Кремль нехотя смиряется с президентством Илюмжинова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Калмыкии пройдет второй тур выборов

Состоявшийся 20 сентября первый тур выборов президента Калмыкии принес сенсацию: президент республики (и ФИДЕ) Кирсан Илюмжинов не набрал 50% голосов избирателей. Получив 47,3%, он вынужден добиваться победы во втором туре, где с ним будет соперничать предприниматель Баатр Шонджиев, за которого проголосовали 13,6% избирателей. Победа Илюмжинова практически предрешена, однако вряд ли она доставит ему большую радость: на прошлых (правда, безальтернативных) выборах в 1995 г. Илюмжинов получил около 85% голосов, а теперь, как оказалось, растерял почти половину своих сторонников.

Изначально было ясно, что вопрос о власти в Калмыкии будет решаться не на избирательных участках, а в кремлевских кабинетах. Федеральные власти долго не могли решить: то ли не мешать Илюмжинову избираться, как это уже было раньше с Шаймиевым и Рахимовым (в этом случае успех действующего главы республики выглядел предрешенным), то ли пойти по курско-якутскому сценарию, любой ценой добиваясь его нейтрализации.

Главной проблемой московских противников Илюмжинова стало отсутствие яркой альтернативы. Еще весной поговаривали, что на пост президента будет выдвинута депутат Государственной Думы от фракции «Единство» Александра Буратаева — в прошлом элистинская журналистка, сумевшая сделать неплохую карьеру на первом федеральном телеканале, а затем ушедшая в законодатели. Но потом этот проект свернули, а о выборах в Калмыкии на фоне баталий в Красноярском крае почти позабыли. Тем более что никаких крупных финансово-промышленных групп в Калмыкии не замечено, а значит, никто не досаждал высшим чиновникам своей активностью ни в пользу Илюмжинова, ни против него. Когда в начале октября в Москве неожиданно вспомнили про выборы в Калмыкии, что-нибудь менять было уже почти невозможно.

Перед решающей битвой аргументы сторон выглядели следующим образом.

Противники Илюмжинова уверяли, что президент Калмыкии — куда более одиозная фигура, нежели Шаймиев и Рахимов, и само его пребывание у власти выглядит как пощечина «новой политике» Путина. Та легкость, с которой глава Калмыкии постоянно находит общий язык с федеральными чиновниками, выглядит крайне подозрительно (читай: дает крупные взятки). Методы, к которым прибегает Илюмжинов, выглядят вызывающе даже при весьма расширительной трактовке понятия «демократия» в современной России: например, самолет с приехавшим агитировать против Илюмжинова вице-спикером Думы Борисом Немцовым отказались принять в аэропорту Элисты, и тому пришлось добираться на машине из Волгограда. Все это усугубляется тяжелой экономической ситуацией в республике, колоссальными долгами федеральному бюджету, покровительством официальной Элисты «сомнительным» фирмам. Мелькали и другие обвинения — от сомнений в целесообразности гигантских трат на строительство в республике шахматного города (полуофициальное название — «Нью-Васюки», на центральной площади стоит и памятник Остапу Бендеру) до рассказов о личной нескромности. Так, по утверждению одного из столичных изданий, на подмосковной вилле Илюмжинова спальня исполнена в виде юрты, а вместо пола — аквариум с плавающей в нем девушкой.

Лидерами «антиилюмжиновской партии» стала группа «питерских силовиков» во главе с заместителем главы администрации президента Виктором Ивановым и министром внутренних дел Борисом Грызловым, а также государственный телеканал «Россия», Борис Немцов, Григорий Явлинский и (в осторожной форме) председатель Центризбиркома Александр Вешняков, а их главными рупорами — «Коммерсантъ», «Парламентская газета», «Московский комсомолец», еженедельник «Версия». Как писал «МК», рассказывая о поддержке Илюмжинова «семейной» группой, «с 2000 года это первый случай, когда силовое крыло путинского окружения занимает более этически обоснованную позицию, чем «либерально-ельцинский фланг». Как бы плохо ни относиться к чекистам, очевидно, что с точки зрения нормального развития страны Кремль просто не может договариваться с такими одиозными фигурами, как Илюмжинов».

Главное наступление было предпринято за несколько дней до голосования, когда Иванов и Грызлов лоббировали замену илюмжиновского министра внутренних дел республики. Однако в последний момент это решение было отменено: в Кремле у президента Калмыкии нашлись влиятельные сторонники. На стороне Илюмжинова оказались руководитель президентской администрации Волошин, его первый заместитель Сурков, полпред Путина на Северном Кавказе Казанцев и председатель Думы Селезнев. По их мнению, попытка взбудоражить республику сопряжена с серьезным риском: появляется угроза получить еще одну «горячую точку» недалеко от Чечни. Была даже запущена версия о том, что борьба с Илюмжиновым — это всего лишь интриги анонимных недоброжелателей Казанцева, добивающихся его увольнения с поста полпреда. Внятной альтернативы Илюмжинову нет, времени осталось мало, и лучше вообще не предпринимать никаких активных действий, чем вступать в борьбу без уверенности в успехе. Что же касается многочисленных претензий к Илюмжинову, то их предлагалось урегулировать частным образом — через кулуарные договоренности с президентом Калмыкии о серьезных кадровых перестановках.

На последней неделе перед голосованием статьи в защиту Илюмжинова появились в «Комсомольской правде», «Независимой газете», «Известиях». «Независимая» даже изложила такую историю: «Когда осенью 1999 года по Москве поползли слухи о «заговоре московской номенклатуры против Путина», о проекте его отстранения от должности премьера через новую Государственную Думу РФ, именно в Калмыкии в ноябре 1999 года появилось первое массовое движение в поддержку Владимира Путина. Автором идеи создания широкой организованной народной поддержки Путину стал Кирсан Илюмжинов. Именно тогда калмыцкий президент открыто и публично выступил против попыток «свержения» Путина. В Элисте прошли митинги в поддержку путинского курса, организованные сторонниками Кирсана Илюмжинова… Есть основания полагать, что российский президент не забыл об этом».

Трудно понять, что за антипутинский «заговор номенклатуры» существовал в 1999 г., к тому же сам Илюмжинов тогда балансировал между Путиным и Лужковым (брат жены Лужкова Виктор Батурин одно время даже работал главой правительства Калмыкии).

Итог первого тура выборов, очевидно, устроит обе противоборствующие группировки. «Волошинцы» удовлетворены, что скандала не случилось, «петербуржцы» же будут всячески подчеркивать неспособность Илюмжинова одержать победу с первого тура: значит, Илюмжинов не полностью контролирует ситуацию в республике. Теперь обе группировки, очевидно, вступят в борьбу за посты в новом руководстве Калмыкии (по слухам, Илюмжинов в обмен за «неснятие» с выборов пообещал поделиться частью портфелей). А сам глава Калмыкии, очевидно, будет теперь дожидаться, пока кремлевские группировки займутся другими насущными делами вроде федеральных выборов: их внимание окажется отвлечено, и Илюмжинов наверняка попробует восстановить статус-кво.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ

Оригинал материала

«Русская мысль», Париж, N 4428, 24 октября 2002 г.