Кремль не напугали секретным оружием

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кремль не напугали секретным оружием

"В минувший уик-энд всем сознательным патриотам России было не до отдыха: они создавали коалицию, перед которой стоит эпохальная задача – консолидировать разрозненные патриотические движения в мощную оппозиционную силу. Лидеры 9 политических партий и 20 общественных объединений собрались в Московском международном доме музыки для того, чтобы подписать соглашение о сотрудничестве и признать своим лидером председателя НПСР Геннадия Семигина.

В общих чертах коалиция была готова еще летом, когда коммунист-миллионер Семигин окончательно оформил свой развод с КПРФ и начал создавать собственный левый фронт. Теперь она окончательно оформилась как по составу участников, так и оганизационно. Председателем коалиции стал Семигин, сопредседателем (очевидно, это что-то вроде зама) экс спикер Госдумы, глава Партии возрождения России Геннадий Селезнев, остальные лидеры заняли места в политсовете. Названия большинства партий – членов новообразованного патриотического союза мало что скажут рядовому обывателю, зато наверняка запутают. Евразийская партия, Всероссийская Коммунистическая партия будущего, Народно-патриотическая партия России, Национально-патриотические силы Российской Федерации, Партия возрождения России, Партия пенсионеров, Партия самоуправления трудящихся, Партия труда, партия СЛОН... Все эти осколки большого партстроительства, не сумевшие прошлой осенью пробиться в Думу, в новых условиях (отмена блоков, повышение обязательной численности партий минимум до 50 тыс.) фактически обречены. Поэтому разнокалиберные патриоты, собравшиеся для окончательного оформления своего союза, имели вид далеко не столь победный, как то предполагают цели и задачи патриотической коалиции. А лидер ПВР, экс-спикер Думы Геннадий Селезнев вообще не приехал. По уважительной причине: он отправился наблюдать за президентскими выборами на Украине. Демонстрировать лидерские качества – напор, веру в свои силы и окончательную победу патриотизма – выпало на долю Геннадия Семигина. Он очень старался. Твердо пообещал журналистам, что в ближайшее время коалиция пополнится новыми участниками: ряд партий, по его словам, уже приняли решение о присоединении; однако какие именно, не сказал. Ясно, что пополнение произойдет не за счет КПРФ. Вынужденные делить один и тот же электорат, зюгановцы и семигинцы являются не столько естественными союзниками, сколько естественными противниками, поэтому регулярно обвиняют друг друга в порочащих связях с Кремлем и настаивают на исключительности собственного варианта оппозиции. К тому же, теперь противникам предстоит делить не только электорат, но и партактив: отколовшаяся летом от КПРФ ВКПБ может перетянуть на свою сторону часть региональных партячеек. Новообразованная коалиция намерена предложить стране альтернативный политический и социально-экономический курс, а также альтернативное правительство. С курсом все ясно: уже написана и даже издана без указания тиража программная платформа, которая зиждется на 5 принципах патриотизма, как его здесь понимают (социальная справедливость, благополучие народа, подлинное народовластие, правовое государство и общественное согласие). Состав правительства, которое почему-то будет делиться на фракции и депутатские группы, Семигин обещал огласить позднее. И тогда же объяснить, чем, собственно, оно будет заниматься. Лидер патриотов России не стал уточнять, почему он так уверен в дальнейшей политической судьбе новообразованной коалиции, однако заявил, что на угрозу запрета блоков, увеличения численности партий и всех прочие неприятные новости, которые ожидают незадачливых политиков, у патриотов уже готов адекватный ответ в виде серьезного знакового решения. Его содержание не разглашается. Впрочем, пока складывается впечатление: секретное оружие патриотов заключается в том, что они сами не очень хорошо представляют, какой союз у них получится. По крайней мере, так выходило из всего, что говорилось в кулуарах. "Коалиция – это первый шаг к созданию центральной единой политической структуры, – убежден председатель политсовета Евразийской партии Абдул-Вахид Ниязов. – Любая коалиция – это достаточно сложная конструкция, а если мы хотим победы на выборах и заявляем о себе, как о мощной левой оппозиции, мы должны будем объединиться в партию". Председатель политбюро ВКПБ Владимир Тихонов в тех же кулуарах утверждал ровно обратное. "Зачем партию создавать?" – пожимал он плечами. "Так ведь запрет на блоки!" – объясняли ему. "Я здесь не ставлю приоритетов никакой партии, но наиболее крупная на выборах могла бы взять под свою эгиду представителей более мелких партий. Ну, например, как на прошлых выборах, когда многие представители НПСР были включены в списки КПРФ, хотя коммунистами не являлись". Однако в ответ на все вопросы, а кто же здесь самый крупный, старый коммунист только щурился и пожимал плечами: мол, жизнь покажет. Лидер Партии труда Сергей Храмов не сомневается, что самая крупная партия стоит именно за ним, потому что строилась она на основе многотысячной армии Совпрофа. Поэтому грядущий процесс укрупнения политструктур его не волнует, а вот идеологическая платформа новообразованного союза – даже очень. Что, если националистические тенденции возобладают над социал-демократическими? Ведь кого что волнует: одних – размеры заработной платы трудящихся, других – распространение НАТО на восток. Председатель партии СЛОН Вячеслав Игрунов очень образно объяснял, что пока коалиция похожа на кучку паззлов: "Мы не знаем, что там нарисовано, надо сначала посмотреть, как это выкладывается. Может быть, что-то заменить или переставить. Мы все очень разные по идеологическим взглядам, по человеческим качествам. Мы не можем работать вместе даже тогда, когда эти взгляды совпадают". Проще говоря, остается большим вопросом – удастся ли многочисленным оппозиционерам наступить на горло собственным амбициям и привести свои идеологические платформы к общему знаменател "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации