Кривой маршрут "табачного капитана" Кесаева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Русский курьер", origindate::18.07.2005

Кривой маршрут "табачного капитана"

Может ли обойтись большой бизнес без высокой "крыши"?

Семён Разумов

Converted 19306.jpg

Кесаев Игорь Альбертович

В последнее время все чаще стали говорить о развернувшейся борьбе за передел влияния в коридорах Лубянки. Будто бы разные кланы меряются силой за потенциальный приз – кресло директора ФСБ. Об этом писали разные СМИ, в частности, «Новая газета».

В этой подковерной схватке может совершенно неожиданно возникнуть проблема: если на самом деле существует так называемая «лубянская крыша», то что будет с теми бизнес-структурами, которые находятся под ней?

Российский табачный рынок эксперты оценивают как один из самых перспективных в мире, он занимает по объемам третье место после США и Китая. В настоящее время оптовый рынок табачных изделий в России оценивается уже в 10 млрд. долл. И, конечно, такой выгодный рынок не мог остаться без внимания крупного бизнеса.

К концу 90-х годов он уже оказался поделенным на несколько больших частей. Главенствующую роль на нем играет альянс двух крупнейших табачных 
холдингов – группы компаний «Меркурий» (дистрибьютор Philip Morris) и группы компаний «Мегаполис» ( дистрибьютор Reemstma/Imperial Tobacco и Gallaher, дилер табачной фабрики «Балканская звезда»). Суммарный оборот этих компаний по одному только табаку составляет 2,1 млрд. долл. в год. Сегодня через группы проходит более 40% всех табачных изделий в РФ.

Кавказская закалка

Группа компаний «Меркурий» принадлежит бизнесмену Игорю Кесаеву, этническому греку родом из Владикавказа. Середина 90-х годов была у Игоря бурной и неспокойной. При Министерстве путей сообщения РФ через близкого знакомого Кесаева была организована фирма Transrail, которая, по официальной версии, занималась маркетингом грузовых перевозок по российским железным дорогам. Зарубежные представительства этой компании были связаны с рядом фирм в Швейцарии и Франции, которые, по некоторым данным, контролировались теневыми структурами. А структуры Transrail использовались для перекачки за границу денег из теневых структур МПС.

В 2002 году МПС начало судебный процесс против компании Transrail на сумму полмиллиарда долларов. Но еще раньше, в конце 90-х, по всей Западной

Европе была проведена операция «Паутина», которую организовало итальянское отделение Интерпола, по обезвреживанию преступной международной сети. В раскинутую «Паутину» попала и фирма Olympia Investment, организованная Игорем Кесаевым совместно с вице-президентом компании Transrail AG и с одним из представителей, по мнению итальянских следователей, солнцевских «авторитетов». Всем трем руководителям этой фирмы итальянская прокуратура предъявила обвинения в отмывании денег. А чуть раньше Игорь Кесаев был вызван на допрос в женевскую прокуратуру, где ему пришлось давать объяснения по поводу перевода крупных сумм из его офшорной компании.

Именно в это время в Швейцарии шло следствие по делу Бородина, по которому Кесаев проходил свидетелем. В результате его счета были заблокированы в течение восьми месяцев.

Пребывание в Европе перестало быть комфортным. Тут как раз «дело Бородина» закрыли, и Кесаев решил вернуться в Россию. Но нужно было обзаводиться серьезной, надежной «крышой». Те, кто еще не забыл 90-е годы, помнит постепенную трансформацию «крыш» и «защитников интересов»: сначала это были обычные рэкетиры, бандитские братки, потом – по мере развития рыночных отношений в стране – на смену им все чаще стали приходить силовые структуры.

Хороший знакомый

Кто, где и на каком этапе жизни познакомил бизнесмена Кесаева с крупным чиновником из ФСБ, сказать трудно. Но высокий уровень связей нового знакомого, судя по всему, мог помочь Кесаеву не только уходить от преследований правоохранительных органов, но и занять на рынке лидирующее положение в табачном бизнесе. Напомним, что основным видом деятельности компании «Меркурий» была торговля табачными изделиями. Из торгово-посреднической фирмочки «Меркурий» вырос в крупный холдинг с годовым оборотом более 1,5 млрд. долларов, стал основным дистрибьютором международной компании Phillip Morris по Центральному и Северо-Западному округу РФ.

Заместитель директора ФСБ Владимир Анисимов, которого связывают с Кесаевым, начинал свою службу в Карелии – там же, где возглавлял республиканское Министерство безопасности Николай Патрушев. Вслед за Патрушевым в Москву перебрался и Анисимов, а после того, как Патрушев стал руководить уже Федеральной службой безопасности, он пошел на повышение, стал замдиректора службы. Возглавлял инспекционное управление ФСБ, что давало ему возможность часто ездить по стране, обзаводиться хорошими региональными связями – ведь принимали его, естественно, на самом высоком уровне. Неоднократно бывал он и на Северном Кавказе, на родине Кесаева, встречался с президентами республик, решал самые серьезные вопросы.

В Северо-Западном федеральном округе у Анисимова были очень сильные позиции. Там же удалось закрепиться и Кесаеву.

Сначала расположенный в этом регионе Архангельский ЦБК учредил национальный некоммерческий фонд «Монолит», президентом которого стал Кесаев. Мало кто знает о деятельности этого фонда, и уж почти никто не осведомлен, что он имеет непосредственное отношение к ФСБ. В 2004 году Кесаев перечислил из своего «Меркурия» в фонд полмиллиона долларов. Какая-то часть средств шла на имиджевую благотворительность. Например, в 2003 году – на строительство храма в деревне Подомо Вилегодского района Архангельской области, за что Кесаев как президент «Монолита» и его благодетель Анисимов как замдиректора ФСБ удостоились награждения орденом Русской православной церкви преподобного Сергия Радонежского.

Говорят, на презентациях фонда гуляла и была зафиксирована на пленку чуть ли не вся верхушка центрального аппарата. На все это требуются деньги, и тут крупный бизнес Игоря Кесаева был большим подспорьем. Но Кесаев взамен всегда мог рассчитывать на защиту…

К вам с проверкой!

Вы верите, что более чем 3000 розничных торговых точек, торгующих табаком, могут работать без нарушений – совсем? Да просто спросите любого знакомого бизнесмена, возможно ли это в принципе! «Меркурий» никогда не появлялся в оперативных сводках. Такая ситуация сформировала у Кесаева ощущение собственной значимости и влиятельности: он не только возомнил себя всемогущим, но и стал рассказывать, что реальной властью в ФСБ обладает только его знакомый, замдиректора службы Анисимов.

И – договорился.

В апреле этого года началась комплексная проверка финансово-хозяйственной деятельности Федеральной службы безопасности, было возбуждено уголовное дело, готовится проверка Счетной палатой РФ. А в мае Владимир Анисимов был отправлен в действующий резерв. Возможно, что перевод Анисимова связан с его участием в коммерческих операциях, о чем подробно писала «Новая газета». Насколько это точно, утверждать не беремся. Причины перевода могут быть разные – ФСБ РФ, мягко говоря, не самое открытое в плане получения информации ведомство. Но поскольку все прекрасно понимают, что без отмашки с самого верха никто бы не осмелился лезть «в святая святых» спецслужбы – миллионные финансовые потоки, значит, есть надежда, что изучат всю историю до конца – до источника этих миллионов. И тогда спайке бизнеса с силовыми структурами может прийти конец. Ведь российский бизнес не привык работать самостоятельно – без высоких знакомых.