Кремлевский "Гербалайф"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кремлевский "Гербалайф"

"Раньше у нас считалось, что молодежь может только танцевать и колоться. Или, наоборот, «делать бизнес». С некоторых пор нам сообщили, что молодежь может еще и участвовать в политической жизни.

Кремлевский «Гербалайф» «Идущие вместе» — это и есть «молодежь в политике». Созданы, конечно, по указанию из Кремля (это видно уже из того, что руководители «Идущих» раньше работали либо в администрации президента, либо в предвыборном штабе Путина). То есть «Идущие» — это не самодеятельная молодежная организация. Но самое главное, «Идущие» — это движение не политическое.
У политической организации должна быть идеология. У «Идущих» ее нет. Любовь к президенту — не идеология. Броское клеймо «Путинюгенд», наклеенное на «Идущих», неверно. Да, конечно, первое, что требовали в организации с созвучным названием, — это любить фюрера. Но вслед за этим воспитывалась беспрекословная преданность рейху, «арийской нации», НСДАП, идеологии нацизма. А у «Идущих» вместо идеологии — каша. Они — за православие, великую Россию и против наркотиков. Да и враги у них какие-то странные: Пелевин и Децл. Относительно Пелевина еще можно строить какие-то предположения. Он враг либо потому, что занимается пропагандой наркотиков, либо потому, что в Generation II в нехорошем виде вывел власть и СМИ (точнее, власть СМИ) и провел «римейк-бренд» образа Че Гевары. Но вот чем руководству «Идущих» не угодил Децл, обычный рэпер, «раскрученный» богатыми родителями?
Зачем Кремль играет в «Идущих»? Это полигон. Или, если хотите, опытный образец. На «Идущих» отрабатывается новая методика работы с молодежью. Идеологии у «Идущих» потому и нет, что нужно добиться выполнения указаний без идеологического обоснования, — то есть просто потому, что начальство приказало. 
Поэтому в «Идущих вместе» заманивают предоставлением благ: бесплатных билетов на дискотеку, в кино, бассейн и т.п. А если отличишься, вывесят твою биографию на сайте «Идущих». А если приведешь несколько товарищей (как в «Гербалайфе»), тебя назначат аж «командиром отряда» и выдадут пейджер (за партийный счет). Представляете себе: какой-нибудь городок Красный Сулин, где производство остановилось, население живет на пенсии стариков, на то, что зарабатывают своим телом старшеклассницы на «трассе» (а до «трассы» топать 10 километров), да на то, что родителям удается вынести с заброшенных шахт и продать в скупку цветных металлов. А ты приходишь в школу, в 8-й класс, — с пейджером! А на пейджер тебе послания — аж из Москвы!
А если выслужишься в начальники — будет тебе радиотелефон. А потом и «Мерседес» (вот приезжают же руководители «Идущих» в штаб-квартиру на «мерсах»...).
В городах покрупнее, где пейджером не заманишь, бывало, правда, и по-другому: звонили директору школы важные лица и давали указание, чтобы через пять дней от твоей школы было 10 человек в «Идущие вместе» — не наркоманы, не двоечники, православные. Если не будет — пеняй на себя.
Поскольку из «Идущих» надо сделать роботов (чтобы в нужный момент предъявлять массовку всему миру, а может быть, и посылать ее изображать «стихийный народный гнев»), то хождение в бассейн (или на дискотеку) — дело не добровольное, а обязательное (попробуй откажись! — «ты что, Путина не любишь?!»). И уж если начальство приказало сочинять стихи во славу Путина — сочиняют все. Результаты такие:
Владимир Путин — он Россию возродил,
Объединил умело все народы,
Политик гениальный по природе,
И у него на все хватает сил.
Россию за собою он ведет,
Ему подвластны море, суша, звезды...
Особенно хороши тут слова про «звезды», поскольку не объяснено, о каких звездах идет речь, — о тех, что на небе, о тех, что в шоу-бизнесе, или о тех, что на погонах...
«Все говорят, что мы — вместе, но никто не знает, в каком»
Если «Идущие вместе» — это неполитическая молодежная организация под видом политической, то существуют и обратные варианты, когда молодежь, формально аполитичная, активно выступает (точнее, используется) как политическая сила.
Во-первых, это, конечно, религиозные конфессии, и крупнейшая из них — Русская православная церковь. Формально она политикой не занимается. На самом деле, как всем известно, РПЦ — один из активных игроков на политическом поле: ни для кого не секрет, что на президентских выборах РПЦ была с Ельциным, а затем — с Путиным. Трогательная «симфония» Церкви с нынешней властью стала притчей во языцех и у нас, и за рубежом. Рядом с Церковью — православные организации мирян. Организации эти очень не любят «светиться», и потому большинство населения о них ничего никогда не слышало. А если и услышит — ничего не заподозрит. Ну чем, например, может заниматься организация под названием «Православное братство во имя преподобного Сергия Радонежского и Серафима Саровского — чудотворцев»? Понятное дело, благотворительностью.
