Кремлевские братки-мусульмане

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© FreeLance Bureau, origindate::26.12.1999

Кремлевские братки-мусульмане

 Алексей Челноков

Converted 10189.jpg
Абдул-Вахет Ниязов (второй справа)

Недавно лидер блока “Единство” Сергей Шойгу выступал на заседании совета мусульманского движения “Рефах”, проходившем в “Президент-отеле”. “Рефах” официально входит в состав “Медведя” и, по словам Шойгу, является его “блокообразующей организацией”. На заседании присутствовал и начальник управления президентской администрации Андрей Логинов, что, видимо, лишний раз должно свидетельствовать об особой роли этого мусульманского движения, которая отводится ему Кремлем на предстоящих выборах.

Шойгу заученно призвал собравшихся способствовать гражданскому единению. Глава МЧС рассчитывает с помощью активистов движения объединить большинство мусульман России вокруг своего избирательного блока. В действительности же этот политический альянс – Кремля и “Рефаха” - может только стремительно увеличить число ваххабитов в стране. Со всеми вытекающими последствиями…

Ниязов по фамилии Медведев

Задача “мобилизовать голоса 20-миллионного электората российских мусульман” возложена Шойгу “конкретно” на одного человека – сопредседателя “Рефаха” Абдул-Вахед Ниязова, который возглавляет избирательный список “Единства” по Уралу и входит в Координационный совет блока.

В глазах многих мусульман у Ниязова сложилась устойчивая репутация человека не только скандального, но и “нерукопожатного” еще в начале 90-х, когда он взялся покорять Москву, точнее столичную мечеть.

Прежде он был Вадимом Валерьяновичем Медведевым (в 96-м взял фамилию жены). Медведев родился и вырос в Омске. После окончания средней школы служил в строительных войсках на БАМе. В 1990 году поступил в Московский историко-архивный институт, но после первого семестра был отчислен за неуспеваемость. Возможно, отсутствие способностей было не главной тому причиной: просто юношу позвал Аллах, и он устроился служкой в московскую Соборную мечеть.

20-летний юноша сумел в считанные месяцы подружиться с сотрудниками посольств Саудовской Аравии (КСА) в Москве. В апреле 1991 года при финансовой поддержке саудитов он создает Исламский культурный центр Москвы (в 1993 году переименован в Исламский культурный центр России /ИКЦР/) и становится его генеральным директором.

Первый конфликт главы ИКЦ с духовенством случился тогда же. Едва имам-хатыб Соборной мечети Равиль Гайнутдин отбыл за границу, Ниязов, собрав мусульманскую общину, объявил себя главой московского муфтията. Дворцовый переворот обернулся для него позором: вернувшийся в Россию имам за ухо вывел юношу из мечети, строго-настрого запретив ему впредь переступать ее порог.

Ниязов сосредоточился на совместных с саудитами проектах. Принимая деньги у восточных патронов, он на Коране обещал потратить их на возрождение ислама в атеистическом государстве. Также поначалу считали и другие сотрудники ИКЦ.

Первые подозрения в нечистоплотности Ниязова возникли через полтора-два года. Бывший директор департамента по делам благотворительности ИКЦ Разия Халитова обнаружила немало фактов, доказывающих, что Ниязов распоряжался пожертвованиями, мягко говоря, весьма произвольно. (Благо, у зарубежных мусульман не принято брать расписок). Значительная часть денег, предназначенных на строительство учебных заведений, по ее сведениям, ушла на благоустройство личной жизни главы ИКЦ.

В посольство Саудовской Аравии посыпались десятки жалоб верующих. “...Для Ниязова ислам - это эстрадная сцена, служащая его саморекламе и собственному обогащению”, - писал, например, председатель московского общества культуры “” Магомед Абдулхабиров.

В ноябре 93-го почетный президент ИКЦР Абдель Ходжа получил заявление, подписанное директорами 8 (!) департаментов ИКЦР, в котором, в частности, говорилось: “…Выражаем недоверие генеральному директору В. Ниязову и управделами ИКЦР Д. Серажетдинову (ныне председатель “Рефаха”. – А.Ч.) Вся деятельность Ниязова и Серажетдинова, злоупотребляющих служебным положением, направлена на личное обогащение”.

Вслед за этим разразился и вовсе беспрецедентный скандал. В январе 94-го в Совет ИКЦ поступило письменное заявление, в котором помощник Ниязова, обвинив своего шефа в “попытке унизить его мужское достоинство”, пишет, что “человек с подобными склонностями, находясь на посту генерального директора исламской общественной организации, наносит огромный вред возрождению ислама в нашей стране…”

В марте 1994 года имам-хатыб московской Соборной мечети Равиль Гайнутдин вынужден был выступить со своим заявлением по этому поводу, в котором, в частности, говорилось: “…за неоднократные нарушения Устава, а также за превышение своих полномочий и действий, приведших к расколу мусульманской общины не только Москвы, но и России, А.Ниязов был отстранен от занимаемого поста.

Начиная с того времени, его деятельность на этом посту прекратилась и не признавалась ни мной, ни Советом ИКЦ, который был образован Московской Соборной мечетью. Считаем, что нарушение им высоких требований мусульманской морали, приведшие к столь губительным последствиям, не дает право господину А.Ниязову впредь выступать от имени мусульман и мусульманских организаций столицы и более того – России”.

Ниязов моментально отмел скандальное обвинение как “преследование по политическим мотивам”, а мусульманская община тогда не была готова публично заявлять о его странных представлениях о мужской дружбе. Конфликт замяли, а исламский соратник Шойгу ушел от греха подальше в большую политику, где присущие ему слабости часто считаются достоинством.

Оптовая торговля голосами мусульман

Уже в феврале 1994 года Ниязов участвует в организации Высшего Координационного Центра Духовных управлений мусульман России (ВКЦ). Через год становится инициатором создания “Союза мусульман России” (СМР), возлагает на себя обязанности его сопредседателя и председателя исполкома. В декабре 95-го баллотируется – правда, неудачно - в Государственную Думу по общефедеральному списку СМР.

Ниязов безусловно обладает фантастической способностью просачиваться в самые неожиданные места, о чем свидетельствуют и его круг знакомств. Добившись, например, аудиенции у Папы Римского, он получил от него письмо к Джохару Дудаеву. Весной 95-го Ниязов побывал у принца Агахана IY, главы влиятельнейшего ордена исмалиитов.

Этого Ниязов мог достичь, лишь заручившись рекомендациями официальных лиц в Кремле, которым “исламский культурист” организовывал поездки в Мекку - разумеется, за счет короля Саудовской Аравии.

А накануне прошедших выборов Ниязов, будучи в составе делегации Союза мусульман России, был принят самим Виктором Черномырдиным. Глава карликового СМР великодушно пообещал премьеру передать голоса всех российских мусульман НДР, а ЧВС, видимо, поверил. С того момента свои частые вояжи по стране председатель ИКЦ совершал на авиалайнере, принадлежащему одной из дочерних фирм “Газпрома”.

Летом 95-го Ниязов многажды посещал Ингушетию,, Кабардино-Балкарию, Ставропольский край, Чечню. Встречался с Дудаевым и его ближайшим окружением. По данным правоохранительных органов, Ниязов являлся одной из ключевых фигур в решении финансовых проблем Дудаева, играя роль посредника между заинтересованными кругами Саудовской Аравии и представителями так называемого “чеченского сопротивления”. Чеченский информационный центр создавался в Кракове при его непосредственном участии.

Как видим, диапазон полезных связей Ниязова простирается от Дудаева и Агахана IY до Черномырдина и Папы Римского. Обладая известным умением, такие связи можно легко конвертировать в наличные.

В конце марта 1996 года Ниязов обратился к Ельцину - не напрямую, конечно, а письменно через президентскую администрацию. Выразив справедливую озабоченность тем, что “бесспорными фаворитами нынешней кампании являются коммунисты”, он предложил вполне амбициозный проект, гарантирующий президенту 20 миллионов голосов. Суть его заключалась в просьбе дать деньги на “организацию паломничества 1600 мусульман к святым местам ислама в Мекку, строительство и ремонт мечетей, создание религиозной передачи на РТР и выпуск мусульманской газеты тиражом 200 тысяч экземпляров”.

