номенклатурного и бюджетного пирога. Не случилось. Взирая на скандальную войну кремлевских башен, эти люди испытывают закономерное разочарование. Подобно библейскому Езекии, царю

Иудейскому, президент Медведев явно опирается на «трость надломленную, которая, если кто опрется на нее, войдет ему в руку и проколет ее». Его котировки в глазах федеральной номенклатуры и крупного бизнеса в эти осенние месяцы поползли вниз. Не говоря уже о гипотетических шансах удержать российскую порфиру в 2012-м.

Оригинал материала

«The New Times» от origindate::19.10.09