Криминал : Фальсификаторы из «Дылача». Туракин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Бремя собирать камни. Государство испытывает трудности с наведением порядка в добыче нефрита

«Прошло почти полтора месяца с момента возбуждения уголовного дела против общины "Дылача" (Республика Бурятия), руководителей которой правоохранители считают виновными в хищении нефрита на 600 млн рублей. За это время разбирательство приняло федеральный масштаб и высветило все проблемы нефритовой отрасли региона. А их действительно много: здесь и явная ее криминализация, и отсутствие у государства рычагов для эффективного регулирования добычи ценного камня, и неспособность обеспечить адекватные налоговые поступления в бюджеты всех уровней. Между тем, по мнению экспертов, скорейшее наведение порядка в индустрии не только придаст импульс к развитию бурятской экономики, но и позволит улучшить социальную обстановку в республике.
Более трех лет бурятские власти предпринимают систематические попытки придать нефритодобыче цивилизованный вид. Начиналось все в 2009 г. с обсуждения концепции управляющей госкомпании, которая, как планировалось, должна была взять на себя ответственность за развитие отрасли.

Тогда ответственные чиновники декларировали готовность разобраться с проблемами в максимально сжатые сроки. "В 2010 году раз и навсегда разобраться с нефритом", - так, помнится, высказывался президент Бурятии Вячеслав Наговицын. Цель, как писала пресса, была ясна: "Республика научится оставлять у себя заоблачную добавленную стоимость, которую зарабатывают китайцы на обработке нефрита". Так высказывался вице-премьер бурятского правительства Александр Чепик. Экспортные цены на бурятский нефрит, уточняли журналисты, занижены как минимум в пять раз, а сумма налоговых отчислений в бюджет может быть на порядок выше. Об этом говорил, в частности, Владимир Матханов, на тот момент депутат Госдумы, а ныне зампред регионального правительства по социальному развитию.

Обсуждая необходимость появления в отрасли серьезного и, главное, законопослушного игрока, власти обращали внимание на положение дел у действующих добытчиков камня. СМИ сообщали, что в том же 2009 году Александр Чепик на одном из совещаний недоуменно обращался к представителям упомянутой "Дылачи": "Мы получили информацию, что средняя цена проданного на экспорт нефрита у вас около 60 долларов за килограмм. Но, по официально подтвержденным данным от министерства иностранных дел России и торгово-промышленной палаты Китая, ценовой диапазон такого же сортового нефрита в Китае варьируется от 500 до 3-5 тысяч долларов за килограмм. Если "случайно" умножить 500 долларов на 741 тонну сортового нефрита (декларируемый объем добычи общиной камня с 1994 по 2009 гг., - Прим. ред.), то у меня получилось 350 миллионов долларов", - сообщает «Российская газета».

Впрочем, вскоре разговоры об очищении отрасли сошли на нет. И очередное наступление на "черный" нефритовый рынок власти начали только в этом году. Очевидно, какое-то время у них ушло на подготовку к новому походу.

Момент давно назрел, считают наблюдатели. "Легальная добыча нефрита в нашей стране есть, хотя статистика по ней отсутствует. По крайней мере найти ее не удалось", - цитировали СМИ ведущего эксперта УК "Финам менеджмент" Дмитрия Баранова. "Около 90% нефритов находится на территории Бурятии. С учетом растущего спроса на нефрит в Китае существующие проблемы будут увеличиваться. Поэтому, если можно так сказать, нужно принимать решения в краткосрочном периоде, упреждать возможный ход событий", - призывает власти начальник отдела методологии оценочной деятельности АКГ "МЭФ-Аудит" Константин Гречухин.

На этот раз официальная Бурятия действует как в экономическом, так и в правоохранительном направлениях.

В августе стало известно о наделении Улан-Удэнского таможенного поста компетенцией по декларированию нефрита. Отныне прочие посты на территории России не уполномочены выдавать документы на вывоз с территории нашей страны ценного минерала. Таким образом, ФТС пошла навстречу Вячеславу Наговицыну, сравнительно долгое время добивавшемуся принятия этой меры.

Дан бой недобросовестным экспортерам - дан бой и криминалу. По сообщениям СМИ, в конце сентября Главное управление МВД России по Сибирскому федеральному округу сообщило, что в Бурятии пресечена деятельность организованной преступной группы, занимавшейся в том числе незаконными операциями на рынке нефрита. В ходе спецоперации был задержан криминальный авторитет Ильшат Садыков по прозвищу Садык.