Не тут-то было. И это «Братство», и несколько десятков других, входящих в организацию под названием «Союз православных братств», а заодно и те, что в этот союз не входят (Союз православных граждан, «Движение в защиту православной нравственности», Духовно-просветительское общество «Радонеж», движение «Россия Православная», Общество ревнителей памяти благоверного великого князя Владимира Кирилловича, «Ревнители памяти митрополита Иоанна» и т.д., и т.д.), — организации скрыто-политические (в спектре от православного фундаментализма до чего-то даже смахивающего на фашизм). Все они занимаются идеологической и политической агитацией и пропагандой, активно вербуют в свои ряды молодежь, борются с другими политическими и идеологическими движениями. Только изредка их замечают центральные СМИ (как во время кампании против фильма «Последнее искушение Христа»), в основном же эти организации действуют на «горизонтальном уровне»: влияют на местную власть, заставляя ее ограничивать права и деятельность других конфессий, вводить де-факто Закон Божий в школах, изымать из школьных библиотек «растленную» (читай: атеистическую) литературу. Все это сплошь и рядом противозаконно, но, как правило, успешно осуществляется. Сталкиваясь с подобными организациями, ловишь себя на мысли, что православные фундаменталисты пытаются создать собственный заговор масонского типа в противовес «жидомасонскому». С той лишь разницей, что жидомасонский заговор — плод их собственного воображения, а эти организации — реальность.
Молодежь у них — основная цель пропаганды и основной объект эксплуатации. Именно молодые «братчики» неутомимо ходят перед выборами и раздают по квартирам листовки в поддержку «правильных», православно-фундаменталистских кандидатов, молодежь ведет религиозную агитацию в школах среди сверстников, борется за «православную нравственность» (тут можно узнать особенно много интересного: знаете ли вы, например, что добрачная половая жизнь «портит породу» или что презерватив делается из «застывшей слюны диавола»?). 
Бюрократы Третья категория: молодежные организации (отделения) крупных (преимущественно парламентских) политических партий. Это случай совсем удивительный. Формально, по всем параметрам это люди, прямо и непосредственно занимающиеся политикой. Но все это лишь видимость. На самом деле мы имеем перед собой чиновников. Молодых, конечно, но чиновников. Их предшественников — комсомольских функционеров — советологи называли «аппаратчиками». Чистая правда. Даже внешне эта публика совершенно неотличима от комсомольских карьеристов времен застоя. 
При этом совершенно неважно, к «молодежному аппарату» какой партии эти люди принадлежат — к «Единству», «Отечеству» или КПРФ. Правила поведения у всех одни. И действия тоже однотипны: «молодые бюрократы» обеспечивают «молодежную поддержку» предвыборных кампаний — и, если их «старшие товарищи» добиваются успеха, они захватывают кабинеты комитетов по делам молодежи на местах. Тут же полностью заменяется штат в этих учреждениях: все — от столоначальника до курьера, замещаются «своими, партийными». 
Недавно в трех областях Поволжья такие «молодые бюрократы» проводили скоординированную кампанию по борьбе с наркоманией. Объединяла мероприятия этой кампании только удивительная скудость выделенных средств (что было понятно, потому что большую часть «молодые бюрократы», независимо от партийной принадлежности, одинаково успешно растащили). В остальном действия «борцов с наркоманией» (вот в этом и выразилась разная партийная принадлежность) прямо друг другу противоречили: одни раздавали бесплатно Евангелие и призывали всех, вместо того чтобы колоться, идти исповедоваться батюшке, другие пугали тем, что наркоман не сможет сделать карьеру в бизнесе, а третьи раздавали бесплатные шприцы, видимо, перепутав борьбу с наркоманией с борьбой со СПИДом.
А в подмосковной Истре в то же самое время такие вот «молодые бюрократы» провели на остаток неразворованных денег фестиваль «Молодежь против наркотиков», на котором число лотков с горячительными напитками превышало число участников. В результате молодежь упилась, как никогда в жизни. Озлобленные местные жители обозвали этот фестиваль «Водка против наркотиков». Неудивительно, что и сами функционеры спиваются. Поэтому обновления в кабинетах региональных молодежных политиков бывают даже чаще, чем смена власти в регионах. Страсть к выпивке, формирующаяся в подобных организациях, оказывается особенно губительной для тех, кто по той или иной причине потерял поддержку «взрослых» начальников. Печальный пример — судьба Российского коммунистического союза молодежи, возглавляемого Игорем Маляровым. Поссорившись с руководством КПРФ, молодые люди поддержку от партийных лидеров получать перестали, но пить продолжали по-прежнему. Сегодня остатки маляровского комсомола представляют собой грустное зрелище (что тем более обидно, среди них были ребята активные и талантливые).
В общем, одни маршируют, другие пьют. И все более или менее в порядке. Можно сказать, что молодежь в политике у нас есть. Чего не скажешь о молодежной политике."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации