Кровавая битва за леса России (апрель 2003)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия, origindate::25.04.2002, Перевод: "Иносми.Ру"

Кровавая битва за леса России

Дерипаска наглеет, пользуясь близостью к главе Кремля

Эльфи Зигль (Elfie Siegl)

Converted 14369.jpgСерые панельные строения устало стоят среди голых деревьев и кустов. По ямам топкой от грязи дороге время от времени громыхают машины, промелькнет по снежной жиже тротуаров одинокий прохожий. Еще несколько дней и теплое весеннее солнышко вскроет ледяное покрывало широкой Двины. Новодвинск - городок на ее берегу - тогда обычно лениво просыпается после долгой зимней спячки. Но в этом году все иначе. Людей охватил ужас, поразил страшный сон о незваных гостях, которые придут издалека, чтобы лишить их возможности существования. Как только по радио будет объявлено, чтобы они собирались в дорогу, им уже будет ясно, что страшный сон становится реальностью. А произойти все может уже в эти дни.

Дело в том, что целлюлозно-бумажному комбинату, который дает жителям этих мест работу и хлеб, грозит опасность. С той поры, как комбинат пошел в гору и с помощью иностранных инвесторов был модернизирован, он приковывает к себе алчные взоры. Российская деревообрабатывающая промышленность, которую правительство до сих пор недооценивало, стала, между тем, приносить выручку в размере четырех миллиардов долларов США в год, из них 300 миллионов приходятся на новодвинский комбинат. После нефти, газа и металла древесина и бумажно-беловые изделия стали одной из самых прибыльных статей экспорта. Поэтому нет ничего удивительного, что российские финансово-промышленные группы, крупные предприниматели стали все внимательнее присматриваться к этой отрасли. К тому же, в отличие от нефти и газа, лес - сырье особое, не требующее соблюдения столь сложных технических условий. Он восстанавливается, если в нем правильно хозяйствовать и надлежащим образом заниматься лесонасаждениями. Опасность комбинату грозит со стороны российского алюминиевого барона Олега Дерипаски, который в 1997 году в возрасте всего лишь 29 лет стал президентом холдинга "Сибирский алюминий" ("Сибал") и сегодня входит в плеяду молодых, супербогатых русских, имеющих свободный доступ к президенту Путину. Дерипаску из-за грубых методов ведения бизнеса в стране боятся. Фирменным знаком "Сибала" в ходе перераспределения собственности в российской металлургической отрасли считался силовой захват успешно работающих предприятий путем оказания административного давления, а зачастую и путем насильной смены владельца и управленческого аппарата. И, вот, теперь холдинг из восточно-сибирской Хакассии взялся за деревообрабатывающую промышленность.

В сентябре прошлого года на очереди оказался целлюлозно-бумажный комбинат в сибирском Усть-Илимске, в декабре настал черед комбината в соседнем Братске. Там по решению суда, в который подал иск один из миноритарных акционеров, с помощью вооруженной силы в должности был восстановлен прежний генеральный директор. Как следствие выросла дебиторская задолженность, прежде всего по электроэнергии. Задолжавший большую сумму комбинат был объявлен неплатежеспособным, иными словами, банкротом. Предприятие было приобретено "Сибалом", который распродал его активы. В течение одного месяца новый владелец нанес предприятию ущерб в размере двадцати миллионов долларов США. После того, как усть-илимский комбинат был обескровлен, позволили вернуться прежним собственникам, выплатившим, как говорят, наценку в размере 100 миллионов долларов США. В России, писала недавно архангельская газета "Правда Севера", в настоящее время идет война между "финансовым спекулятивным капиталом и капиталом промышленным". Один из немецких инвесторов говорит, что крупные российские предприниматели приобретают акции в основном лишь для того, чтобы потом их с выгодой продать. "При этом речь идет о быстрой спекулятивной прибыли, а не о долгосрочных, стратегических инвестициях. А плоды чужого труда оседают в их собственных карманах".

Теперь менеджеры "Сибала" на пути из Восточной Сибири в Новодвинск. Там они хотят взять под свой контроль целлюлозно-бумажный комбинат. Все идет по привычному сценарию. Первый акт: посланники холдинга потребовали от австрийского инвестора и обоих немецких кредиторов, которым в общей сложности принадлежит контрольный пакет акций, продать свои доли. Они отказались. Второй акт: один из миноритарных акционеров из Хакассии, который приобрел в середине февраля 0,0025 процента акций архангельского комбината, подает несколько дней спустя в местный суд у себя дома иск по поводу мнимых нарушений правил приватизации комбината, проходившей почти десять лет назад. Следствие было прекращено в конце марта. Несколько позже в суд подает иск другой миноритарный акционер - пенсионер из деревеньки под Владивостоком, что в 8 000 километрах от Архангельска. Он требует смещения генерального директора комбината и восстановления в должности его предшественника. Основание: Наблюдательный совет предприятия назначил новым директором 47-летнего главного инженера Владимира Белоглазова, не проголосовав за отстранение прежнего директора. Однако тот еще три года назад ушел в отставку сам, поскольку ему предложили серьезную работу в администрации Архангельской области.

