Кризис веры

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Кризис Веры»)
Перейти к: навигация, поиск


Сергей Пугачев, совсем недавно числившийся главным "православным" олигархом и любимцем Кремля, приступил к распродаже активов

Вадим Варшавский Компания «Русский уголь» была создана в 2002 году Межпромбанком и «Роснефтью» на паритетных началах. Судя по всему, поначалу глава «Роснефти» Сергей Богданчиков согласился заняться непрофильным бизнесом по политическим причинам — совладелец Межпромбанка Сергей Пугачев был весьма влиятельной в Кремле персоной.По всей вероятности, в «Роснефти» думали, что благодаря административному ресурсу Пугачева «Русский уголь» превратится в крупнейшую угольную компанию России. По крайней мере, топ-менеджеры новой компании уверяли, что объем добычи «Русского угля» за пару лет вырастет практически с нуля до 100 млн. тонн в год.

Однако соперничество за лидерство в отрасли Пугачев и Богданчиков вчистую проиграли СУЭКу (владельцы Андрей Мельниченко и Сергей Попов) и «Кузбассразрезуглю» (через УГМК контролируется Искандером Махмудовым). Единственный случай, когда СУЭКу пришлось отступить перед «Русским углем», связан с борьбой за дальневосточные активы. В конце 2002 года бывший глава СУЭКа Олег Мисевра говорил, что президент «Русского угля» Вадим Варшавский угрожал ему раскрытием некоей страшной тайны. Якобы Мисевра причастен к убийству одного из топ-менеджеров Группы МДМ Ивана Карташева. Угроза оказалась пустой, тем не менее МДМ действительно не удалось получить контроль над «Дальвостуглем», чье имущество в начале апреля было окончательно выкуплено близкой к «Русскому углю» компанией «Амурский уголь».

В результате «Русский уголь» сегодня состоит из разрозненных и по большей части проблемных активов — «Гуковугля», шахты «Обуховской», «Дальвостугля», кузбасских разрезов Киселевский (54% владеет «Русский уголь», 42% -»Кузбассразрезуголь»), Задубровский, Ефтинский и хакасского разреза Степной.

Кроме того, «Русский уголь» арендует несколько шахт, принадлежащих обанкротившемуся объединению «Ростовуголь». Общий объем добычи «Русского угля», по данным самой компании, составляет 18 млн. тонн в год, по данным из других источников — только 8 млн. тонн. Кроме того, в составе «Русского угля» не так давно появился металлургический блок — Новосибирский метзавод и «Амурметалл».

Правда, никакого эффекта синергии от соседства металлургов и угольщиков не наблюдается — «Русский уголь» добывает только энергетические угли, которые не используются в металлургическом производстве.

В прошлом году из состава учредителей «Русского угля» вышли нефтяники, а в нынешнем — и Межпромбанк. При этом «Роснефть» изначально не хотела вкладываться в проект, потому что нефтяникам не нравились планы менеджеров «Русугля» по выкупу активов проблемных шахт Восточного Донбасса. Обычно такие шахты выгоднее не сохранять, а гробить — в таком случае можно освоить средства, которые будут выделены на ликвидацию шахты из госказны. Межпромбанк решил рискнуть и положил на угольный «кон» около $30 млн.

Должок за тобой!

Получилось, что «Роснефть» оказалась дальновиднее. В прошлом году самые серьезные неприятности ожидали «Русский уголь» именно в Донбассе. Компания Варшавского взяла в аренду несколько шахт «Ростовугля» и самая лучшая из них — «Западная Капитальная» — после двух аварий оказалась затопленной. «Русский уголь» понес крупные убытки. А Минэнерго так и не выплатило «Русскому углю» 1 млрд. рублей на ликвидацию последствий аварии. Кроме того, компания накопила огромное количество долгов по выплатам шахтерам из остановленных шахт «Ростовугля». По данным ростовских СМИ, задолженность по зарплате составляет около $10 млн. После того как Межпромбанк в Ростовской области начал ассоциироваться с разорителем шахтерских гнезд, банкиры постарались переложить всю ответственность за социальную катастрофу в Донбассе на фактического руководителя «Русугля» Вадима Варшавского, владевшего 25% акций компании.

Сделка по выходу Межпромбанка из угольных активов началась еще в прошлом году, и сейчас она полностью завершена. Около $30 млн. Вадим Варшавский выплатил банку за счет заемных средств, а еще $10 млн. пока остался должен. «Мы довольны сделкой и тем, что расстались с непрофильными активами», — сказали в Межпромбанке. Однако в банке отметили, что продавать еще один непрофильный актив — питерскую «Северную верфь» — не собираются. Напротив, банк сейчас пытается договориться с группой «ИСТ» об объединении судостроительной компании с «Балтийским заводом».

Межпромбанк действительно может быть доволен тем, что ему удалось выйти из «Русского угля» с гипотетической прибылью в $10 млн. Правда, пока не понятно, удастся ли Вадиму Варшавскому расплатиться с банкирами.

Например, к началу этого года кредиторская задолженность крупнейшего предприятия угольного холдинга — «Русского угля» — превышала $150 млн. В самом «Русском угле» говорили, что при нынешнем темпе добычи «Гуковугля» (около 450 тыс. тонн угля в месяц) только для покрытия долгов перед шахтерами потребуется 139 лет.

По некоторым предположениям, вместо Межпромбанка у Вадима Варшавского появились новые партнеры — братья Строяковские. Один из братьев, Лев, ныне возглавляет ООО «Компания «Ростовуголь». Кроме того, говорят, губернатор Кемеровской области Аман Тулеев, два года демонстрировавший по отношению к Варшавскому и его «Русскому углю» крайнюю холодность (Тулеев обвинял «Русский уголь» в выводе прибыли из подконтрольных компании кузбасских разрезов в оффшоры), недавно сменил гнев на милость. Это означает, что в перспективе Варшавский и его новые партнеры смогут принять участие в конкурсах по продаже лицензий на разработку новых угольных месторождений Кузбасса.

Некоторые СМИ предполагали также, что «Русский уголь» имел отношение к финансированию предвыборной кампании нынешнего алтайского губернатора Михаила Евдокимова. Правда, не совсем понятно, как Варшавский смог бы конвертировать контроль над регионом в доход — кое-какие угольные месторождения на Алтае есть, но не в крае, а в республике Горный Алтай, которой руководит Михаил Лапшин.

Версия, согласно которой «свой» губернатор был нужен Варшавскому для того, чтобы «Русский уголь» смог монопольно поставлять в регион топливо, вероятна, но не очень. Скорее уж, и здесь Вадима Варшавского обошли конкуренты — говорят, деньги Евдокимову давал Искандер Махмудов, который через «Кузбассразрезуголь» контролирует крупнейшее предприятие региона — «Алтай-кокс».

Оригинал материала

«Профиль»