Кремлевские шахматы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кремлевские шахматы В борьбе с тенью Ельцина Путин создает свою "семью"

"Неприкосновенность Бориса Ельцина и членов его семьи (без кавычек) стала на минувшей неделе предметом атаки со стороны Госдумы. Подавляющее большинство наблюдателей поспешили расценить это как первый акт неповиновения депутатов новому президенту. Конечно, Путин, исходя из сугубо гуманитарных соображений, наверное, и впрямь не желает отправлять Ельцина и его ближних в Березов или куда подальше. Но остальные факты говорят об обратном. Во всяком случае, тень первого президента России явно начинает мешать второму управлять страной.

Утверждение о том, что пресловутая "семья" (на сей раз - с кавычками) привела Путина к власти, стало общим местом. Однако едва ли что-то роднило и роднит нынешнего президента с ближайшим окружением его предшественника, кроме общих политических противников (Лужков, Гусинский) и любви к решению конкурентных задач с помощью "активных мероприятий" (вектор направления может быть самым разным: начиная от ваххабитов и заканчивая "Медиа-Мостом") 
Главное же, что их отличает друг от друга, - это разные мотивации. Путину нужно получить реальную власть в стране и провести-таки структурные реформы. Не потому, что он - такой хороший реформатор. А потому, что в противном случае на второй срок ему придется избираться уже не в качестве президента России, а в качестве губернатора одноименной китайской провинции. Реформы же чреваты неизбежным изменением правил игры - то есть ельцинских правил. Играть и выигрывать по которым привыкли те, кого принято причислять к "семье". 
Немудрено поэтому, что члены "семьи", несмотря на свой сравнительно юный возраст, в каких-то вопросах оказываются гораздо более консервативны, чем поддерживающие Путина питерские силовики вроде Иванова и Патрушева или бывшие "красные директора" Клебанов и Большаков. Они, конечно, сделаны из другого теста, нежели либералы Кудрин и Греф. Но их объединяет одно: они рассчитывают на то, что Путину удастся опрокинуть нынешнюю элиту и изменить существующую систему принятия решений. А сумеет ли президент, подобно Пиночету, консолидировать силовиков и либералов в дальнейшем - это уже второй вопрос. Пока же у всех членов президентской команды общий враг - "семья". 
Поля сражений Позиционные бои начались чуть ли не сразу после инаугурации. Причем поначалу новоиспеченный президент явно проигрывал. Так, санкционировав заведомо проигрышный визит ФСБ в офис "Медиа-Моста", Александр Волошин избавил будущий кабинет министров от силового вице-премьера в лице Сергея Иванова. 
Затем случилась знаменитая история с утверждением Генерального прокурора, когда Путина буквально в последнюю ночь уговорили снять кандидатуру Дмитрия Козака в пользу Владимира Устинова. 
Последствия этой уступки наглядно продемонстрировали инициированные именно прокуратурой недавние обыски в крупнейших питерских банках - Промышленно-строительном, Балтийском и БалтОНЭКСИМе. Дело в том, что эти банки в той или степени связаны с ключевыми фигурами путинской команды - Кудриным и Клебановым. 
А вот Козак едва ли стал бы столь активно размахивать "дубиной" закона, задевая ею лишь тех, с кем не сумели найти общего языка Роман Абрамович и его партнеры. Показательно, кстати, что на днях именно Козак был назначен руководителем комиссии по судебной реформе. 
Так или иначе, но коллизия "Козак - Устинов" как нельзя лучше иллюстрирует тот радикализм, который с мая стал преобладать в кадровой политике Кремля. Все мало-мальски значимые с финансовой или политической точек зрения "поля" оказались занятыми либо "волошинцами", либо "путинцами". 
