Кровавый след «ЮКОСа»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

64f8c4d8c.jpg

Следственный комитет РФ возобновил дело об убийстве мэра Нефтеюганска

Убийство Владимира Петухова произошло в 1998 году.

Официальный представитель СК Владимир Маркин назвал причиной возобновления расследования по громкому делу «вновь открывшиеся обстоятельства».

Следователи проведут ряд следственных действий. В том числе допрос подозреваемых свидетелей по делу. Среди них, отмечает Маркин, экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. «Его отсутствие на территории России не станет непреодолимым препятствием для проведения с ним всех необходимых следственных действий», - отметил официальный представитель СКР.

Цитирую дословно: «В связи с вновь открывшимися обстоятельствами принято решение о возобновлении расследования уголовного дела об убийстве в 1998 году мэра Нефтеюганска Владимира Петухова. По появившейся в распоряжении Следственного комитета оперативной информации, в роли заказчика этого убийства и ряда других особо тяжких преступлений мог выступать непосредственно руководитель ЮКОСа Михаил Ходорковский».

Михаил Ходорковский очень обиделся и сообщил общественности о том, что дело якобы заказное и связано с некими решениями Гаагского суда или с его оппозиционными статьями в сети.

Персонально для Михаила Борисовича и тех, кто до сих пор активно пытаются убедить общественность (преимущественно западную) в том, что на руках Ходорковского нет крови, повторно публикую свое расследование деятельности «ЮКОСа». Просто прочтите, а потом задайте себе вопрос – так нет на его руках крови? Или есть?


"Более одиннадцати лет назад, 24 декабря 2003 года, ровно через два месяца после ареста Ходорковского, я опубликовал документы о покушении на два заказных убийства и интервью выжившего нефтяного бизнесмена Евгения Рыбина. На Рыбина было два покушения (1998 и 1999 года), в результате которых погиб один человек и двое остались инвалидами. Сам бизнесмен выжил и впоследствии дал мне эксклюзивное интервью, в котором назвал заказчиков покушений и рассказал все подробности и причины.

Тогда, в 2003 году мне предлагали деньги и всяческие блага за то, чтобы данные документы и интервью не попали в печать и в интернет. Потом угрожали. Но материал все же «пошел» и был перепечатан на множестве информационных ресурсов.

А когда осужденные экс-миллиардеры Ходорковский и Лебедев весьма оперативно стали «узниками совести», превратились в знамена оппозиции и в мировые символы «открытого и честного» российского бизнеса, угнетаемого властью, произошли странные события. Этот текст с интервью вдруг тихо исчез с сайтов самых «прогрессивных и креативных» СМИ. Исчез в большом количестве (более десяти публикаций), безвозвратно и невосстановимо. Вместе со всеми фактами и комментариями.

Пока Михаил Ходорковский отбывал наказание в местах лишения свободы, я не восстанавливал прошлые и загадочно растворившиеся публикации, связанные с его именем. Но сейчас, когда Михаил Борисович оказался на свободе, настало время вспомнить.

Итак, те самые исчезнувшие статья и интервью 2003 года:


«24.12.2003

Откровения Евгения Рыбина: "Меня заказал Ходорковский"


2003 год. В центре внимания российской, да и не только, прессы — уголовные дела, связанные с компанией ЮКОС. Регулярно появляются похожие друг на друга материалы о том, что генпрокуратура действует по «заказу сверху», что ЮКОС в принципе хорошая компания, а силовики хотят все отнять и «распилить» между собой.

Меня абсолютно не волнует судьба миллиардов Ходорковского, мне неинтересно, кто будет ими управлять в дальнейшем. Меня больше интересует, насколько реальны подозрения Генеральной прокуратуры в отношении ряда влиятельных лиц ЮКОСа и его структур. Мы располагаем некоторыми документами и свидетельствами по одному из уголовных дел, которое сейчас ведет Генпрокуратура РФ, связанному с компанией ЮКОС. Ниже будут приведены выдержки из этих документов, с небольшими пояснениями и без каких бы то ни было комментариев. Чтобы у читающих не возникло желания обвинить нас в предвзятости.

Из оперативной справки: «24.11.1998 года в 22 часа у дома 30 по ул.Удальцова г.Москвы было совершено покушение на гражданина Рыбина Е.Л. путем обстрела из автоматического оружия… 05.03.1999 года в 20.00 на проселочной дороге у Николо-Хованского кладбища было совершено покушение на гражданина Рыбина Е.Л. с применением взрывного устройства, заложенного на проезжей части, и обстрела автомобиля, где должен был находиться Рыбин, из автоматического оружия… В результате погиб водитель автомашины Федотов … получили ранения различной степени тяжести и стали инвалидами сотрудники охраны – работники милиции Иванов, Филиппов…»


Из заявления на имя генпрокурора Устинова от Рыбина Евгения Львовича: «Причиной вышеуказанных преступлений с полной уверенностью считаю производственный конфликт междукомпанией «Ист-Петролеум», которую я тогда возглавлял, и нефтяной компанией ЮКОС ввиду невыполнения договорных обязательств последней».


