Кроме взятки в «деле Сандакова» могут быть и другие обвинения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

6Сандаков.jpg

Подоплека громкого ареста: южноуральский вице-губернатор может потянуть и самого губернатора


Эксперты неофициально обсуждают реакцию Дубровского на арест Сандакова


Недавний показательный арест вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова взорвал политическую повестку на Южном Урале. Главным проигравшим от этого скандала может стать недавно избранный губернатором региона Борис Дубровский, выходец из всесильного, казалось, магнитогорского клана. «ФедералПресс» анализирует причины резкого роста влияния силовиков в Челябинской области, превратившихся в самостоятельную политическую силу.

В пятницу, 27 марта, была взорвана относительно мирная повестка политической жизни Южного Урала: все узнали об аресте Николая Сандакова. Сейчас все обсуждают и сам арест, и его причины. Публичное взятие (вице-губернатора задержали в аэропорту, откуда он собирался вылететь в Москву в служебную командировку) очень похоже на показательную акцию. Кому и для чего она была нужна? Чтобы понять это, стоит вспомнить историю противостояния силовиков и исполнительной власти в регионе.

При Петре Сумине противостояния силовиков и исполнительной власти не было. Случалось, глава региона даже мог произнести что-то вроде «мой прокурор». Разве что под занавес 13-летнего периода его губернаторства отношения испортились. Напомним, заместителю губернатора Челябинской области, руководителю администрации губернатора Константину Бочкареву было предъявлено обвинение в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий. По данным прокуратуры, в августе 2005 года Бочкарев приобрел картины на сумму более 180 млн рублей для украшения губернаторской резиденции. Однако, по оценкам экспертов, предметы искусства на самом деле стоили лишь около 68 млн рублей.

Петр Сумин за своего зама, которому был многим обязан, перед силовиками заступился. Следствие тянулось долго. Если бы не внезапная смерть 41-летнего Бочкарева в разгар следствия (по официальным заключениям, она случилась в силу тяжелой хронической болезни), вице-губернатор обязательно предстал бы перед судом.

Но настоящий конфликт между силовиками и исполнительной властью начался после прихода на пост губернатора Михаила Юревича, противостояние которого с тем же региональным УФСБ тянется еще с 90-х годов. Тогда один из подчиненных Юревича-бизнесмена решил его физически устранить и нанял киллера. Однако киллер сдался ФСБ. После чего, по информации «ФедералПресс», ситуация развивалась так. К Юревичу пришли высокопоставленные чекисты и предложили поставить своих людей на финансовые потоки формирующейся бизнес-империи. Он же, всегда доверявший полиции, но не спецслужбам, визитерам отказал.

Впоследствии региональное управление ФСБ периодически доставляло проблемы Юревичу. Так, когда проходила его первая предвыборная кампания в Госдуму, чекисты обыскали квартиру отца Вадима Белоусова, ближайшего сподвижника Юревича, а потом заявили, что сделали это… по ошибке. Как писал в то время в одной из челябинских газет Олег Грачев, который вел ту избирательную кампанию экс-губернатора (как и все последующие), «уши ФСБ торчали по ходу выборной кампании как семафоры». В дальнейшем Юревич не упускал случая уколоть чекистов в прессе, а региональное управление ФСБ отвечало ему взаимностью и в период его работы мэром Челябинска, и в период губернаторства.

Замена Юревича на посту губернатора на Бориса Дубровского, по мнению многих экспертов, должна была вернуть ситуацию в регионе в спокойное русло. Так, известный политолог и блогер Александр Подопригора заявил на следующий день после назначения Дубровского исполняющим обязанности главы Южного Урала: «Очень хорошо, что руководить областью будет вменяемый, опытный, прошедший полноценную трудовую и управленческую школу человек – бывший генеральный директор ММК Борис Дубровский. Человек, пользующийся уважением в элитах региона, умеющий разговаривать и с простыми людьми, и с крупными бизнесменами, и с руководителями городов, политиками. В Магнитогорске давно сложилась (вернее, не была разрушена с советских времен) отличная система подготовки кадров».

Казалось, всесильный магнитогорский клан (руководителем клана традиционно считают владельца ММК Виктора Рашникова) успокоит враждующие группировки. Однако нынешний арест Николая Сандакова, вопреки некоторым оценкам экспертов, бьет вовсе не по бывшему губернатору Юревичу (хотя именно такую точку зрения стараются довести до общественности силовики, в том числе через того же политолога Подопригору). Сам факт того, что Сандаков был арестован как действующий, а не бывший вице-губернатор, свидетельствует, что удар нанесен по магнитогорскому клану, который рулит областью.

