Крест Патриарха

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Крест Патриарха Полвека епископского служения

"2 сентября 1961 года в Александро-Невском кафедральном соборе Таллина состоялось наречение архимандрита Алексия (Ридигера) во епископа Эстонского и Таллинского. На следующий день во время литургии он был рукоположен во епископа. В Таллин специально приехал архиепископ Ярославский и Ростовский Никодим (Ротов), который возглавил хиротонию. Вскоре молодой епископ Алексий стал заместителем Отдела внешних церковных сношений, одновременно управляя двумя епархиями — Эстонской и Рижской. Алеша Ридигер родился в 1929 году в семье именитых, но обедневших, глубоко верующих дворян, эмигрировавших из Советской России. Его отцу после окончания гимназии в Эстонии пришлось рыть канавы, чтобы заработать на жизнь. Позже повезло — он устроился бухгалтером на фанерную фабрику в Таллине, где познакомился с будущей женой Еленой Писаревой. Духовной жизнью молодежи руководил священник Сергий Четвериков. Это была религиозная весна русской эмиграции. Казалось, что Советская власть вот-вот рухнет. Семья Ридигеров жила дружно, и мальчика любили все. Когда Алеше исполнилось 9 лет, Ридигеры с русскими паломниками отправились на Валаам. До войны Валаамский монастырь находился на территории Финляндии. В нем подвизались духоносные старцы. Спустя год ему удалось еще раз побывать в монастыре. Позже Святейший Патриарх вспоминал: “Помню, что любимым моим занятием дома в детские годы было служить службу, которую я знал наизусть уже с семи лет. Были у меня свои облачения, сделанные из маминых платьев. Родителей моих это смущало, и они в беседах со старцами спрашивали, не грешно ли это. Те отвечали, что если это делается серьезно — запрещать не нужно… Во многом эти два посещения Валаама определили мой жизненный путь”. Когда после посещения в августе 1939 года паломники отплывали от острова, многие плакали, предчувствуя надвигающуюся катастрофу. А вскоре Красная Армия вошла в Прибалтику. Начались аресты, бессудные ссылки. Семью Ридигеров должны были арестовать в конце 1939 года. Спасло чудо — в ту ночь, когда за ними пришли, они ночевали в сарае. А в доме находились гости. В сарае вместе с хозяевами находилась собака. Но она не подала голос — иначе бы выдала хозяев. После этого пришлось скитаться вплоть до прихода немцев. В 1940 году его отец, Михаил Ридигер, стал священником. А вскоре в Эстонию вошли немцы. Во время войны бомба попала в их дом. Женщина, присматривавшая за домом, погибла. А они в ту ночь ночевали в другом месте. Юношей Алексей помогал отцу, который служил в лагерях для советских военнопленных. Это была их миссионерская деятельность. За годы советской власти русские люди забыли, как выглядит священник. Позже патриарх вспоминал о нацистских концлагерях, где томились советские военнопленные: “Я никогда в своей жизни не видел столько горя, страданий и трагедий, сосредоточенных на малом пятачке земли. Заключенных содержали в нечеловеческих условиях. Обращение к вере, духовная поддержка священников им была необходима. Мы собирали продукты, одежду, лекарства для забитых, голодных людей. В бараке нам выделяли комнату или отгораживали закуток. Особенно жаль было детей. Нам удалось спасти 15-летнего Васю Ермакова и его сестренку. С Васей позже мы поступали в Ленинградскую семинарию”. Чудом после войны семью Ридигеров миновали и тюрьма, и лагерь. Он рано повзрослел. Ему было неимоверно трудно выживать в Советской России. Со стороны он казался замкнутым и даже угрюмым. С трудом сходился с людьми. Став священником, он вернулся в Эстонию и 7 лет прослужил в шахтерском городе Йыхви. Затем еще 4 года в университетском Тарту. Он прошел суровую школу жизни. После того как в 1961 году стал епископом, его церковная карьера резко пошла вверх. В течение 22 лет он занимал ключевой пост управляющего делами Русской церкви. И все же по-прежнему его отличают выдержка и вежливость, уважение к людям, исповедующим другие убеждения. Он всегда готов выслушать и прийти на помощь. Особенно детям-сиротам. Полученную недавно Государственную премию разделил между несколькими детскими приютами. Его дни и недели расписаны так, что почти не остается времени на сон. Регулярно, где бы ни был, смотрит программу “Время”. Успевает просмотреть прессу, а перед сном еще и почитать. Он неприхотлив в еде. Рыба, овощи и фрукты по-прежнему составляют основной рацион. Хотя было время, когда он любил домашние пирожки, которые так вкусно готовили в любимом им Пюхтицком монастыре в Эстонии. Теперь это позади. Алкоголь абсолютно исключен из его рациона. Каждый день, несмотря на свои 77 лет, он проходит пешком не менее пяти километров. Это помогает сохранять бодрость и ясность ума. Храмовая молитва занимает весомое место в его жизни. В Переделкине, где он постоянно живет, есть домовой храм. Если не служит в Москве, то обязательно совершает богослужение в домовом храме. Он консервативен в привычках и привязанностях. Его окружают люди, с которыми он прошел долгий путь. Его повседневный быт находится в руках монахини Филареты, воспитанной в Эстонии, в Пюхтицком монастыре. Недавно в его ближайшем окружении появился новый человек — митрополит Калужский и Боровский Климент (Капалин), управляющий делами Русской церкви. Есть ли у него враги? Завистников, особенно из среды высшего епископата, хватает. Сегодня он бодр, деятелен, живо интересуется всем, что происходит не только в России, но и за ее рубежами. Своим важнейшим достижением нынешнего года считает воссоединение двух ветвей православия — Русской и Зарубежной церквей. Что касается завистников и претендентов на патриарший престол, то, думаю, он их переживет."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации