Криминал : Ночной кошмар ФБР. Могилевич

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Приходили. Кошмарили. Заставляли.

Любое уголовное дело состоит из множества ответвлений, в его орбиту попадают сотни людей, многие из которых в суде так и не появятся: ни в роли преступников, ни потерпевших, ни свидетелей. Но как только человек окажется втянутым в уголовное следствие, с ним могут произойти удивительные вещи, а еще более удивительные — с его бизнесом. Причем чем громче дело, тем чудеса крупнее.

Про арестованного Семена Могилевича (он же Шнайдер) все как-то уже подзабыли. Даже когда в понедельник в суде решался вопрос о том, выпускать ли его под какой-то умопомрачительный залог или нет, журналистов поначалу не было. Они караулили в другом помещении — где ожидался арестованный замминистра Сторчак.

Символично, потому что на самом деле о существовании Могилевича (как такового) и его дела (в особенности) сейчас хотелось бы позабыть очень многим: и тем, кто инициировал арест, и тем, по кому этот арест больно прошелся.

Арест Могилевича сыграл свою роль в подковерной кремлевской борьбе периода «назначения преемника» (о чем «Новая» уже писала), а теперь — лучше, чтобы его имя не упоминалось всуе, а он сам не упоминал вообще ничего и никого, кроме своих адвокатов.

Кстати, адвокатов для Могилевича нашли не сразу — как-то никто не решался.

А на первый план вышла история его формального подельника — владельца сети парфюмерных магазинов «Арбат Престиж» Некрасова. Любопытна она тем, что позволяет выяснить, как в России обналичивают политические расклады.

Начнем с известного. Кто такой Могилевич? Это ночной кошмар ФБР США, человек, который больше не мог бы нигде жить, кроме как в России. Именно поэтому существовать в нашей доброй стране ему нужно было очень тихо: никаких особых вольностей последнее время он позволить себе не мог — ну разве что вместе с государством.

Молва, которая, надо думать, никогда не материализуется в листах уголовного дела, приписывает Могилевичу одну идею — как заработать «правильных» денег. Она неоригинальна: газ — в обмен на продовольствие. Схема была некогда предложена Украине (времен Кучмы) и Туркмении (времен Ниязова): среднеазиатской республике — часть оплаты съедобной натурой, братьям-славянам — газ. Из курса географии известно, что эти государства между собой не граничат, — потому России, смешивающей отечественное и импортное голубое золото где-то в своих трубопроводах, — бонус: разница в оплате за счет транспортировки.

Главная особенность тут в том, что одна государственная компания («Газпром») как бы не очень входила в финансовые потребности другой дочерней государственной компании занимавшейся транспортировкй газа, но, правда, ко взаимному удовольствию. Для столь хитроумных идей и возникли связанные с неким Фирташем: зарегистрированая в венгерской деревне компания «Еуралтрансгаз», а затем «РосУкрЭнерго».

Иностранцы вяло бурчали что-то про гипотетическую связь «Газпрома» с Могилевичем, но ни украинцы (исходя из своих, весьма прозаичных причин), ни россияне (исходя из того же) особенно на это внимания не обращали.

До тех пор, пока в прошлом году в Сочи не поссорились тогда еще не окончательный преемник Дмитрий Медведев и сотрудник администрации действующего президента Игорь Сечин.

Медведев, как известно, отвечал за «Газпром», а Сечин пока курирует силовые структуры и кое-что еще — «Роснефть» например. Вот из-за этого пока — весь сыр-бор. Силовые структуры неожиданно для всех арестовали Могилевича. Силовые структуры — не бог весть какие: управление МВД по Центральному федеральному округу.

Брать Могилевича за схемы с «Газпромом» в планы не входило по вполне понятным причинам. Долго искали, на чем «подвесить». Решили найти «непрофильный» бизнес и вспомнили, что люди Могилевича когда-то владели 40 процентами парфюмерной империи Некрасова. Эта связь и обосновала маски-шоу. Хотели до кучи взять и Фирташа, но не догадались про пробки — тот на 40 минут опоздал на встречу с Могилевичем, узнал про аресты — и был таков.

В итоге комбинация прошла успешно: кто надо к кому надо зашел с папочкой листочков неприятного содержания и вышел, уверенный в светлом будущем. Про Могилевича можно теперь и забыть, но что делать с Некрасовым? И потом — люди работали, старались, проводили аресты, допрашивали…

Надо сказать, что и на этот случай существует схема, отточенная многолетней правоприменительной практикой. Сотрудники арестовывают имярек, мурыжат и предлагают сделку: ты продаешь свой бизнес такому-то, но дешевле раз во столько-то — а тебе условный срок выйдет, ну или — не условный, а смешной.