Если разобраться, Николай Сандаков был единственным из ключевых участников команды Юревича, кого Дубровский вопреки всем прогнозам оставил на посту. И решение это было продуманным. Во-первых, Сандаков не просто был участником команды Юревича, но и, по словам ближайшего окружения самого вице-губернатора, пользовался покровительством Вячеслава Володина, первого зама главы администрации президента России. Во-вторых, Сандаков не был аффилирован с элитами Челябинской области, поскольку был единственным известным «чужаком» в системе региональной власти (он родом из Астраханской области). В ситуации со сменой губернатора он мог быть очень полезным игроком в команде магнитогорцев, продолжающих политическую и экономическую экспансию в столице региона.

Наконец, Сандаков – профессиональный политтехнолог. Высокие показатели «Единой России» и кандидатов от партии власти на нескольких выборах, а также процент голосов, отданных в пользу Дубровского минувшей осенью, доказали его квалификацию. Но почему все-таки силовикам потребовалось бить по Дубровскому? Очевидно, что действующий губернатор пренебрегал интересами челябинских элит, как и собственно силовиков. Глава региона явно способствовал усилению клана магниторцев в Челябинске.

Началось все с прихода новых людей в руководство исполнительной власти. Ну, а последней каплей стало появление на посту главы администрации Челябинска бывшего сити-менеджера Магнитогорска. На Южном Урале все знают, что Челябинск и Магнитогорск – два постоянно соревнующихся между собой города. Получалось, что руководить Челябинском позвали магнитогорца, ибо самим челябинцам не доверяют. В такой ситуации даже относительные неудачи хоккейного клуба «Трактор» (Челябинск) на фоне более успешной игры «Металлурга» (Магнитогорск) могли добавить масла в огонь.

Сейчас эксперты неофициально обсуждают реакцию Дубровского на арест Сандакова. С одной стороны, мгновенного увольнения арестованного зама не последовало. С другой – хотя и не сразу, а спустя несколько дней после ареста, но губернатор защитил его. Еще до задержания Сандакова приходилось слышать о Дубровском, что по сравнению с предшественником он слаб. Нынешняя чрезвычайная ситуация убедила экспертов в том, что Дубровский и в самом деле слабый командный игрок и он явно растерян. Если правда, что он знал о грядущем задержании Сандакова, то логичным было бы отправить заместителя в отпуск, на больничный или просто, на худой конец, уволить. Тот факт, что Сандакова взяли как действующего заместителя губернатора и провели немедленно обыск в его кабинете – жесткий удар и перчатка, брошенная силовиками лично Дубровскому. Юревич в такой ситуации, как мы помним, не молчал. Дубровский же фактически ушел в тень. Это, несомненно, скажется на восприятии его фигуры как со стороны региональных элит, так и влиятельных групп силовиков.

Аресты вице-губернаторов для региона не редкость, и реакция сильных губернаторов на них предсказуема. Так, при Петре Сумине, например, попали под следствие два вице-губернатора. Кроме уже упоминавшегося Бочкарева был еще Виктор Тимашов. Губернатор Сумин сразу отстранил Тимашова от обязанностей своего первого заместителя на период проведения расследования по уголовному делу. Его обвинили во взятке и дали длинный срок. Но не было никаких внезапных задержаний, следствие по делу тянулось долго, общественность постепенно привыкала к мысли, что есть основания для посадки.

При губернаторе Юревиче под следствие попали по разным поводам также два его заместителя. И глава региона высказался публично фактически в защиту обоих, хотя в итоге им пришлось оставить занимаемые посты. Про дело Александра Уфимцева, возникшее в связи с периодом работы еще в администрации Челябинска, Юревич сказал так: «Следствие разберется, суд покажет. Ничего особенного не вижу. Это же не какое-то хищение: были и подписывались договоры. В 2004 году это считалось нормой для всей страны, потом мнение поменялось». Уфимцева обвиняли в подписании договора с фирмой ДБМ, повлекшего за собой двойные продажи одних и тех же квартир.

