Криминал : Блеф-фонд голого министра. Ковалев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Дело простое. На троих осужденных - четыре статьи уголовного кодекса. Присвоение и растрата. Получение взятки. Принуждение к даче ложных показаний. Незаконное хранение оружия. Последняя инкриминировалась только бывшему министру юстиции Валентину Ковалеву.(От ред. FLB – c [index.html?path=3&info_id=2063&text_version=19#prigovor Приговором суда по делу Ковалева вы можете познакомиться в конце статьи]) При обыске у него нашли незарегистрированный "ПМ" подаренный ему по-приятельски тогдашним директором Федерального агентства правительственной связи и информации Старовойтовым. На вопрос следствия: "Откуда оружие?" Ковалев дословно ответил следующее: "О своих заслугах, которые послужили основанием выдачи оружия, мне говорить считаю не этичным".

Огромные перспективы

Несколько наивно, но совершенно искренне заместитель управляющего КБ "Монтажспецбанк" Петр Иванов думал, что судебная власть в Российской федерации полностью принадлежит министру юстиции. И он, наделенный Президентом страны такими невероятными полномочиями, может по собственному усмотрению влиять на решения судов различных инстанций, руководить ими и направлять правосудие, что, понятно, вызывает откровенное уважение и желание многих граждан нашей непредсказуемой Родины общаться, дружить, быть рядом с таким человеком.
- Кроме всеобъемлющего руководства судебными органами, - убеждал окончательно Иванова в могуществе своего начальника крепенький, как плодовое тело гриба-дождевика, помощник министра юстиции Максимов, - наше Министерство, являясь государственной структурой, распоряжается огромным количеством бюджетных денег, направляемых на реализацию различных правозащитных программ...
Заместитель управляющего коммерческого банка Иванов внимательно слушал помощника министра юстиции, который, опережая самые смелые желания, тут же пообещал аудиенцию у главы этого ведомства Валентина Ковалева.
- Министр является также президентом Фонда общественной защиты гражданских прав, - интенсивно продолжал Максимов, - Я - генеральным директором этой организации... Ваша добровольная деятельность в нем открывает реальные перспективы участия в общественно-политической жизни страны, близкое знакомство с членами кабинета министров и депутатами Государственной Думы, лоббирование ваших интересов в различных структурах государственной власти и, конечно, личную поддержку Валентина Алексеевича... Свое членство в Фонде уже подтвердили такие уважаемые организации, как "Московский трастовый банк", известнейшая коммерческая фирма "Риал", АОЗТ "Русский сахар"... Вы знаете, это акционерное общество входит в группу "СБС-Агро"?..
- В общем, да... - подтвердил Иванов.
- Успешно идут переговоры с "ЛУКОЙЛом" и АКБ "Международная финансовая компания"... - респектабельно улыбнулся Максимов, - Теперь мы предлагаем присоединиться к правовому движению вам... В смысле, вашему банку. Вы не против?
- В общем, нет...
- Тогда все просто, - теперь приветливо улыбнулся помощник министра, - Поскольку Фонд не является коммерческой организацией и существует на добровольные и безвозмездные пожертвования граждан и организаций, ваш банк должен внести в общественную кассу вступительный взнос эквивалентный 200 тысячам американских долларов... Это уставной взнос. Для вас вполне реальные деньги... И огромные перспективы... Вы принимаете наше предложение?
- В общем...
В тот же день, весь этот разговор Иванов подробно изложил председателю совета директоров "Монтажспецбанка" Аркадию Ангелевичу.
- Здорово, - сказал тот.
...КБ "Монтажспецбанк" перечислил в Фонд общественной защиты гражданских прав 893 миллиона 600 тысяч рублей, что на конец сентября 1995 года по тогдашнему курсу соответствовало названной Максимовым сумме в валюте.