Покушение на Рыбина, оружие


436107.jpg

Оружие из которого был сделан выстрел по машине Рыбина


Далее я хотел бы ознакомить читателей с некоторыми цитатами из другого официального документа. Перед нами «Справка штаба оперативной группы МВД России о проделанной работе по фактам преступлений, совершенных 24.11.98 и 05.03.99 в отношении гр-на Рыбина Е.Л. от 03.05.2000 г.».

«При осуществлении оперативного сопровождения уголовных дел №214361 и №127263, возбужденных по фактам покушений … на гражданина Рыбина Евгения Львовича … работающего управляющим «Ист-Петролеум» … работа сотрудников проводится по основной версии: преступления связаны с коммерческой деятельностью Рыбина, и в частности – с предъявлением им крупных финансовых претензий к руководству нефтяной компании ЮКОС, возглавляемой Ходорковским М.Б.

При проведении первоначальных оперативно-следственных мероприятий получена информация о том, что данные преступления совершены в результате противостояния компании «Ист-Петролеум», руководителем которой является Рыбин, и концерна ЮКОС, руководителем которого является Ходорковский. Конфликтная ситуация возникла из-за разногласий по вопросу выплаты долгов в сумме $100 млн. НК ЮКОС компании «Ист-Петролеум».

«В ходе работы СОГ получена оперативная информация о том, что заказ на физическое устранение Рыбина сделан сотрудниками компании ЮКОС Ш.и Г. (фамилии есть в редакции). Согласно имеющейся информации, к преступлению также причастен работник ЮКОС К. (фамилия есть в редакции), который нашел исполнителей в подразделении ВДВ, дислоцирующемся в районе…»

Мы решили, что наиболее подробно об этой истории может рассказать сам бизнесмен Евгений Рыбин. Найти Евгения Львовича оказалось непросто, а беседовать он согласился только в нейтральной стране. Наш разговор состоялся в одном из отелей Вены, и я привожу его полностью, без сокращений и комментариев:

– Мы с вами не виделись четыре года после того страшного происшествия в марте 99-го года. Тогда вы назвали с большой долей вероятности заказчика покушения на вас. Давайте восстановим события того времени.

– Да, если вы помните, это было уже второе покушение на меня. Первое было в ноябре 98-го года, когда киллер стрелял на улице Удальцова из автомата и промахнулся. Заказчики этих покушений пока еще не найдены. По первому делу следственные органы провели большую работу для того, чтобы задержать исполнителя, и в итоге он все-таки был осужден.

Я уверен, что оба покушения были организованы одними и теми же людьми. У меня по-прежнему единственная версия случившегося – это мои производственные, коммерческие дела, связанные с компанией ЮКОС. Я убежден, что именно некоторыми сотрудниками ЮКОСа были заказаны оба эти преступления. И я думаю, что основная версия следствия тоже именно эта. Дела сейчас находятся в Генпрокуратуре, работает большая следственная группа при поддержке и МВД, и ФСБ. Все это вселяет надежду в то, что преступление будет раскрыто.

– По вашему мнению, основная версия следствия – это ЮКОС. Получается, что кто-то рассердился на вас и дал команду нанять киллера?

– Мне трудно говорить, Ходорковский ли нанимал киллера, или Шестопалов, или кто-то еще другой, я знаю, что в моей жизни есть сложная конфликтная ситуация с компанией ЮКОС. Все это имеет отношение к службе безопасности компании ЮКОС и к тем людям, которые руководят этой службой, – я в этом абсолютно уверен.

Причиной стал конфликт, связанный с возмещением инвестиционных затрат из компании «Ист-Петролеум», которой я руководил более шести лет, в компанию «Томскнефть». После приватизации в 97-м году «Томскнефть» стала принадлежать ЮКОСу, и после восьмимесячных переговоров между представителями компаний «Ист-Петролеум» и «Томскнефть» (то есть ЮКОСа) мы так и не пришли к соглашению. Тогда, я думаю, и была придумана такая идея: давайте уберем Рыбина, и конфликт рассосется сам по себе.

Но он не рассосется, потому что проблема долгов будет существовать, пока существуют «Томскнефть» и ЮКОС.

– То есть ЮКОС был должен «Ист-Петролеуму»?

– Да, совершенно верно. «Томскнефть» не возвратила инвестиционный вклад компании «Ист-Петролеум». Это около 50 миллионов долларов.