Этот акционер требует также остановить работу предприятия, пока не будет принято окончательное судебное решение. Но Первое заседание суда назначено на 30 апреля, а это канун майских праздников и православной Пасхи. Если суд удовлетворит жалобу истца, то это будет иметь для комбината тяжелые последствия. Дело в том, что две недели, в течение которых суд из-за праздников не сможет работать, а комбинат будет лишен возможности подать апелляцию, люди "Сибала" намерены, судя по всему, использовать для того, чтобы восстановить в должности, что с правовой точки зрения возможно, прежнего директора Архангельского комбината, как это было в Усть-Илимске и Братске. "В данном случае происходит злоупотребление Законом о защите прав миноритарных акционеров в интересах крупных финансово-промышленных групп", - говорит представитель немецких инвесторов. Нельзя, конечно, вмешиваться в борьбу русских за передел собственности, но мы должны обезопасить свои инвестиции и законно приобретенную собственность и поднять тревогу среди общественности, если они окажутся под угрозой. В случае с новодвинским комбинатом речь идет о сумме в 300 миллионов долларов США, которые были вложены за последние четыре года. Эти деньги пошли, прежде всего, на модернизацию оборудования и доведение качества продукции до международных стандартов.

В случае, если окружной суд на Дальнем Востоке удовлетворит иск миноритарного акционера, то на комбинате ожидают попытки вооруженного захвата предприятия. Это было бы третьим актом. К нему готовятся.

Усилена охрана комбината, усилен контроль, деревянные двери в здании управления поменяли на металлические, коллектив призвали защитить комбинат от захвата службой безопасности "Сибала". Жители Новодвинска должны блокировать подступы к комбинату, как только последует сообщение по радио. Речь идет о их будущем.

Новодвинск, расположенный в богатой лесами северо-западной части России, и насчитывающий 50 000 жителей, является одним из многих городов, которые зависят от градообразующих предприятий. В сталинские времена такие города становились местом жительства коллективов гигантских промышленных комбинатов, строившиеся на пустом месте. Такие населенные пункты полностью зависят от подобных градообразующих промышленных гигантов. Если комбинат останавливает свою работу, то для соответствующего города и их жителей это означает социальную катастрофу и медленную смерть. Новодвинск, в отличие от других подобных населенных пунктов с градообразующими предприятиями, судьба до сих пор миловала. Целлюлозно-бумажный комбинат относится к числу пяти крупнейших предприятий российской деревообрабатывающей промышленности. На нем работают 7 500 человек. Комбинат финансирует через отчисление налогов 90 процентов бюджета Новодвинска и платит рабочим в качестве зарплаты в среднем по 9 000 рублей (300 долларов США), это в два раза больше, чем в целом по Архангельской области. Он был основан 28 августа 1940 года, там быстро вырос комбинат. "Десять лет назад нам принадлежал весь город Новодвинск, - говорит генеральный директор Белоглазов, - жилые дома, улицы, транспорт, инфраструктура". Комбинат уже давно не в состоянии все это оплачивать, но до сих пор он финансирует Дворец культуры, плавательный бассейн, санатории и интернаты. В 1994 году комбинат был приватизирован, 51 процент акций остался у коллектива предприятия, 49 процентов - в руках государства. С той поры отношения собственности кардинально изменились. Контрольный пакет акций, более 60 процентов, уже четыре года, как у иностранных инвесторов: у гамбургской компании "Papier-Handelshaeuser Conrad Jacobson" и у Якоба Юргенсена (Jacob Juergensen), а также у венского акционерного общества "Wiener AG Wilfried Heinzel". У государства остался лишь один процент акций. Комбинат, в отличие от многих других предприятий в России, своевременно выплачивает рабочим заработную плату. Однако существует страх, что здешним людям вскоре придется расстаться с мечтой о стабильной и спокойной работе. "Если "Сибал" намерен инвестировать в нашу деревообрабатывающую промышленность, - говорит председатель Наблюдательного совета комбината Владимир Крупчак, по образованию стоматолог, а сегодня глава крупного промышленного холдинга в Архангельске, - он может арендовать по соседству с комбинатом участок земли и построить на нем целлюлозно-бумажную фабрику. Работы хватит для всех, а конкуренция только оживляет бизнес".