В Бурятии пресечена деятельность организованной преступной группы, занимавшейся в том числе незаконными операциями на рынке нефрита
Тогда же министр внутренних дел республики Александр Зайченко, отчитываясь перед депутатами Народного Хурала, заявил о высокой вероятности возбуждения еще нескольких уголовных дел, связанных с добычей ценного минерала. И 5 октября информационные агентства оповестили о начале следствия "в отношении неустановленных лиц из числа руководства семейно-родовой эвенкийской общины "Дылача". Как пояснили в Главном управлении экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России (пресса много писала об этом), "с мая 2011 года по октябрь 2012 года подозреваемые организовали нелегальную добычу нефрита на территории Кавоктинского месторождения Баунтовского эвенкийского района Бурятии... Установлено, что в лицензионно-разрешительных документах на использование недр сфальсифицированы графические координаты предоставленного общине участка, что позволило фигурантам под видом легальной добычи разрабатывать залежи на другой территории".

Тем не менее в настоящий момент представители "Дылачи" стараются в очередной раз снять вопросы, возникшие к общине, и в публичных комментариях представляют уголовное дело как "дискриминацию эвенкийского народа", "рейдерский захват" и "произвол правоохранительных органов". Местные газеты, реагируя на такую тактику защиты, сразу заговорили о "первой в новейшей истории Бурятии попытке повлиять на решения федеральной власти путем поднятия национального вопроса".

Стоит отметить, что республиканские власти предостерегали общину от голословных обвинений. В частности, как недавно подчеркнул Вячеслав Наговицын в СМИ, "есть обычный нормальный порядок оспаривания действий. Если бизнесу не нравится, если они видят, что кто-то нарушает их права, то они могут либо в суд обратиться, либо в прокуратуру. Но, как вы видите, этого не происходит. Никуда заявления не идут, идут заявления в СМИ".

Кстати, ранее высокопоставленные республиканские чиновники отмечали устойчивую связь между уклоняющимися от соблюдения законодательства фирмами и многочисленными "черными копателями", практически безнаказанно осваивающими нефритовые месторождения.
В СМИ прозвучала и такая информация: "Хищением нефрита в Бурятии из распределенных и нераспределенных фондов занимаются не только физические лица, но и целый ряд организаций". Об этом рассказал весной этого года министр природных ресурсов Бурятии Баир Ангаев и привел следующие цифры: "По сравнению с 2010 годом в прошлом году на 75% выросло количество уголовных дел, возбужденных по фактам хищения нефрита с месторождений, а также грабежей и разбойных нападений на нефритодобывающие предприятия".

О массовом характере нелегальной добычи нефрита неоднократно сообщалось и в республиканском МВД. "Редкая неделя проходит без того, чтобы руководитель нефритодобывающего предприятия не прислал в мой адрес письмо о том, что на территории района одновременно находятся 100 - 150 человек, которые варварским способом добывают нефрит, наносят ущерб и так далее", - в начале года отмечал в СМИ глава бурятской полиции Александр Зайченко.

Журналисты ссылались также на мнение аналитика АКГ "МЭФ-Аудит" Константина Гречухина, усматривающего в сложившейся ситуации "проблемы общеэкономического регионального характера". "Нельзя сказать, чтобы та же Бурятия была в числе первых среди регионов с высокими темпами экономического развития", - говорит эксперт. По его словам, для решения проблем нефритовой отрасли "необходим комплексный подход. Люди должны быть обеспечены рабочими местами в других сферах экономики. Это также позволит снизить случаи криминального характера в отрасли".

"Возможно, федеральным и региональным властям стоит принять какие-то экономические меры, которые позволят создать такие условия, выгодные лишь добросовестным компаниям, давно работающим на этом рынке", - со своей стороны предлагает Дмитрий Баранов. "Можно составить законодательный перечень требований к лицам, желающим заниматься добычей. Если, к примеру, у компании нет необходимых ресурсов для ведения геологоразведочных работ, то это уже может служить ограничением", - дополняет коллегу Константин Гречухин.

Здесь нельзя не отметить, что свои предложения по регулированию нефритодобычи есть и у правоохранителей. В беседе с журналистами Александр Зайченко как-то сетовал на такую проблему в сфере регулирования нефритодобычи: "Поскольку законодательством РФ нефрит не определен как драгоценный и полудрагоценный камень, ответственность за все эти незаконные действия наступает только административная. Причем правомочны заниматься этим всего лишь два учреждения, к которым полиция не относится". По мнению полицейских, ужесточение вплоть до уголовного наказания за незаконную добычу и оборот нефрита в определенной мере будет способствовать наведению порядка.

А вот еще высказывание Гречухина, процитированное прессой: "Проблема еще находится в той же области, как в свое время было с вырубкой леса. Никто ничего не покупал и не оформлял, а спокойно себе вырубал сколько необходимо".

Если так, то властям надо поспешить с встраиванием нефритовой отрасли в цивилизованную экономику. Иначе богатства бурятских недр утекут у государства сквозь пальцы».
Павел Егоров, "Российская газета" - Федеральный выпуск №5936 (263), origindate::15.11.2012
"