Кремлевский визирь Медведев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "The New Times", origindate::21.05.2007, Фото: "Коммерсант"

Президент Олбанской федерации

Who is Mr Medvedeff?

Виталий Камышев, Андрей Колесников

Converted 15482.jpg

Дмитрий Медведев

Либерал-западник, говорящий по-английски, любитель фасонистых пиджаков, дорогих галстуков и сорочек с «вестернизированным» воротником, вольнолюбивый государственный деятель, который выведет, как Хуан Карлос после Франко, страну на путь демократии и свободы... Но вся его политическая карьера мотивирована Путиным, адаптирована под Путина, находится в силовом поле Путина. И титул преемника — плата за верность, за «чувство локтя».

Ну а в крайнем случае Медведев оставит добрую память по себе у интернет-пользователей, которые уж точно изберут его президентом своей виртуальной Олбании.

Потомственный интеллигент с рабочей окраины

Дмитрий Медведев коренной петербуржец. Родился в 1965 году в семье интеллигентов— его отец, Анатолий Афанасьевич, преподавал в технологическом институте имени Ленсовета, мама, Юлия Вениаминовна, — филолог по образованию, работала в пединституте имени Герцена. Вырос будущий вице-премьер российского правительства на рабочей окраине в Купчино. Типичный здешний пейзаж — панельные дома в 5—9 этажей, так называемые «брежневки» и поздние «хрущевки». Бывшие соседи утверждают, что в отрочестве Дима не дрался, не ругался матом и всегда был опрятно одет.

Учился Дмитрий Медведев в школе № 305, учился на одни «четверки» и «пятерки». Его учительница математики Ирина Григоровская вспоминает: «У него несомненно были способности к точным наукам». До последнего времени Дима поддерживал отношения только со своей первой учительницей — Верой Смирновой. «Он очень старался, все время посвящал учебе, — рассказывает Вера Борисовна. — Его редко можно было застать на улице с ребятами. Он походил на маленького старичка...»

Лет пять лет назад Медведев организовал встречу выпускников 305-й школы, и, говорят, он время от времени оказывает учебному заведению материальную помощь.

«Такой же, как все. Старательный только очень»

После школы Дмитрий успел потрудиться в питерском Политехе лаборантом и поступил на юрфак ЛГУ—главную на сегодня кузницу управленческих кадров в России. Ему повезло с наставником. Первый же свой выезд «на картошку» в Псковскую область Медведев провел под руководством Анатолия Собчака, в то время преподавателя юрфака. Тогдашний декан факультета Николай Кропачев говорит, что сначала Диму просто не рассмотрел: «Хороший, крепкий студент. Занимался спортом, тяжелой атлетикой. Даже что-то выиграл для факультета. Но по основному курсу был таким же, как все. Старательный только очень». Лучше рассмотрел Дмитрия Медведева его научный руководитель Валерий Мусин — по любопытному совпадению, он же был и научным руководителем Владимира Путина. По словам Мусина, несмотря на спокойный характер, Медведев всегда выделялся своими лидерскими качествами и усердием.

В начале марта 2007-го Дмитрий Медведев отвечал на вопросы пользователей интернета в режиме on-line. «Вы не планируете ввести в школьную программу курс олбанскова языка?» (язык интернет-сообщества.— The New Times),—спросил его «Лорд Медвед». Первый вице-премьер ответил, что «потребности изучения олбанского языка невозможно игнорировать».

Миссия «кадровой кузницы» вышла в конце концов юрфаку боком. Одна из бывших студенток Медведева рассказала The New Times, что после прихода Путина к власти факультет, а в особенности кафедра гражданского права, начал попросту разваливаться. Вслед за президентом в Москву уехало немало коллег Дмитрия Медведева. Одним из ближайших его друзей был и остается Антон Иванов, нынешний председатель Высшего арбитражного суда, его однокашник. Сергей Маврин и Сергей Казанцев стали судьями Конституционного суда. Руководитель аппарата Высшего арбитражного суда Игорь Дроздов — выходец с этого же факультета. Приехал Дроздов в столицу в качестве помощника главы МЭРТ Германа Грефа, а затем его в этой должности сменил еще один питерский юрфаковец Юрий Любимов.

Личный секретарь

Закончив юрфак ЛГУ и аспирантуру, Медведев остался работать в альма-матер преподавателем. Тут грянула перестройка, и его учитель Анатолий Собчак, до того возглавлявший кафедру частного и гражданского права, неожиданно стал мэром Северной столицы. Нашлась работа в питерской мэрии и Медведеву. В 1991 году он становится советником Собчака и одновременно экспертом комитета мэрии по внешним связям, то есть непосредственным подчиненным бывшего офицера КГБ Путина. Именно тогда, в начале 90-х, судьбы нынешнего президента и одного из его возможных преемников пересеклись.