Так отжимали многие бизнесы, ту же строительную империю Воронина, бывшего зама вице-мэра Ресина, — ОАО СПК «Развитие». А перекупщиков на отжатый товар найти нетрудно: есть люди, которые хорошо информированы, где и кого отжимают. Бизнес Воронина, например, по чудесному совпадению, оказался сначала в бывшей бизнес-империи ныне сенатора Сулеймана Керимова, чтобы потом перейти к Олегу Дерипаске.

К Некрасову же это имеет вот какое отношение. На прошлой неделе в офис его адвоката Александра Добровинского зашел приличный человек, при должности, скажем так, уровня замминистра, и предложил сделку. Ваш клиент, — говорит, — Некрасов продает человеку, на которого мы укажем, свой бизнес за 3 миллиона долларов, либо садится на срок от 6 до 10.

Чтобы было понятно: бизнес Некрасова — не только духи, это еще порядка 90 магазинов, занимающих гигантскую площадь (в собственности и долгосрочной аренде), что все вместе можно оценить в миллиарда полтора долларов.

Тем временем в Управлении ЦФО собирают документальную базу, способную эту сделку гарантировать от неожиданностей. Делается это так. Ищутся поставщики Некрасова (бывшие или нынешние), желательно женщины. К ним приходят опера и сообщают:

значит так, дамы, вы пишите, что ваши фирмы — не ваши, а созданы на ваши паспорта, украденные когда-то при невыясненных обстоятельствах. Остальное — наше дело, либо — налоги ведь наверняка не все платили… Так реальную фирму выдают за «одуванчик» — однодневку, призванную перекачивать «черный» и «серый» нал. А далее — дело техники.

Дамы, естественно, в слезы — пишут, подписывают. Думают потом. Потом выясняется, что все это — выход не лучший, исходя из этических соображений да и из самой личности Могилевича.

Татьяна Петунова, например, бывший директор ООО «Оригинал», приобрела фирму в надежде раскрутить собственное дело. По словам Петуновой, она собственноручно подписывала договор с представителями «Арбат Престижа», а также все бухгалтерские документы.

Несколько месяцев назад Петунову вызвали в прокуратуру. Там на стол кинули бумаги и договора, подписанные ее рукой.

— Ты подписывала? — спросили.
— Я.
— Неправда, сейчас будем делать экспертизу почерка.

По словам Татьяны, ей угрожали и склоняли к даче ложных показаний. «Они сразу сказали: «Ты отсюда не выйдешь, пока не скажешь все, что нужно», — рассказала бывший директор ООО «Оригинал». — Хотят делать графологическую экспертизу? Пусть делают. Я принесла образец почерка».

Как бы то ни было, дело дошло до отказа от первоначальных показаний, следователь, как рассказывают, впал в ступор: он долго молчал, потом кричал, потом выбежал совещаться. Известно, что все его крики нашли усилиями адвоката достойное отражение в протоколе допроса, который теперь можно разве что съесть.

Остальные детали были озвучены на пресс-конференции, данной вчера фигурантами «дела Некрасова» и их адвокатами. Как-либо дополнительно останавливаться на них смысла нет — поскольку частность. Нас же волнует механика.

А что касается нашей истории… Если, несмотря на пресс-конференцию, дело выгорит и не найдется покупатель, способный взять бизнес Некрасова, пусть за полцены (но все-таки не за 1/500 ее часть), то в ближайшем времени мы заметим, как все забудут про «Арбат Престиж», его владелец получит условный срок, а бизнес тихо кто-нибудь купит — из тех, кто не любит, когда хорошие вещи валяются на земле. Почему бы, например, не структуры, когда-то принадлежавшие господину Керимову? А кто удивится, если потом бизнес кто-нибудь и перекупит? Известно же, например, что очень сильно в новых площадях нуждается владелец парфюмерной сети «Рив Гош» Олег Бойко, широко известный общественности по забавным 90-м.

Комментарии

В Управлении МВД по ЦФО отказались комментировать заявления адвоката Добровинского по поводу сделки, предложенной Некрасову.

Елена — представитель пресс-службы Ritzio Entertainment Group (компании, аффилированной с холдингом Finstar-holding Ltd., управляющим активами Олега Бойко и ставшим недавно акционером парфюмерной сети «Рив Гош») в ответ на просьбу «Новой газеты» прокомментировать версии экспертов о возможном приобретении активов «Арбат Престиж» структурами предпринимателя Олега Бойко: «Нет, это не так… Какие эксперты вам это сказали? «Финстар» — частичный акционер «Рив Гош». У господина Бойко, как вы знаете, есть и другие бизнесы. Наша компания, в частности компания «Финстар», в приобретении сети «Арбат Престиж» не заинтересована».

В компаниях, относящихся к бизнес-империи, некогда принадлежавшей предпринимателю Сулейману Керимову («Нафта-Москва» и «Полиметалл»), на вопросы «Новой» об интересе к империи «Арбат Престиж» в телефонном разговоре комментировать не стали."