Я могу объяснить, почему сложилась такая ситуация. В 1998 году на ЮКОСе повисли огромные обязательства и займы. Все это было в период, когда приобреталась ВНК: купили ее больше чем за 1 миллиард долларов. Были кредиты, были долги… А в 1998 году ситуация на нефтяном рынке была сложная: цена на нефть была очень низкая, она опускалась до 15–16 долларов за баррель, то есть доходность предприятий была минимальной или ее вообще не было. Был разрушен баланс совместной деятельности, который был у «Томскнефти» и «Ист-Петролеум», то есть односторонне «Томскнефть» и ЮКОС забирали всю нефть, не рассчитываясь по обязательствам совместной деятельности. За восемь месяцев накопился огромный долг, который надо было возвращать и восстанавливать баланс, – это было сложно и дорого.

Но самое главное то, что мы – западная компания, мы отчитывались перед австрийским и швейцарским законодательством, мы работали по абсолютно прозрачным схемам. Вот есть себестоимость нефти – 2000 рублей. Мы эти 2000 рублей и показывали. Если прибыль составляла 100 рублей, она и показывалась как 100 рублей. ЮКОС же предлагал нам совершенно другую схему, когда нефтепродукты по низкой цене проходили по разным левым схемам, через офшоры, через подставные компании. Потом оказывались за рубежом, но уже по мировым ценам или, скажем, на внутреннем рынке – но по коммерческим ценам. И тогда получалась колоссальнейшая прибыль, которая просто-напросто «отмывалась». Мы были против, и мы не имели права работать так, потому что подотчетны западным структурам.

– Скажите, а кто вел с вами переговоры, кто предлагал эти схемы?

– Переговоры с нами вели и Платон Лебедев, и Казаков – вице-президенты ЮКОСа, и Бейлин – руководитель компании «ЮКОС-Москва», и ряд других лиц. Две рабочие группы от обеих сторон восемь месяцев договаривались и ни о чем не договорились. Лебедев возглавлял весь переговорный процесс. У меня были с ним переговоры, но, к сожалению, общего языка мы с ним не находили.

Наша схема их не устраивала. Скажем, совместно добываемой нефти у «Ист-Петролеум» и «Томскнефти» было 100 тысяч тонн в месяц. А сама, без нашего участия, «Томскнефть» добывала 1 миллион 200 тысяч тонн. Нашими были 7–8% от добываемой нефти. Представьте себе картину, когда 7–8% от добываемой нефти идет по нормальной, чистой схеме, с абсолютно реальной прибылью, абсолютно реальными налогами, которые платятся государству. А основной поток – 90 с лишним процентов – по грязным схемам, когда налоги государству не платятся, акции обесцениваются, люди не получают никаких дивидендов, все идет на чистейший «отмыв». И, конечно, нельзя было допустить вот этой совместной деятельности. Прекратить ее было можно одним путем — расторгнуть договор, вернуть компании вложенные средства и разойтись. Но кем-то было принято другое решение: убьем Рыбина, капиталисты далеко, они не будут ездить сюда, получив такой наглядный урок – Рыбина замочили и вас, если поедете, тоже…

– А были ли у вас в бизнесе другие конфликты,кроме ЮКОСа?

– Нет, у нас никогда серьезных конфликтов не было. Еще раз повторяю: компания работала прозрачно, соотношение кредиторской и дебиторской задолженностей всегда было в пользу дебиторской – на 80–90%.

И когда внезапно 27 декабря 1997 года «Томскнефть» перешла во владение ЮКОСа, то уже с 1 января совместные действия были резко приостановлены.

– В редакцию попал ряд документов, в одном из которых я прочел вот такую фразу: «При проведении повторного осмотра места покушения на Рыбина Е.Л., совершенного 24.11.98 г., по ул.Удальцова, сотрудниками СОГ в стене дома 30 была обнаружена пуля от патрона 9×18, имеющая 7 правых нарезов. Проведенным сравнением данной пули с пулями, выпущенными из оружия, применявшегося при убийстве главы администрации г.Нефтеюганска Петухова В.А. 26 июня 1998 г., которое также связывается с деятельностью компании ЮКОС, установлено, что данные пули могли быть выстрелены из одного и того же канала ствола либо стволы экземпляров огнестрельного оружия были изготовлены на одном и том же оборудовании и при помощи одной оснастки». Вы не в курсе, это то самое убийство, по которому сейчас арестованы сотрудники ЮКОСа?

– Могу только сказать, что мне знакомо дело Петухова, два или три года назад меня неоднократно допрашивали по этому делу, в том числе приезжали следователи из Нефтеюганска, были московские следователи. Да, какие-то похожие моменты были, по-моему. Было абсолютно доказано, что убийство Петухова и попытка убийства Рыбина осуществлялись из одного и того же оружия.