По многим свидетельствам, в ту пору Медведева часто принимали за личного секретаря Путина и всерьез не воспринимали. По словам президента Института национальной стратегии Станислава Белковского, «Дмитрий Анатольевич — податливый, мягкий, психологически зависимый — всегда был абсолютно психологически комфортен для Владимира Владимировича, а для него эта сторона чрезвычайно важна». К примеру, для снятия Касьянова с поста премьера, считает Белковский, не было никаких оснований, кроме одного-единственного: с Михаилом Михайловичем Путину было некомфортно, и этим он его страшно раздражал.

По другим свидетельствам, Медведев имел отношение к серьезным финансовым потокам, контролировавшимся комитетом по внешним связям. Пожелавший остаться анонимным источник рассказал The New Times, что именно Медведев выполнял поручения Владимира Путина о переводе денежных средств на разного рода строительные проекты. Деньги уходили при посредничестве знаменитого в то время 20-го стройтреста, возглавляемого нынешним депутатом питерского законодательного собрания Сергеем Никешиным. В те времена он, как утверждают, мог запросто позвонить будущему президенту и сообщить о необходимости перевести сумму в несколько миллионов долларов на восстановление православного храма в Греции. Медведев этот перевод контролировал. О дальнейшей судьбе этих денег ничего не известно. Уходили деньги через знаменитый банк «Россия» братьев Ковальчук. Офис банка находился на первом этаже Смольного, и, как рассказывают источники The New Times, обращавшиеся к Владимиру Путину инвесторы могли получить добро на свой проект только при одном условии: все должно было быть проведено через «Россию»...

Лесными тропами

В июне 1996-го Собчак проиграл губернаторские выборы, и его команда осталась не у дел. Путин уехал в Москву, а Медведев ушел в бизнес. Еще в 1993 году он стал одним из основателей фирмы «Финцелл», которая вскоре учредила ЗАО «Илим Палп Энтерпрайз» (ИПЭ). Сегодня это один из гигантов российского (и мирового) лесопромышленного бизнеса. Медведев работал в юридическом департаменте «Илим Палп». После перехода в администрацию президента в 1999 году Медведев ушел из лесопромышленной компании, но, как утверждает политолог Станислав Белковский, до самого последнего времени контролировал значительный пакет акций «Илима». (В пресс-службе компании на вопрос The New Times, является ли Дмитрий Медведев акционером ИПЭ, не ответили ни да ни нет, сообщив стандартное: «Без комментариев».) По словам Белковского, Медведев фактически спас компанию от краха, когда на нее была предпринята беспрецедентная рейдерская атака со стороны бизнес-структур Олега Дерипаски («Илим Палп» тогда лишился своих главных сибирских активов—Брат ского (БЛПК) и Усть-Илимского (УИЛПК) лесо промышленных комбинатов, а так же Байкальского целлюлозно- бумажного ком бината (БЦБК), нечто похожее происходило и в Архангельской области.) Однако бывший заместитель гендиректора БЛПК ( Дмитрий Медведев в 1998 году был предсе дателем совета директоров этого предприятия.) по общественным связям Сергей Беспалов сказал The New Times, что по его информации никаких акций «Илим Палп» у Медведева нет. Но тот же Беспалов подтвердил, что на помощь Медведева в «Илим Палп» очень рассчитывали. Компания была едва не поглощена «Русалом»: сторону Дерипаски, по словам Беспалова, взяли в этом конфликте и РФФИ, и ФКЦБ, и Верховный суд РФ. Лишь после того как в Кремль были приглашены и Олег Дерипаска, и владелец «Илим Палп» Захар Смушкин и им было предложено «зарыть топор войны», состоялся компромисс. Свою роль сыграли западные акционеры компании, на одной из встреч с Путиным заявившие, что ни цента не инвестируют в российскую лесоперерабатывающую промышленность, пока будет продолжаться захват компании. Но Байкальский ЦБК все-таки был потерян. И репутация Медведева как чиновника, способного защитить близкий ему бизнес, оказалась подорвана, что люди с деньгами запомнили, а Медведев-преемник потерял, на административном рынке в том числе, немало очков.

По информации того же Белковского, Медведев тесно связан с питерской юридической фирмой «Егоров, Пугинский и партнеры», специализирующейся на представлении интересов иностранных (в том числе ряда американских) компаний в России и российских за рубежом. Среди клиентов фирмы крупные нефтяные компании, в ее активе, как указано на корпоративном сайте, «представительство крупнейшего в России экспортера вооружений в международном коммерческом арбитраже». (В самой фирме «Егоров, Пугинский и партнеры» отказались как подтвердить The New Times, так и опровергнуть участие в своем бизнесе возможного преемника Путина.)

Сменщик Волошина

Новая жизнь Медведева началась в ноябре 1999 года, когда он стал заместителем руководителя аппарата правительства, которое тогда возглавлял Путин. Сразу же после исторического обращения Бориса Ельцина к народу и его «отречения от престола» Медведев становится заместителем главы президентской администрации — с прицелом на то, чтобы впоследствии сменить Александра Волошина. Волошин и Роман Абрамович, как утверждает Станислав Белковский, и предложили кандидатуру Медведева, а когда три года спустя Волошин уходил с поста главы кремлевской администрации (во многом в знак протеста против дела «ЮКОСа»), то поставил условие: его должен сменить Дмитрий Медведев (который по поводу «ЮКОСа» также говорил о «не до конца продуманных действиях» власти).

Сам Путин признавался, что собирался сделать Медведева главой Федеральной комиссии по ценным бумагам (главой администрации, по некоторым свидетельствам, он хотел видеть Дмитрия Козака). Случись это, Дмитрий Анатольевич мог бы получить в свои руки «настоящее» дело, такое же, как досталось его другу и партнеру Антону Иванову. Недаром он и внешне похож на молодого топ-менеджера или финансового директора, которых теперь даже в русскоязычных текстах принято называть СЕО и CFO. И не было бы сегодня чиновника Медведева, а был бы Medvedeff, глава подразделения какого-нибудь крупного западного инвестиционного банка. И его дороги с Путиным разошлись бы окончательно, если не считать открыток на Рождество — из Москвы в Лондон и из Лондона в Москву...

Но Путину нужен был в Кремле надежный человек, к тому же Медведев не вызывал раздражения и у представителей элиты ельцинской поры. Так и возникла идея сделать его преемником президента: Медведев был избран на эту роль как компромиссная и едва ли не идеальна, всех устраивающая фигура. По многим свидетельствам, идея окончательно оформилась осенью 2005 года. В ноябре 2005-го Медведева назначили первым вице-премьером, а весной 2006-го по кремлевскому плану он должен был стать председателем правительства. Однако всякое действие, как известно, рождает противодействие.

Взлетная полоса или минное поле?

Именно «под Медведева» как преемника, считают многие, и была развернута новая масштабная инициатива Путина — национальные проекты. Ответственным за их реализацию он и был назначен, а тема нацпроектов получила первое по значимости место в российском медиапространстве. Это был отчетливый сигнал и федеральной, и региональной элите. Однако скоро исполнится два года с момента старта нацпроектов, а ситуация с их реализацией, мягко говоря, неоднозначна. Пиар пиаром, а отношение населения к нацпроектам либо спокойное, либо откровенно скептическое. О том, что «выполнение нацпроектов оказалось коррупционной схемой», пишут многие региональные СМИ. Уже арестованы руководитель ФОМС Андрей Таранов и его заместитель Дмитрий Усенко, выемки документов структурами ФСБ были проведены в фондах обязательного медстрахования Воронежской и Томской областей.

Между тем в распоряжении команды Медведева были все возможные ресурсы — финансовые, информационные (в виде государственных телеканалов прежде всего; под его знамена, правда, без особого эффекта, встали «Коммерсантъ» и «Известия», Дмитрий Анатольевич встречался с разнообразными отрядами интеллигенции), несколько мозговых центров (Фонд эффективной политики Глеба Павловского, «РИО-центр» Леонида Реймана и Игоря Юргенса) и даже такие персонажи, как лидер Партии социальной справедливости Алексей Подберезкин. Но в результате шансы Медведева стать «сменщиком Путина» скорее упали.

Так и не состоялось до сих пор назначение Медведева премьером. «Против работает Сечин, который явно переигрывает Медведева как аппаратный игрок»,—считает Станислав Белковский. Еще один знак ослабления позиций Медведева—назначение вице-премьером Сергея Нарышкина и передача ему ряда медведевских полномочий: высокие технологии, взаимодействие со странами СНГ, в частности «украинские дела». Нарышкин не «твердый сечинец», но и не человек Медведева. Часть прежних функций Дмитрия Анатольевича доверена теперь его конкуренту, новому «первому вице» Сергею Иванову.

Камо грядеши?

Утверждают, что не так давно Медведев с известным (и «близким к телу») правоведом Олегом Кутафиным ( Он в свое время возглавлял инициативную группу по выдвижению Путина в президенты.) , президентом Ассоциации юристов России, несколько часов просидели у Путина в приемной с проектом указа о назначении Дмитрия Анатольевича премьером. Но так и не дождались приема. Это, возможно, сказки «мадридского двора». Но выглядит история правдоподобно. Медведеву ли не знать фирменного стиля Владимира Владимировича — дать возможность «субъектам хозяйственной» и иной деятельности разобраться друг с другом, поконкурировать, подраться за власть. А затем, выдержав долгую театральную паузу, принять решение. Однако все больше наблюдателей склонны думать, что «Медведев в последнее время как-то скис» и звезда его закатилась.

В подготовке материала принимали участие Владимир Александров (Санкт-Петербург) и Илья Барабанов