Хорошо забытое старое

- Мы просто друзья, - присев на велюровый стул, говорил негромко Максимов ведущему специалисту приемной министра юстиции Перязевой, - Нет, он, конечно, начальник... Но прежде всего мы очень хорошие друзья...
Секретарь понимающе кивала, посматривала на высокие двери, прислушивалась к телефонным звонкам.
- Да, здесь сидит... - сдержано улыбнулась она в трубку аппарата внутренней связи.
Максимов понимающе приподнялся, одернул пиджак.
- Заходите Андрей Борисович... Министр вас ждет.
Максимов с достоинством посмотрел на специалиста приемной, нажал, уверено потянул на себя прохладную, ребристую дверную ручку...
...Ковалев, еще заместителем председателя Государственной думы, несколько месяцев к ряду настойчиво убеждал парламентских коллег, некоторых сотрудников своего аппарата и тех, кто по надобности и без крутился в различных думских комитетах в острой необходимости создания общественной, некоммерческой организации по защите и реализации конституционных прав и свобод граждан Российской федерации. В середине октября 1994 года человек десять знакомых Ковалева собрались в его думском кабинете, избрали руководящий состав Фонда. Ковалев стал президентом, председатель комитета по труду и социальному развитию Думы Калашников и предприниматель Отдельнов, представляющий интересы коммерческого банка "Флора-Москва" и Волгоградского алюминиевого завода, вошли в правление. Генеральным директором Фонда по предложению Ковалева выбрали Максимова. Организацию, спустя пару недель, легко зарегистрировали в московском Управлении юстиции, как общественное благотворительное объединение граждан.
Даже на фоне нынешних многоходовых и откровенно талантливых финансовых операций, ковалевский замысел создания общественного Фонда под собственным началом был по-своему разумным решением, простой и надежной, хотя банальной и старой идеей извлечения максимальной выгоды из высокого служебного положения. Потому-то общая сумма добровольных взносов на многочисленных счетах Фонда общественной защиты гражданских прав, отслеженная потом в российских коммерческих банках, соответствовала аж 860 тысячам американских долларов. И ни одна из организаций-пайщиков, участвовавших в финансировании Фонда, даже не поинтересовалась последующей судьбой вложенных денег. Тратились же они только по указанию и с ведома Ковалева, назначенного через пару месяцев после учредительного собрания министром юстиции Российской Федерации. Отчеты о расходах членам правления Фонда и уж тем более его учредителям он не давал, в итоге только десятая часть от этой суммы пошла на реализацию обещанных благотворительных программ, остальные деньги оказались на личных счетах министра юстиции...
...- Теперь вот так, - оставляя, кажется, недосказанным что-то важное, Ковалев сделал паузу, взглянул на Максимова, - Скоро понадобятся наличные деньги. Большие деньги. В долларах США. По первому моему требованию названные суммы должны быть здесь.
Он стукнул тыльной стороной ладони по письменному столу.
- Сколько и когда приносить, я буду уточнять дополнительно, - также загадочно продолжил он, - Деньги нужны на представительские цели, для продвижения в Думе важных государственных законопроектов, приема крупных общественных деятелей... Сейчас от нас зависит будущее страны.
- А как я их проведу через кассу Фонда? - растерялся даже Максимов, - Нужно же обоснование...
- Это твоя забота.

Задача государственной важности

Сотрудник Фонда Васин был человеком сообразительным. Именно он предложил составлять подложные договоры с фиктивными фирмами на разработку и внедрение дутых фондовских программ.
- Это просто, - говорил он уже паникующему Максимову, - Мы создаем фирмы. Заключаем между ними и Фондом соглашения о проведении каких-либо мероприятий. Вы, обладая правом финансовой подписи, по платежным поручениям перечисляете деньги с наших счетов на счета этих фирм, открытые в дружественных нам банках. Там их обналичивают. Вот и все...
...Гражданин Агафонников обалдел, когда на допросе в следственном комитете МВД вдруг узнал, что фирма "Лемаж", учредителем которой, судя по документам, он является заключила договор с Фондом общественной защиты гражданских прав "О подготовке и проведении научно-практического семинара "Правовые аспекты деятельности инвестиционно-финансовых компаний на Российском фондовом рынке и защита интересов частных инвесторов". На основании этого договора Фонд платежным поручением №146 от origindate::13.10.95 г. со счета №700838 в КБ "Монтажспецбанк" перечислил 100 миллионов рублей на расчетный счет №467057 АОЗТ "Лемаж" в АКБ "Фалькон". Запутавшись в аббревиатурах, цифрах и названиях, расстроившийся вдруг и затосковавший тут же Агафонников вспомнил, что в 1992 или 1993 годах, находясь в сильном подпитии в метро потерял свой паспорт. Он очень искренне утверждал, что ни о каком Фонде и министре Ковалеве ничего никогда не слышал, фирмы "Лемаж", "Либи", "Албур", "Маркс-70", "Гриффон", "Аспик-Д", "Тиргасс" и т.д. он не регистрировал и ни в одной из них директором не был. Следствие поверило Агафонникову...
...Васин был единственным, кто знал абсолютно все потоки теневых фондовских денег. Через акционерные общества, фирмы, компании, зарегистрированные по подложным и утерянным паспортам, он обналичил для Ковалева сотни тысяч долларов. Только ежемесячно Максимов относил в кабинет министра обязательные десять тысяч наличными. В преддверии парламентских и президентских выборов 1996 года Ковалев стал требовать больше.
- Семьдесят тысяч на этой неделе, - твердо произносил он цифру, - Кровь из носу. Калашникову нужна финансовая поддержка. В Государственной Думе у нас должны быть свои люди, а он полезный и нужный для государства человек...
- Необходимы пятьдесят тысяч долларов, - смотрел он внимательно в глаза Максимову, - Как ты знаешь, началась предвыборная президентская компания. Мы должны поддержать действующего Президента страны. Это задача государственной важности...
...У Васина случился вдруг сердечный приступ. Он умер на съемной квартире тихо и неожиданно.

О пользе долгосрочного сотрудничества

- В Швейцарию едешь ты, - как приговор сообщил Максимову Ковалев.
Потом немного задумался. Прошелся по необъятному служебному кабинету.
- Это даже нам на руку. Мюллер не должен нас забывать. Контакты надо поддерживать.
Фред Мюллер - замминистра юстиции Швейцарии, близкий знакомец тогдашнего Генерального прокурора этой страны Карлы дель Понте. Будучи в служебной командировке Ковалев неформально беседовал с ними, пил колючее шампанское из тонконогих бокалов, обещал личную дружбу и долгосрочное сотрудничество... От поездки остались хорошие впечатления, приятные знакомства и цветные глянцевые фотографии с женевскими видами и с местными высокопоставленными чиновниками.
- Значит командировку не оформлять... - уточнял детали Максимов, - Суточные и проезд за счет Московского управления инкассации... Мюллеру сразу позвонить из Женевы... Так, так, так... А еще! Качалин просил вас написать письмо в швейцарское министерство юстиции... Чтобы там, как положено, за вашей подписью: прошу оказать содействие в расследовании дерзкого уголовного преступления, совершенного гражданином вашей страны...
- Ни чего не надо, - перебил его Ковалев.
- А может быть, тоже самое только от "Росинкасса"?..
- Говорю, ничего не надо, - раздражался Ковалев, - Я отсюда позвоню Мюллеру, скажу, о твоем приезде, попрошу помочь в решении рабочих вопросов. А ты не забудь, просьбу о помощи обосновать тем, что МУИ является структурным подразделением Центрального банка России. Это поднимает вопрос на государственный уровень. Понял?
Начальник Московского управления инкассации Качалин дико влетел. Под какой-то финансовый проект МУИ перечислило на счета некой фирмы "Сарацен", владельцем которой был гражданин Швейцарии Спиридон Аспиотис, три с половиной миллиона долларов.
Аспионис снял деньги и пропал с концами. Качалин обошел все швейцарские правоохранительные структуры, где вежливо и понятно ему каждый раз объясняли, что вопрос о привлечении Аспиониса к уголовной ответственности решается через кантональные власти Женевы, но это возможно только на официальном уровне, а у России со Швейцарией нет договора о правовой помощи.
И это не все. Госналогслужба вполне резонно настаивала на выплате московским управлением инкассации обязательных налоговых платежей, как организации занимающейся коммерческой деятельностью. Качалин же утверждал, что они подразделение Центробанка и освобождаются от налогообложения. Должен был состояться Арбитражный суд. Сумма налогов и штрафов, начисленная МУИ к тому времени перевалила уже за сотню тысяч долларов.
При случайном знакомстве помощник министра юстиции РФ Максимов застал Качалина в почти депрессивном состоянии...
...Нервничая потом, делая ошибки и переспрашивая, Качалин писал в протоколе допроса свидетеля: "Ковалев и Максимов помогали решить вопрос с возвратом долга от фирмы "Сарацен". Сумма была огромная. Мои усилия по возврату долга были бесплодными. Как дальше поступать, я не знал. Ковалев и Максимов меня просто выручили, наладив контакт со швейцарским министерством юстиции. В ходе визита... нам передали список адвокатских контор, которые реально могут нам помочь. Мы не воспользовались этим списком, потому что в последствии нашли адвокатов в Москве. В случае с налоговыми органами я никакой поддержки со стороны Центробанка не имел. Ковалев и Максимов мне как руководителю помогли в решении спора. Я ранее даже не знал, что определенные инструкции разъяснения должны регистрироваться в Минюсте, иначе они не имеют законной силы. ...Письмо - ответ Минюста о том, что распоряжение ГНС не зарегистрировано, и потому не может служить основанием для наложения штрафов, было использовано в арбитражном суде, но суд почему-то на это письмо не прореагировал. Отблагодарив за это Ковалева и Максимова, передав им земельные участки и квартиры я имел все основания полагать, что смогу обратиться к ним за помощью и в дальнейшем. Получилось, что у меня появился налаженный контакт с министерством юстиции в лице Ковалева и Максимова... Когда я отдавал распоряжение о передаче земельных участков и квартир, то ни какого разговора о получении платы от Ковалева и Максимова не было. Все понимали, что и земля и квартиры отдаются и Ковалеву и Максимову как чиновникам, имеющим и власть и связи".
Пятикомнатную квартиру на Авиамоторной улице, которая была на балансе Московского управления инкассации, Ковалев оформил на дочь. Участок в Одинцовском районе Подмосковья на жену.
Перед арестом Максимов уже сделал ремонт в трехкомнатной квартире на той же улице.