Уверен, за этими покушениями стояли очень большие силы. Например, при покушении на меня. Это преступление готовилось задолго, и заранее, конечно, все было предусмотрено, конечно, подчищали хвосты, конечно, все убирали. Да и потом, на протяжении всех этих лет, очень искусно разваливали дело. Как будто какая-то неведомая рука вытаскивала материалы, приостанавливала следствие…

– Скажите, что будет в обвинительном заключении?

– Мне трудно сказать, чем закончит свою работу следствие. Конечно, если это исходит от ЮКОСа (в чем я убежден), то за этим, естественно, стоит служба безопасности компании. Еще я знаю, что в Генеральной прокуратуре находится сейчас целый ряд уголовных дел, в том числе покушение на Берлинда – бывшего работника Восточной нефтяной компании; упомянутое дело Петухова, который жил в Нефтеюганске, возглавлял мэрию города и был неугоден ЮКОСу. Так как политика ЮКОСа оставила население города без налоговых платежей, оставила учителей, врачей без зарплаты, то, естественно, Петухов требовал пополнения законного бюджета, за что и поплатился…

– Еще вопрос. Вы знаете административное построение компании ЮКОС. Могут ли такие действия службы безопасности, как организация покушения, например, производиться без ведома первых лиц?

– Я абсолютно точно знаю, что в СБ (служба безопасности «Юкоса») есть работник, которому вменено в обязанность искать контакты с преступными группировками с целью возможного воздействия на должников, для решения каких-то других острых оперативных вопросов – захвата заложников, рэкета и т.д. И я также знаю, что идея введения такой штатной единицы принадлежит господину Невзлину. Я абсолютно точно знаю, что такие контакты с преступным миром установлены и они имеют место. Но все это надо доказать, надо обосновать, довести до решения суда.

– Скажите, пожалуйста, кто такой господин Шестопалов? Знакома ли вам эта фамилия? В оперативных справках, которые нам удалось прочитать, упоминается эта фамилия.

– Знаю, что это руководитель службы безопасности ЮКОСа. Я с ним никогда лично не встречался и не считаю нужным комментировать поведение этого человека, его личность по определенным причинам. Да, этот человек мне несимпатичен, поскольку заочно я о нем знаю кое-что.

– Давайте попробуем уточнить: что было у следствия о связи покушений на вас с ЮКОСом и что было тогда, по вашему мнению, искусственно приостановлено?

– Я уже говорил, что буквально за ночь после первого покушения исчезли пули, застеклили окна и т.д. Перед покушением проверялся мой адрес, «пробивали» телефоны – это абсолютно точно зафиксировано. Телефонные звонки шли из помещения СБ ЮКОСа, а вскоре все списки сотрудников службы безопасности исчезли, и люди растворились в неизвестном направлении. Зафиксированы автомобили, которые ездили вокруг моего дома, – они тоже принадлежали ЮКОСу. Кстати, адвокат посаженного киллера Решетникова имел многочисленные контакты с ЮКОСом. После каждого заседания суда с докладом туда ездил и оттуда выезжал. Тому есть подтверждения.

– В начале нашей беседы вы говорили об «отмывании» ЮКОСом денег. Каков порядок сумм?

– В свое время «отмывалось» по 50 долларов на тонне. При объеме 46 миллионов тонн нефти в год. А это уже миллиарды прямого «отмыва», я уже не говорю о том, что налогооблагаемая база нарушалась, это тоже своего рода «отмыв». Скрывалась прибыль и т.д.

– Ваше мнение о справедливости обвинений, предъявляемых Платону Лебедеву?

– Мне трудно судить, Лебедев или Ходорковский подписывали те или иные документы или кто-то другой из руководителей – Шахновский или Голубев. Но, похоже, Генпрокуратура имеет все доказательства того, что у государства украдены огромные активы, и всю эту сделку вел, курировал и подписывал документы господин Лебедев. И тогда он сидит на законных основаниях.

Но это только один факт исчезновения активов, по аналогичной же схеме исчезли, растворились почти все нефтяные активы «Томскнефти». Опять же: ВНК сейчас вообще собой ничего не представляет, она «пустышка», там все месторождения выведены в офшоры, заводы выведены, объекты транспорта нефти, подготовки нефти, переработки – все выведено. Восточная нефтяная компания стоила 3–4 миллиарда долларов, а теперь она ничего не стоит. А ведь компания «Ист-Петролеум» тоже была акционером Восточной нефтяной компании, но за свои акции мы не получили дивидендов ни копейки. Мы получили два покушения за свои акции. Государство тоже за свои 36% акций ВНК ничего не получило – ни копейки дивидендов за все эти годы.»

Ссылки

Источник публикации