При этом директор ДБМ был наказан строже. А бывшего чиновника приговорили к штрафу и амнистировали в зале суда в связи с истечением срока давности. Что касается дела Олега Грачева по статье «Клевета», то здесь ситуация касалась председателя областного суда Федора Вяткина, с которым у Юревича давние конфликты. Серия обличающих Вяткина сюжетов и публикаций завершилась сюжетом в программе «Человек и закон», где был показан в числе прочего шикарный загородный дом судьи. Председателя суда обвинили в связях с криминальной «Калининской семьей» и давлении на судей. Вяткина, к слову, неофициально считали тогда главой силового клана в регионе. Не случайно он оставался в должности председателя облсуда более 20 лет – случай беспрецедентный в масштабах России.

После возбуждения уголовного дела и проведения ряда обысков силами сотрудников ФСБ губернатор Юревич не спасовал, а открыто встал на сторону Грачева. Который во время следствия, несмотря на обыски, проведенные у него в рабочем кабинете и дома, сохранил за собой свою должность. В итоге судье Вяткину в администрации президента России не продлили полномочия, а дело против Грачева тянулось немыслимо долго и в итоге завершилось пшиком. Московский суд прекратил дело, объявив дальнейшее рассмотрение бессмысленным в силу опять-таки истечения срока давности. Вскоре поменялись главы областных управлений ФСБ и МВД. Силовикам тогда ничего не оставалось, кроме как стерпеть. Однако в дальнейшем они-таки отыгрались. Неожиданно для многих в отставку пришлось уйти уже и Юревичу – в начале 2014 года. Тогда говорили о противостоянии именно Юревича и силовиков во главе с региональным управлением ФСБ. Однако, похоже, проблема шире.


Был слишком хорош и немного зарвался


Нельзя сказать, что сам Сандаков не допускал ошибок. Ошибки были. В частности, получив карт-бланш от Дубровского, вице-губернатор довольно вольготно стал выстраивать отношения с региональными элитами, ломая их и пренебрегая их интересами. В том числе речь идет об ужесточении экологической политики. На тех предприятиях, что виновны в загрязнении окружающей среды в Челябинске, сошлись интересы крупных местных ФПГ и верхушки сотрудничающих с ними силовиков. И угрозы приостановки работы предприятий на срок до 90 дней, прозвучавшие из уст Дубровского, могли быть расценены как объявление войны.

Да, Челябинск действительно не раз был окутан смогом, и массовые жалобы населения в самом деле имели место. Однако элитам это не так важно, как ущемление их собственных экономических, да и политических интересов. Появление Дубровского, выходца из Магнитогорска, челябинские элиты восприняли в свое время болезненно. Но он хотя бы из этого же региона, к тому же получил публичную поддержку главы государства. А Сандаков, инициировавший экологическую повестку, – стопроцентный «варяг», нагло позволяющий себе лишнее. Авторитарный стиль управления в политике области стал в последнее время преобладать в ущерб дипломатическим мерам.

Тем самым Сандаков как политический вице-губернатор настроил против себя различные политические и экономические круги региона. Заметных союзников у него не было. Раздражение усилилось в связи с жесткой политикой по усилению влияния региональной власти в муниципалитетах в рамках реформы местного самоуправления. Не самой удачной реформы, кстати. Которая сильно запутала политическую ситуацию на местах. Правда, еще недавно реформу МСУ в Челябинской области приводили в пример другим регионам как кремлевские чиновники, так и уральские. Но сегодня оппоненты Сандакова приводят ее уже как отрицательный пример работы с муниципалитетами. Кстати пришлись оценки свердловской делегации, недавно побывавшей в Челябинске и анализировавшей результаты реформы. Вывод был однозначен: «Такой реформы нам не нужно!». А кто реформу проталкивал? Подать его сюда…

Есть основания думать, что решение об аресте Сандакова принималось не в Кремле и даже не на уровне Уральского федерального округа. А мнение губернатора, судя по всему, даже не спросили. В то же время без влияния конфликтов федерального уровня в этой ситуации не обошлось. Вокруг президента Путина, как известно, борьбу ведут несколько групп влияния. В кризис эта борьба ужесточается. Сандаков был одним из немногих вице-губернаторов, которых приводили в пример в управлении внутренней политики администрации президента. Тот факт, что удар нанесен именно по нему, свидетельствует об усилении противостояния силовиков в окружении президента с управлением внутренней политики. Результат будет заключаться в ослаблении позиций губернатора Дубровского на фоне приближающихся выборов депутатов заксобрания Челябинской области. Которое, по прогнозам, обновится не меньше чем наполовину.