Молодой человек был приглашен тогдашним руководителем администрации Сергеем Филатовым на Старую площадь, обласкан им, но бюджетные деньги не потекли рекой в кассу СМР, как рассчитывал Ниязов. Зато руководитель фракции НДР в Госдуме Сергей Беляев предоставил Ниязову помещение для штаба СМР. Пользуясь государственной, так сказать, крышей, он получил возможность брать крупные кредиты у коммерческих организаций, которые, как оказалось, контролировались чеченскими и ингушскими ОПГ.

Сладкая жизнь сопредседателя “Рефаха” продолжалась недолго. Уже в конце 96-го кредиторы потребовали: или деньги, или “секир башка”. Тогда Ниязов фактически продал СМР мало известному в те годы дагестанскому авторитетному человеку Надиру Хачилаеву. Потом Хачилаев стал депутатом Госдумы, сопровождал генерала Лебедя в поездках по Чечне, руководил вооруженным налетом на здание Госсовета, с ваххабитами “оборонял” горное селение Карамахи, а ныне дает показания в Лефортово – в общем, прославился.

Все это будет потом, а перед этим, осенью 96-го, Ниязов и Хачилаев учинили скандал в Исторической мечети Москвы. Заявившись в мечеть с группой ваххабитов, они попытались выставить на улицу законного имама Махмуда Велидова. Прямо в святилище завязался кулачный бой – случай у мусульман беспрецедентный.

“Уралмаш” - наш

Пожертвовав СМР, Ниязов решил на время уйти из большой политики, и отнюдь не с миссионерской целью отправился на завоевание регионов, богатых природными ресурсами. В августе 1997 года он вместе с неким Нафигуллой Ашировым организовал и провел в Тобольске так называемую конференцию мусульманских организаций Сибири и Дальнего Востока, на которую собралось около 400 человек. В милицейских досье Аширов фигурирует как уголовник-рецидивист. В 1971 году он был осужден в Тюмени за грабеж. Вышел из тюрьмы и тут же вновь угодил за решетку - на этот раз за хулиганство. Сейчас Аширов входит в Совет духовных наставников “Рефаха”.

Итогом помпезной конференции явилось учреждение Межрегионального духовного управления Мусульман Сибири и Дальнего Востока, главой которого был избран Аширов, а его заместителем Ниязов. Финансировать нас, говорили учредители новой организации, будут зарубежные исламские организации. Кроме того, руководство администраций и нефтегазодобывающих округов якобы пообещало им безвозмездно предоставить какое-то количество нефти и газоконденсата.

Не надо быть провидцем, чтобы догадаться, что дармовый газоконденсат был лишь приманкой для провинциалов и ближневосточных предпринимателей, неосведомленных о прошлом этих исламских деятелей. На деле же Ниязов использовал спонсорские деньги на свои разъезды по восточным странам. Кстати, наиболее тесные связи он установил с такими фундаменталистскими организациями, как партия “Рефах” (Турция), Исламское Движение (Йемен), Исламская партия Возрождения (Алжир), “Джамаат Полами” (Пакистан).

Свои деньги Ниязов и Аширов добывают совсем из другого источника.

…Нынешним летом в Перми задержали гражданина Узбекистана Хамидуллу Умарова, обвиняемого в контрабанде. У него были обнаружены поддельные бланки администрации губернатора и правительства Свердловской области. Как выяснилось, Умаров тесно связан с лидерами Союза мусульманской молодежи Дамиром Марковским и Владимиром Минаковым, которые, по информации правоохранительных органов, входят в руководство известного на всю страну криминального сообщества “Уралмаш”. (Марковский, как и Аширов, был осужден по двум статьям: за нанесение тяжких телесных повреждений и хулиганство.)

На допросе Умаров сообщил, что один из друзей Марковского — Александр Дембинский — причастен к умышленному убийству. Сотрудники милиции заподозрили, что под прикрытием религиозной организации работает криминальный элемент. В сентябре в офисе СММ, расположенном в спорткомплексе ДК “Уралмаша”, был проведен обыск. Результат превзошел все ожидания: нашли лицензии на оптовую торговлю алкогольной продукцией, кипы фальшивых накладных и сертификатов.

Самое же интересное то, что Союз мусульманской молодежи – дочерняя организация ИКЦ, созданная при непосредственном участии соратника Шойгу. Оказалось, Ниязов находится на содержании уралмашевской группировки, промышляющей фальшивой водкой. Взамен он обещает авторитетам, стремящимся в Госдуму, “обеспечить на выборах голоса ста тысяч свердловских мусульман”.

Впрочем, уралмашевская ОПГ пока не является блокообразующей для “Единства” организацией, оставаясь партнером Ниязова по различным конфиденциальным “проектам”. Вернемся к “Рефаху”. В Совет “Рефаха” входит еще некий Сергей Басов, представитель движения по Владимирской области. Он, как и Ниязов, в прошлом жил под другой фамилией – Пащенко. Басин-Пащенко, как Надир Хачилаев, успешно сочетает бизнес с литературной и общественной деятельностью.

В предисловии к изданной им брошюре “О современном рабстве в России” читаем: “В школе Сергей Басов учился неровно, периодически занимался различными видами спорта – борьбой, боксом, плаванием, штангой. В 1977 году окончил среднюю школу в Душанбе и поступил в Таджикский государственный университет на биологический факультет. Затем перевелся на вечернее отделение, чтобы не бросать работу плотника на стройке”.

“Курсовую и дипломную работу защищал по общественно живущим насекомым. Кроме того, собрал материал для диссертации на тему “Экология бесколготного тянь-шаньского медведя”.

Этот безобидный на первый взгляд человек в 1996 году был арестован за умышленное убийство и незаконное хранение оружия. Впрочем, ему удалось избежать уголовного наказания, а найденный у него автомат АКМ-74 до сих пор проходит криминалистическую экспертизу. Еще при обыске у Басова нашли четыре паспорта с его фотографией, выписанные на другие фамилии. Еще у Басова есть паспорт “Гражданин мира”, выданный представительством ООН в Израиле.

Басов возглавляет общественную организацию “Солидарность” формально существующую за счет взносов и пожертвований. На деле, по оперативным данным милиции, “Солидарность” представляет собой “легализованный общак” лидеров ОПГ Владимирской области.

В начале этого года Басов учредил во Владимире мусульманскую общину “Свет ислама”. В состав общины вошли несколько человек, хорошо известные в местных правоохранительных органах как члены криминальных группировок, среди которых держатель владимирского общака и некий Шамурзаев, один из лидеров чеченской ОПГ.

24 ноября этого года владимирская прокуратура возбудила в отношении Пащенко-Басов уголовное дело по статье 160 УК РФ (присвоение или растрата, совершенные группой лиц в особо крупных размерах).

Вот с такой командой спасатель Шойгу, борец с коррупцией Гуров и чемпион Карелин отправляются на выборы в Госдуму.

Кому это надо?

Впрочем, могу поверить в то, что Шойгу и не подозревал о прошлом Ниязова и его братков-мусульман. Взял то, что предлагала президентская администрация. Хотя, как выясняется, и здесь не обошлось без участия вездесущего Бориса Березовского. Сведущие люди рассказывали, что летом Ниязов пребывал в совершенном унынии: на носу выборы, а финансовые потоки плывут мимо. Он уже подумывал о том, чтобы “завязать” с большой политикой, продать свои исламские организации и сосредоточиться на бизнесе. На всякий случай позвонил БАБу, с которым познакомился во время прошлых президентских выборах. Тот посоветовал – не спеши, жди. И Ниязов дождался своего часа.

А чиновники, вроде бы стоящие на страже государственных интересов, они-то навели справки о лидерах “Рефаха”? Абсолютно уверен в том, что в президентской администрации о деятельности Ниязова знали практически все.

Еще в 1994 году полномочный представитель Центрального духовного управления в Москве отправил на Старую площадь аналитическую записку, в которой, в частности, говорилось:

“... Бесконтрольная деятельность зарубежных исламских организаций и благотворительных фондов (в основном Саудовской Аравии, Пакистана и Турции), избегающих контактов с официальным духовенством, в деятельности которых четко просматриваются тенденции по созданию на территории России т.н. исламской оппозиции. Ее основными задачами являются:

а) подрыв авторитета и отстранение официального духовенства от духовного управления верующими через созданные ею ИКЦ и ВКЦ — базу “параллельного ислама”, руководители которой полностью зависят от саудовских денег;

б) просвещение молодежи в учебных лагерях через призму нетрадиционных для России мусульманских канонов с последующим отбором и “полулегальным” вывозом... кандидатов для фундаментального обучения за рубежом. За последние годы подобным образом вывезено за рубеж более 500 человек. И этот процесс не остановлен;

в) осуществление стремления (через пропаганду единства исламского мира и высвобождения от всего чуждого мусульманам) построения исламского государства на Юге России”.

События последних лет доказали справедливость этих прогнозов. Действия ваххабитов на Юге России уже угрожают национальной безопасности страны. Всюду, где появляются сторонники Ниязова из ИКЦ, происходят попытки захвата мечетей. Их совместная деятельность донельзя обострила и без того взрывоопасную ситуацию внутри мусульманского сообщества.

Чиновники из президентской администрации – люди неглупые и понимают это, однако они, очевидно, преследуют собственные интересы, не совпадающие с государственными.

Как ни странно, деятельностью Ниязова сейчас в большой степени обеспокоены официальные представители арабских государств. 4 июня 1998 года прошло заседание Совета послов арабских государств в Москве, в котором участвовали главы дипкорпусов 19 мусульманских стран – Иордании, ОАЭ, Алжира, Туниса, Сирии, Ирака, Ливана, Египта и прочих.

В повестке дня заседания рассматривался вопрос о деятельности нашего героя. Редакция располагает протоколом этого заседания. Цитируем: “Совет выразил беспокойство по поводу того, что деятельность ИКЦ активизируется только в период выборов или других политических мероприятий. Она, по большей части своей, связана с проведением провокационных кампаний по созданию исламских политических движений и партий. Примером тому является создание Союза мусульман России, который так и не смог набрать миллиона голосов в предвыборной кампании из-за раскольнической деятельности А.Ниязова.

За А.Ниязовым числятся и такие неблаговидные поступки, как попытка создания альтернативного духовного управления мусульман Сибири. Насильно отстраняя уже признанного муфтия, он создает прецедент раскола и раздора в рядах мусульман. Опасный характер его деятельности, основанной на обмане и мошенничестве, порочащие мусульман действия и слухи, поддерживаемые внешними силами, создают разногласия как в среде самих российских государств, так и затрудняют положение посольств арабских государств, нанося вред их отношениям с российскими властями и российскими религиозными кругами”.

Выходит, представители арабских государств более обеспокоены деятельностью Ниязова, чем кремлевские чиновники. Хотя их логика понятна: Березовские-Волошины приходят и уходят, а российские мусульмане остаются, и с ними надо поддерживать нормальные отношения.

Кстати, в этом году квота бесплатных путевок на хадж, выделяемых правительством КСА для малоимущих россиян, была урезана в несколько раз. Почему? До посольства Саудовской Аравии дошли сведения, что Ниязов продает эти путевки за наличные, а денежки присваивает.

Теперь можете представить реакцию послов арабских государств, узнавших осенью этого года о том, что Ниязов играет одну из ключевых ролей в избирательном блоке, который официально поддержал премьер-министр России и рейтинг которого стремительно растет. Думаю, крутят они пальцем у виска, глядя новости ОРТ, и размышляют о загадочной русской душе. Хотя при чем здесь русская душа и россияне в целом - мусульмане и иудеи, православные и буддисты, коммунисты и демократы. Пришло время барыг и авантюристов.