Исключениями, хотя и немаловажными, являются, пожалуй, лишь премьер и глава Центробанка. Забавно, но именно подчеркнутый нейтралитет крупнейших банков - ЦБ вместе с Сбербанком и ВТБ и Внешэкономбанком, очевидно является истинной причиной беспрецедентной чиновничьей активности вокруг судьбы и статуса госбанков. Михаил Касьянов, несмотря на историческую близость к "семье", в последнее время, как говорят, все больше тяготеет к "путинцам". Об этом свидетельствует хотя бы довольно жесткая позиция, занятая им в отношении реформирования МПС, а также участие в неявной реабилитации Кудрина - вице-премьер, несмотря на активно связывающиеся с его именем питерские обыски, был оставлен, что называется, "на хозяйстве". 
Но если Касьянову интегрироваться в путинскую команду мешает бэкграунд, то Виктора Геращенко - как и ряд других чиновников и бизнесменов - смущает, очевидно, неизбежная потеря независимости. Тем более что пока позиции противоборствующих сторон в общем-то равны. Потенциально огромный административный ресурс, находящийся в руках "путинцев", в большинстве случаев небезуспешно гасится аппаратными усилиями "семьи". И ситуация "белые пришли - грабят, красные пришли - грабят" может повторяться неоднократно. По крайней мере, борьба по таким вопросам, как управление госбанками, налогообложение нефтянки, контроль над "Газпромом" и РАО "ЕЭС России", реформа ВПК и алмазный экспорт до сих пор не завершена. Причем когда дело заходит слишком далеко, обороняющаяся сторона явно склонна ограничиваться чисто аппаратной игрой. Так было, в частности, в октябре, когда ГКУ обнародовало результаты проведенной по личному указанию Путина проверки Гохрана. 
Тандем главы этого ведомства Валерия Рудакова и израильского диамантера Льва Леваева не оставлял "путинцам" никакой возможности для маневра на рынке драгоценных камней. И это при том, что Кудрин формально курирует Гохран. А банк "Россия", с которым президентская команда связана не менее тесно, чем с ПСБ, уже года четыре ведет совместный бизнес с леваевским конкурентом Шаломом Папиром. 
Как и следовало ожидать, контролеры выявили серьезные нарушения в работе Гохрана. Причем некоторые выводы, сделанные проверяющими, явно могли стоить Рудакову карьеры. 
А случись так, контроль над алмазным бизнесом целиком и полностью перешел бы к Кудрину. Но по странному стечению обстоятельств как раз в это время в прессе стали появляться довольно жесткие антикудринские статьи, авторы которых, припоминая вице-премьеру дружбу с фактическим владельцем питерского Промстройбанка Владимиром Коганом, обвиняли чиновника не только в банальном лоббировании интересов ПСБ, но даже в "заказе" кемеровского губернатора Тулеева. 
Вообще Кудрин и Коган, будучи ключевыми игроками путинской команды, являются, судя по всему, и самыми уязвимыми фигурами. (Не потому ли президент так рявкает в последнее время на Кудрина? Не иначе, применяет метод айкидо, используя энергию удара противника в своих целях.) По крайней мере, газетные атаки на эту пару сделали свое дело. Рудаков остался в Гохране. 
С "Росвооружением" Путину повезло больше. Сказался эффект внезапности. Соответствующие кадровые перемещения президент, следуя ельцинской традиции, сделал накануне праздничного уик-энда, усыпив бдительность главной жертвы - прежнего руководителя "Росвооружения" Алексея Огарева. 
Потеря оружейного экспорта стала слишком болезненным ударом для "семьи". Тем более что следующим после появления "Рособоронэкспорта" этапом должна была стать передача кураторства над блоком ВТС-ВПК Илье Клебанову. А в свете недавних соглашений с Индией, Ираном и Казахстаном это - слишком большие деньги, чтобы отдавать их без боя. Поскольку обычной газетной шумихой ситуацию уже не удавалось отыграть, путинским оппонентам не оставалось ничего иного, как пойти на открытый конфликт. 