Арестован за создание положительного имиджа


680 (1).jpg


Если все-таки говорить о причинах ареста челябинского вице-губернатора, то тут пока больше вопросов, чем ответов. Изначально неофициальные источники указывали на связь дела Сандакова с делом его друга Константина Цыбко, сенатора от Челябинской области. В обоих случаях показания дал бывший сити-менеджер Озерска Евгений Тарасов, сам успевший отсидеть за хищение бюджетных средств. Если Сандаков, предположим, был как-то задействован в передаче денег (при условии, что взятка вообще имела место), то тогда какие-никакие основания для его задержания имелись.

Однако официально объявленная представителем Следственного комитета Владимиром Маркиным версия откровенно шокирует. Оказывается, Сандакова арестовали за то, что четыре года назад он якобы предложил главе администрации Озерска Евгению Тарасову за вознаграждение создать и поддерживать в СМИ его положительный образ, что впоследствии должно было обеспечить Тарасову продвижение по службе и способствовать избранию на должность главы города Магнитогорска. Сумма взятки была объявлена – 1,5 миллиона рублей. Выходит, вице-губернатора по идеологии арестовали за то, что он помогал улучшать имидж претенденту на пост главы администрации. То есть за то, что делал свою работу.

Источник: кроме взятки в «деле Сандакова» могут быть и другие обвинения

Задержанный накануне вечером вице-губернатор Челябинской области Николай Сандаков провел ночь в ИВС в Екатеринбурге и в ближайшее время будет допрошен в рамках следственных действий сотрудниками следственного управления СКР по УрФО, сообщили «УралПолит.Ru».


Обвинение ему в настоящее время не предъявлено.


Арест Сандакова.jpg

Арест Сандакова

Согласно информации неофициальных источников, основным в деле Сандакова на данный момент можно считать «озерский след». Так, следователи активно интересовались периодом деятельности Николая Сандакова в 2010-2011 годы, когда еще первый помощник губернатора Челябинской области сначала курировал в Озерске выборы в заксобрание региона, а потом активно принимал участие в деятельности муниципалитета.

Как сообщают неофициальные источники экспертного канала в правоохранительных органах региона, Сандаков упоминается в показаниях осужденного за растрату 22 млн рублей бывшего сити-менеджера Озерска Евгения Тарасова. Ранее на основе показаний Тарасова и других материалов было возбуждено дело в отношении члена Совета Федерации от Челябинской области Константина Цыбко, которого следствие подозревает в получении взятки от Тарасова за содействие при его назначении на должность главы администрации Озерска.

Источники не уточняют, какое место в показаниях Тарасова занимает задержанный вчера заместитель Бориса Дубровского, но высказывают предположения, что имя чиновника появилось в деле Цыбко не вчера. «Дубровский знал все с самого начала», – уточняет источник.

В настоящее время Тарасов находится на свободе – его приговаривали к 4 годам лишения свободы, но осенью прошлого года выпустили по УДО.

Также собеседники «УралПолит.Ru» уточняют, что Сандаков ранее несколько раз был допрошен. В начале этого года Сандаков воспользовался 51-й статьей Конституции и отказался давать показания.

Доследственная проверка, которая предшествовала вчерашнему задержанию чиновника, продолжалась два месяца. «Были опрошены как сам Тарасов, так и его замы. Кучу народа допросили в Озерске, где он начинал свой челябинский путь, – сообщил источник, – а также ряд действующих и нынешних сотрудников администрации губернатора. Среди опрошенных были занимавший при Михаиле Юревиче должность вице-губернатора Александр Уфимцев, а также Александр Полозов, известный журналист, который какое-то время возглавлял отдел в информационном блоке администрации губернатора. Силовиков интересовало влияние Сандакова на процессы, в первую очередь на избирательную кампанию в Госдуму в 2011 году».

Напомним, Николай Сандаков в администрации челябинского губернатора Бориса Дубровского курировал внутреннюю политику и СМИ.

Любопытным представляется утверждение хорошо информированного источника о том, что круг предполагаемых обвинений Сандакову может не ограничиться статьей 290 УК РФ (получение взятки в крупном размере). Так, в деле возможно появление и весьма экзотических для российских чиновников уровня Николая Сандакова статей УК РФ.

Интересы высокопоставленного чиновника представляет адвокат Сергей Лаврентьев. По его словам, он не принимал участия во вчерашних следственных действиях в отношении Сандакова и узнал о задержании своего доверителя из СМИ, когда телефон вице-губернатора уже не отвечал.

Сергей Лаврентьев также уточнил, что по его информации в ходе обысков дома и в рабочем кабинете не было изъято особо ценных вещей. «Ни часов, ни ручек дорогостоящих изъято не было».

Сергей Лаврентьев сообщил, что, насколько ему известно, Сандаков на настоящий момент не допрошен и, соответственно, ему не предъявлено никакое обвинение. «Без меня ничего не делали, думаю», – сказал он.

«Минувшую ночь Сандаков провел в ИВС. В самое ближайшее время он будет допрошен в присутствие своего адвоката. Следственные действия по делу Сандакова проводит четвертое главное следственное управление СК по УрФО», – сказал собеседник агентства.

Возможно, уже в пятницу следователи могут выйти в суд с ходатайством об избрании в отношении Сандакова меры пресечения.

Челябинские политологи делают почти взаимоисключающие прогнозы развития ситуации в Челябинской области после задержания вице-губернатора.

«Совершенно точно можно сказать одно: эпоха «людей Юревича» и соответствующей коррупционной стилистики в челябинской политике закончилась, – пишет в своем блоге Александр Подопригора, воспринимающий Сандакова как «человека Юревича». – При том, что завершение самого обобщенного «дела Юревича» еще впереди. Еще одно точно: эти люди больше не вернутся в российскую политику ни в каком качестве. Остальное – предмет заботы следствия. Не завидую тем, кто успел связать свое политическое будущее с Н. Сандаковым: это были плохие инвестиции».

«Не стоит делать поспешных выводов, – полемизирует с ним Александр Мельников. – У нас в регионе и при Сумине, и при Юревиче неоднократно проводились следственные действия в отношении высокопоставленных чиновников уровня вице-губернаторов. Заканчивались эти истории очень по-разному: от отбывания реального срока до продолжения работы на том же самом посту».


Следователь по делу «Торнадо» засекретил «дело Сандакова». Адвокату запретили говорить


Следователь СКР.jpg

Следователь СКР Игорь Бедерин

Заседание об избрании меры пресечения для вице-губернатора Николая Сандакова сделали закрытым для СМИ.

С ходатайством о закрытии процесса для средств массовой информации выступил следователь СКР Игорь Бедерин. По его словам, существует «ряд обстоятельств и персональных данных граждан, составляющих тайну следствия», на этом основании он попросил суд сделать процесс закрытым.

Адвокат вице-губернатора Сергей Лаврентьев протестовал, объясняя что он сам не сможет сообщать детали дела, потому что следователи взяли с него расписку о неразглашении. «Мне нечего скрывать от СМИ и общественности», – настаивал Лаврентьев.

Несмотря на протесты, судья удовлетворил прошение следователя и сделал процесс закрытым. Судебное заседание продолжается за закрытыми дверями, журналисты, в том числе сотрудник «УралПолит.Ru», покинули зал.

Процесс по выбору меры пресечения вице-губернатору Челябинской области Николаю Сандакову начался в Ленинском районном суде Екатеринбурга в 16:50. В коридоре перед залом заседаний была замечена «группа поддержки» вице-губернатора: двое мужчин кричали «держитесь, мы с вами».

Суд определил чиновника в СИЗО на 2 месяца.

Адвокат южноуральского вице-губернатора Сергей Лаврентьев обжалует арест своего подзащитного, передает «Уралинформбюро». Он собирается подать ходатайство до конца дня 30 марта 2015 года.

29 марта уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов навестил Сандакова в СИЗО. Омбудсмен рассказал, что «условия содержания вице-губернатора близки к идеальным». «Следов побоев нет. Сейчас он находится на карантине — ему объясняют условия пребывания и так далее», — пояснил он. Вместе с тем, Сандаков жалуется на давление со стороны следователей.

Вице-губернатор обвиняется по ч.6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере) в рамках расследования уголовного дела против сенатора Константина Цыбко.

По версии следствия, в 2011 году Сандаков предложил главе администрации Озерска Евгению Тарасову за вознаграждение создать и поддерживать в СМИ его положительный образ. Это, по мнению чиновника, в последующем должно было обеспечить Тарасову продвижение по службе и способствовать избранию на должность главы Магнитогорска. За услугу руководитель администрации Озерска передал Сандакову взятку в 1,5 миллиона рублей. Цыбко также обвиняется в получении взятки от бывшего сити-менеджера и предпринимателя из Магнитогорска.

Сандаков был задержан 27 марта 2015 года, а на следующий день ему предъявили обвинение. По решению Ленинского райсуда Екатеринбурга вице-губернатора арестовали на два месяца — до 25 мая. На допросе обвиняемый вину не признал и от дачи показаний отказался.

Ссылки

Источник публикации