Цена вопроса

На светофоре, у пересечения Садового кольца и Красных ворот давнишний сосед Максимова по лестничной клетке Рогатовский, по-дружески иногда возивший его на машине по городу, спросил просто из ленивого любопытства.
- А что за человек Ковалев?
- Жаден, сука,- ответил Максимов.
...Он как-то не выдержал. Принес Ковалеву в июне 1996 года заявление об уходе с должности генерального директора Фонда. Объяснил тем, что жутко устал, не справляется, давит ответственность и поверхностные знания бухгалтерии.
- Фонд затратная организация, - сетовал накануне Максимов, - Деньги кончатся, где брать? Взносов нет больше...
- Зарабатывать надо, - раздраженно перебил его Ковалев, - Деньги должны работать, приносить прибыль. Надо заниматься коммерцией.
Максимов испугался. Наверное, он соображал уже, что Фонд - просто кормушка, возможность брать и тратить дармовые деньги. Хотя, говорит, что напрягся, только когда с его помощью Ковалев получил банальную взятку.
Месяца за три до того он привел к Ковалеву своего знакомого Лискина - болтливого и вальяжного московского тусовщика, тогда уже объявленного в федеральный розыск за мошенничество - присвоение облигаций "Внешэкономбанка" России на сумму около трех миллионов долларов. Не смотря на это, Лискин свободно ходил по Москве, жил на Мичуринском проспекте, выезжал когда хотел за границу, был другом высоким государственным чиновникам и выглядел довольным и преуспевающим. Лискин попросил Максимова, чтобы тот рекомендовал его Ковалеву, как советника министра по внешне-экономическим связям, полагая что удостоверение штатного сотрудника Минюста защитит его от уголовного преследования. Ковалев согласился, сказав, что стоить это будет 50 тысяч долларов.
- Так у него нет своей фирмы, - наивно говорит Максимов.
- Пусть несет наличными, - ответил Ковалев.
Упругий конверт с 20 тысячами долларов Лискин передал через Максимова.
- Вот так, - сказал удовлетворенно Ковалев и убрал деньги в ящик письменного стола. Потом пригасил к себе Лискина и на его заявлении жирно написал поручение начальнику отдела кадров Министерства юстиции: "В. П. Левицкому Пр. оформить Р. Б. Лискина на должность советника министра (0,5 ставки) origindate::12.02.96 г. Ковалев".
Через какое-то время он вызвал Максимова.
- Где дружок-то твой? Пропал с концами. Скажи ему, что остальное надо нести.
Тот все как есть передал. Лискин сам принес Ковалеву деньги. Тоже 20 тысяч в конверте. Больше они не виделись.
Эти деньги легли потом на ковалевские счета в "Монтажспецбанке"...
...Аккуратно расчерченную по требованию Ковалева табличку отчета о передвижении денег Фонда с 1994 по июнь 1996 годы, где подробно и относительно точно были отражены официальные и "теневые" расходы за истекший период, Максимов составлял уже с новым генеральным директором - внешне молодцеватой и приветливой Валентиной Кучиной. Он сам же пол-года назад устроил ее на должность заместителя начальника финансово-экономического управления Минюста.

Партнеры по бизнесу

Обладая минимумом полезных деловых качеств, необходимых для ведения серьезного бизнеса, Кучина из всего экономического многообразия выбрала проверенное - давать под проценты нуждающимся фирмешкам и гражданам некоторые суммы и, больше ничего не делая, ждать предполагаемой прибыли.
...Измотанному долгами и финансовыми неудачами директору фирмы "Форт и К" Шевчуку деньги нужны были до зарезу. Он трижды брал в долг у Кучиной.
Сначала 50 тысяч долларов на месяц под десять процентов. Деньги в срок не собрал, отдал все с лихими процентами в течение лета 1996 года. Тогда же в июне он говорит ей: "Есть неплохой проект - создание в Москве французского торгового дома... Может быть вместе?"
- Я такие вопросы сама не решаю, - отвечала высокомерно Кучина, - Мне надо посоветоваться наверху...
В Минюсте в максимовском кабинете Кучина заставила Шевчука написать расписку о том, что лично он и его "Форт и К" обязуется в течении пяти месяцев вернуть основной долг в 50 тысяч долларов с обязательными процентами и плюс к этому еще выплачивать ежемесячно десятитысячную надбавку к основной сумме. Выходило так: первый месяц 15 тысяч, второй - 14, дальше - 13, 12, 11...
- Деньги, как ветер, - сетовала она, - десять тысяч на зарплату министра, тыща туда, тыща сюда...
На последнем месяце Шевчук споткнулся снова - денег не нашел. К нему приехала почти в истерике Кучина. Орала, пугала будущими проблемами, ковалевской властью и бандитским беспределом.
- Ты, хоть знаешь, с кем связался? Тебя непросто трясти будут, из тебя все вышибут!
Шевчук у кого-то занял недостающие, отдал. А потом влип окончательно. С 70-ти тысяч занятых опять, Кучина на процентах только насчитала ему аж 500 тысяч долларов долга. Доила его по полной. А он, как примитивнейший дозан, простак, безропотно вписывал в залоговые расписки все свое имущество - дом за городом, квартиру жены и матери, дачу, машину...
...Подозрительно подвижного, очень разговорчивого, в дорогом пиджаке и с золотом на запястьях владельца кипрской офшорной компании "Трион трейдинг лимитед" Мазалецкого министр юстиции РФ встретил в форменном златопогонном мундире, со сдержанным достоинством выйдя из-за необъятного письменного стола.
- Наш партнер по бизнесу, - представила его Кучина.
Битый час, доказательно кривя спитое лицо, Мазалецкий говорил Ковалеву о гигантских проектах совместного внешне-экономического сотрудничества между его кипрской компанией и Фондом общественной защиты гражданских прав.
- Добытые мною инвестиции увеличились до десяти миллионов долларов США, - энергично выговаривал беззубым ртом длинные цифры Мазалецкий, - при минимальном вашем участии, я готов подписать договор о предоставлении всей этой суммы Фонду.
На раскрутку совместной деятельности Мазалецкий получил от Фонда 40 тысяч долларов, уехал в Голландию, там и пропал...
...Кучина заговорила первая. Крутилась, покрывала ковалевские растраты липовыми договорами и расписками, шантажировала, угрожала свидетелям... Потом, наплевав на аккуратно выстроенную адвокатами общую линию защиты, стала выкладывать постепенно то, что знала.
- О чем она там болтает? - названивал Ковалеву, дышал напряжено в телефонную трубку Максимов, - Спрашиваю, а она молчит, как гадина...

Стечение обстоятельств

Арестованный Ковалев завалил следствие жалобами и заявлениями. За год и два месяца пребывания под стражей он написал их четыреста. Подробно и грамотно разъяснял он адресатам, что против него задуман политический заговор, что кто-то хочет его смерти, пытается подтолкнуть к самоубийству, отравить, заразить неизлечимой болезнью... И все потому, что именно на него возложена государственная ответственность за борьбу с преступностью и коррупцией, ему поручен контроль за проведением президентских и парламентских выборов...
Не было заговора. Ковалев, оказавшийся в Правительстве только благодаря дружеским стараниям директора ФАПСИ Старовойтова, никогда не имел политического влияния. Поэтому даже не предполагалось интриги.
В производство "дело Ковалева" было выделено из уголовного дела о крупных хищениях (речь шла о 200 миллионах долларов), совершенных председателем совета директоров "Монтажспецбанка" Ангелевичем. У того при обыске нашли кучу денег и ту самую видеокассету, где Ковалев, Максимов, кто-то из "Монтажспецбанка" проводят беззаботно время с пьяненькими и веселыми девицами. В этой клубной бане на Новом Арбате парилась и пила толпа знакомых Ангелевича. Одно время скрытой камерой снимали всех подряд. Конкретно на Ковалева никто компромат не собирал. Только когда обслуга, похотливо посмеиваясь, тыкала пальцами в мутные кадры, в белокожем неспортивном дядьке узнали министра юстиции.
На людях кассета появилась с согласия тогдашнего министра внутренних дел Анатолия Куликова. Личная обида на Ковалева была у него со времен первой чеченской компании, когда театрально хмурый и выглаженный министр юстиции, посетив ненадолго Чечню, прилюдно орал, гонял, как неструганного салагу, командующего внутренними войсками Куликова. Возглавив же МВД он прекрасно понимал, что аппаратно активный Ковалев, настаивая на передаче ГУИНа из подчинения МВД в Минюст, помимо ведомственных, имел и денежные интересы. Проект, по которому средства, выделенные государством, для обслуживания учреждений и органов исполняющих наказания будут лежать на счетах в "Монтажспецбанке" действительно существовал. А значит Ковалев просто мешал бы уголовному преследованию Ангелевича, на прекращении которого уже настаивали очень крупные российские финансовые структуры.
А так, дело простое.