Бумеранг всегда возвращается Дебют по традиции разыграли с помощью "Медиа-Моста". Генпрокуратура откровенно попыталась расстроить близкую к завершению сделку между медиа-холдингом и "Газпромом". С тех пор как совет директоров газового концерна возглавил Дмитрий Медведев, РАО все больше дрейфует в сторону президента. Но переход к "Газпрому" "мостовских" активов важен для него не только с финансовой точки зрения. Ведь, несмотря на киселевские страшилки, у Путина (не путать с Кремлем) нет своих электронных СМИ. ОРТ и РТР, будучи вотчинами соответственно Александра Волошина и Михаила Лесина, являются скорее "семейными", нежели "президентскими" телеканалами. 
Кстати, об ОРТ. Позволим себе предположить - несмотря на всю кажущуюся несуразность этой версии, - что американские эскапады Бориса Березовского также инициированы "семьей". Уж больно на руку Волошину с компанией оказались недавние обличения Березовского. Похоже Борис Березовский доброволно-пренудительно взял на себя роль этакого "отморозка", пугала для противников. Будучи сейчас фигурой достаточно автономной, Березовский заключил с семьей своеобразный контракт. Он обладает во-первых сильной отрицательной харизмой, а во-вторых огромными административными возможностями. Многим обязанные ему люди сидят практически везде - от аппарата правительства и отраслевых министреств до силовых ведомств и госбанков. "Подберезовики" весьма эффективно работают на "хозяина". - Могут замылить прохождение нежелательного решения, устроить обыск и выимку документов, слить конфиденциальную информацию, поддержать кого надо льготным кредитом. Вся эта тонко отлаженная за долгие годя машина состоит сейчас из "москвичей". Одна из задач уже решена. Президент уже не сможет опираться на "Единство" как на незапятнанную политическую силу. В эту версию удивительным образом вписывается и широко разрекламированное на прошлой неделе письмо, присланное Генпрокуратурой Сергею Шойгу. Видимо, глава МЧС оказался слишком харизматичен и гораздо более близок к Путину, чем это нужно "семье". 
Ну, а на десерт Путину прислали голову его друга-банкира Когана. Благо тот явно готовился снять главные финансовые сливки с военной реформы - и с реформированного "Росвооружения", в частности. Не случайно Промышленно-строительный банк Санкт-Петербурга аккурат на 28 ноября назначил начало очередной эмиссии акций на 10 млн руб. Причем реально в результате этой эмиссии ПСБ собирался привлечь 300 млн, поскольку стартовая цена каждой акции была в 30 раз выше номинала. 
В то же время другой когановский банк - Международный банк Санкт-Петербурга привлек в качестве одного из акционеров небезызвестное ЦКБ "Рубин". Интересно, что соответствующая эмиссия была завершена как раз в тот момент, когда ЦКБ вело переговоры с Haliburton о подъеме тел подводников с "Курска". А позднее правительство выделило "Рубину" для организации работ в общей сложности около 100 млн руб. 
Видимо, деньги прошли чисто. Иначе "семейные" пиарщики не упустили бы возможности поймать "путинских" банкиров за руку. Однако налицо тенденция к консолидации финансовых потоков оборонки в когановских банках. А это явно не устраивает "семью". 
Тем более что Владимир Коган продвигается и в других направлениях, стратегически важных для членов "семьи". К примеру, все более заметным становится альянс питерского Промстройбанка с "Северсталью". И нет гарантии, что глава "Северстали" Алексей Мордашов не решит прибегнуть к помощи ПСБ, чтобы защитить себя от экспансии Романа Абрамовича или Искандера Махмудова. В общем, "семье" было за что избрать первым объектом нападения непосредственно Когана. 
Вот и вспомнили о чиновнике из городской администрации, который в 1999-м открыл в ПСБ несколько десятков счетов, на которые переводилась часть средств петербургского дорожного фонда. А в июне 99-го банк выдал чиновнику крупный валютный кредит, который тот так и не вернул. Поэтому в прокуратуре данный кредит сочли за взятку. 