P.S.: origindate::03.10.2001 Мосгорсуд приговорил экс-министра юстиции В. Ковалева к девяти годам лишения свободы условно.
Помощник министра юстиции А. Максимов приговорен к шестилетнему сроку условного наказания.
Дело в отношении заместителя начальника главного финансово-экономического управления Минюста В. Кучиной прекращено в следствии акта амнистии.
Государственный обвинитель оставил за собой право опротестовать приговор.


Приговор по делу Ковалева

Государственный обвинитель
Прокофьев Михаил Петрович

Старший следователь по особо важным делам Следственного Комитета МВД РФ
Шантин Геннадий Александроваич

1. [files_full.phtml?id=158 Приговор]
2. [files_full.phtml?id=159 Конкретная преступная деятельность группы выразилась в следующем.]
3. [files_full.phtml?id=160 Так, виновность подсудимых по каждому из эпизодов предъявленного обвинения подтверждается.]
4. [files_full.phtml?id=161 Хищение Ковалевым В.А. и Максимовым А.Б. 6.234.000 рублей путем оплаты авиабилетов для членов семьи Ковалева.]
5. [files_full.phtml?id=162 Хищение Ковалевым В.А. и Максимовым А.Б. 100.000.000 рублей с использованием счета фиктивной фирмы "Лемаж".]
6. [files_full.phtml?id=163 Хищение Ковалевым В.А. и Максимовым А.Б. 13.437.000 рублей с использованием счета фиктивной фирмы "Жилстройкомплект".]
7. [files_full.phtml?id=164 Хищение Ковалевым В.А. и Максимовым А.Б. 13.512.000 рублей с использованием счета фиктивной фирмы "Неаполь".]
8. [files_full.phtml?id=165 Хищение Ковалевым В.А. и Максимовым А.Б. 18.032.000 рублей с использованием счета фиктивной фирмы "Либи".]
9. [files_full.phtml?id=166 Хищение Ковалевым В.А. и Максимовым А.Б. 227.590.000 рублей с использованием счетов фиктивных фирм "Лемаж", "Сапсан", "Албур".]
10. [files_full.phtml?id=167 Хищение Ковалевым В.А. и Максимовым А.Б. 942.000 рублей путем оплаты памятника для матери Ковалева.]
11. [files_full.phtml?id=168 Хищение 650.000.000 рублей с использованием счета фиктивной фирмы "Гриффон".]
12. [files_full.phtml?id=169 Хищение Максимовым А.Б. 19.822.000 рублей, оформленных как командировочные расходы при поездке в Иран.]
13. [files_full.phtml?id=170 Получение Ковалевым В.А. и Максимовым А.Б. взяток.]
14. [files_full.phtml?id=171 Так получение Ковалевым В.А. и Максимовым А.Б. взяток в виде земельных участков подтверждается следующими материалами настоящего дела.]
15. [files_full.phtml?id=172 Получение Ковалевым В.А. и Максимовым А.Б. взяток в виде квартир подтверждается.]
16. [files_full.phtml?id=173 Получение Ковалевым В.А. взятки от Лискина Р.Б. подтверждается.]
17. [files_full.phtml?id=174 У суда нет оснований сомневаться в достоверности изложенных доказательств.]
18. [files_full.phtml?id=176 По изложенному и руководствуясь ст. ст. 300 - 303, 306, 309, 310, 313 - 315, 317 УПК РСФСР, суд приговорил…]
19. [files_full.phtml?id=177 Определение.] "