В принципе логику следователей понять можно. Неясно, правда, зачем Когану так подставляться. В сферу его интересов входит отнюдь не один ПСБ, а, как минимум, с пяток питерских банков. Можно было усложнить схему по крайней мере на шаг, выдав "благодарственный" кредит через Вита-банк, банк "Санкт-Петербург", Международный банк Санкт-Петербурга или Выборг-банк. 
Трудно объяснить также, почему с первым обыском следственная бригада наведалась в центральный офис, где никакой работы с клиентами в принципе не ведется. Такую работу ведут филиалы, но туда работники прокуратуры не приезжали. 
Или искали не только соответствующий кредитный договор? Ведь, учитывая довольно тесные связи Когана с президентской командой (включая и самого Путина), содержимое архивов головного офиса ПСБ при очень большом желании можно сделать весьма эффективным информационным оружием. 
И уж точно не укладывается в версию о сугубо локальной причине интереса прокуратуры к ПСБ состоявшийся неделю спустя аналогичный визит уже белгородских прокуроров в центральный офис Балтийского банка. Тот, правда, формально никак не связан с Коганом. Основным владельцем банка вообще является МПС в лице Октябрьской железной дороги. 
Но из этого вовсе не следует, что Устинов начал стрелять по своим. Дело в том, что до ноября прошлого года "Балтийский" возглавляла нынешний председатель правления ПСБ Ольга Казанская, которая, помимо всего прочего, училась вместе с Кудриным. Кроме того, именно при Казанской Балтийский банк начал плотно работать с предприятиями ВПК, в том числе и с "ЛОМО" - вотчиной Клебанова. Наконец, некоторая часть паев "Балтийского" принадлежит лично Путину. А паи, смеем заметить, не акции. Их просто так в брокерской конторе не приобретешь. 
Хочешь мира - готовься к войне Впрочем, едва ли имеет смысл однозначно утверждать, что отныне скрытая форма противостояния между "семьей" и "путинцами" перешла в открытую фазу. Волошин и его союзники прекрасно понимают, что на сегодняшний день авторитет Путина в обществе еще слишком высок, чтобы война с президентом завершилась успехом. 
Вот месяца через три-четыре, когда нефтедолларовый дождь окончательно иссякнет и уровень жизни в стране вновь начнет снижаться, можно и пойти в наступление. Но в преддверии схватки логично расширить базу поддержки. Не случайно Волошин так держится за "отыгранного", казалось бы, олигарха Смоленского. Основатель "СБС-Агро" сохранил довольно неплохие отношения с Юрием Лужковым. Банк "Первое о.в.к." ведет кое-какой бизнес с "ЗИЛом". Не исключено также, что не кто иной, как Смоленский поспособствовал более тесному знакомству руководителей "Сибнефти" с московским риэлтером-нефтяником Шалвой Чигиринским (см. "Ко" № 45 от 27 ноября 2000 года). 
Параллельно началась кампания по "отбеливанию" Романа Абрамовича в откровенно оппозиционных Кремлю СМИ. Даже "Завтра", "газета государства российского", назвала владельца "Сибнефти" "представителем национально ориентированного капитала". 
"Путинцы" же, очевидно, попытаются привлечь на свою сторону не примкнувшую к "семье" бизнес-элиту. Показательно в этой связи, что буквально на следующий день после обысков в "Балтийском" представитель президента по Северо-Западного округу Виктор Черкесов собирал у себя ведущих предпринимателей региона. На очереди, видимо, более тесные контакты путинских советников с Потаниным, Фридманом, Пугачевым. 
Это, конечно, отдалит торжество идеи равноудаления олигархов. Но зато позволит избавиться от "семьи". Как в свое время альянс с Потаниным помог Чубайсу решить проблему приватизации. 
Без такого "соглашения с дьяволом" Путин проиграет. Ведь ему, в отличие от Волошина, ничья не нужна. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации