Крымский тянитолкай

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Крымский тянитолкай Февраль в Ялте — совсем весна. Море дразнит обманчивой теплотой бирюзы, солнце печет макушку... Вечерами ялтинская набережная полыхает иллюминацией, мачты каравелл-казино, увитые огнями, вдрызг разбивают слухи об энергетическом кризисе в Крыму. И только чуть выше, где-то у домика Чехова, улицы молчаливы не по-летнему, со стен некогда роскошных особнячков тихо осыпается штукатурка, окна кафе залеплены бумагой. Все как будто замерло в ожидании — не то сезона, не то — новых крымских передряг.


"Вдоль дороги СимферопольЯлта сегодня на одну рекламу пива “Балтика” приходится примерно шесть щитов с ликами различных политиков. А это значит — не за горами выборы в крымский парламент. Выборы — это всегда стресс, тем более в Крыму, который, по определению нынешнего спикера Леонида Грача, “телом принадлежит Украине, а душой — России”. В такие ответственные моменты велик искус переломить ситуацию. Украине хотелось бы “залезть в крымскую душу”, России — подобраться поближе к “телу”. Борьба за “передел” уже началась. Некий всемирный украинский конгресс требует от президента Кучмы срочно заняться “украинизацией” Крыма, а то самостийный язык и культура там явно в загоне. В это же время наши бизнесмены пытаются договориться с крымским правительством об инвестициях в экономику полуострова.

     Cнятие пророссийски настроенного фаворита выборной гонки Леонида Грача с дистанции — один из актов крымской драмы “нового передела”... 
Великие в прихожей      Украина начинается с крымской таможни. Это понимаешь, когда берешь в руки бланк обязательной регистрации. Все вопросы в нем — исключительно на украинском, безо всяких русских подстрочников. Российские граждане, не слишком разбирающиеся в “мове”, виновато подходят к паспортному окошку с незаполненными бумажками. А таможенники-крымчане терпеливо поясняют, что строчка “мета прибуття” означает вовсе не “место пребывания”, а “цель приезда”...
     Сами жители Крыма сталкиваются с украинским языком лишь в государственных органах, которым строго-настрого велено вести делопроизводство на госязыке. Да в аптеках, которые по указанию из Киева дают аннотацию к иностранным лекарствам только на “мове”. Поэтому местные старушки предпочитают всем западным новациям родной аспирин и валокордин... Зато в газетных киосках с гордой надписью “Союзпечать” лежит только русскоязычная пресса, а в магазинах единственная надпись на украинском — это табличка на двери со словами “затворено-отворено”. Крымчане придумали, как бороться и с засильем украинских ТВ-программ: крымское кабельное ТВ дает возможность преспокойно смотреть примерно 7 наших каналов. 
В такой обстановке проводить   “украинизацию” Крыма нелегко. Но, если захотеть... Можно, например, поставить на въезде в Ливадийский парк, как раз под изумительной сосной с “плакучими ветвями”, нелепый ларек с надписью “Морозиво”, в котором продается все: от бритвенных приборов до “одноразовых изделий”. Но даже этот “изыск” не в состоянии испортить дворцовую красоту, неподвластную времени, до мельчайших деталей знакомую по советским кинохитам “Собака на сене” и “Двенадцатая ночь”. И скамеечку, на которой “дивная Диана” пела жалостливую песню о любви, до сих пор показывают туристам, как бесценный экспонат.
     Ливадия помнит не только звезд советского кинематографа. На втором этаже дворца, в просторных кабинетах и спальнях восстановлен летний быт последней императорской семьи. На черно-белых любительских кадрах — все такие домашние, изысканные в своей простоте. Николай Второй в парусиновых белых штанах и теннисных тапках с ракеткой. Княжны в воздушных нарядах “а-ля греческая тога”. “15 августа. Отправились компанией на четырех моторах к Юсупову. Долго беседовали, пили чай...”, “26 августа. Ездили в Симеиз к Мальцову. Он повел нас к скале с Генуэзской крепостью. За нами следовала толпа дачников”, — записи из дневника последнего русского царя.
     Но говорят, что Ливадийскому дворцу недолго оставаться хранителем памяти о семейном отдыхе императорской фамилии. В Киеве всерьез обсуждают вариант превращения Ливадийского дворца-музея в государственный “конференц-зал”. Пример Сталина—Рузвельта—Черчилля не дает покоя политическим мужам Украины. Три года назад Киев выделил 2 млн. 800 тысяч гривен на ремонт помещений дворца и на закупку мебели для конференц-зала. В результате этой реставрации исторический круглый стол, за которым лидеры трех государств решали судьбы послевоенной Европы, переехал из царской столовой с белым камином в... прихожую. 
     А в конце прошлого года в Верховную раду Крыма поступило письмо из Управделами президента Украины, в котором рекомендовалось подготовить документы о передаче двух исторических памятников — Ливадийского и Воронцовского дворцов — из ведения Минкультуры крымской автономии в ведение Украины. Причем Воронцовский дворец велели перевести “под крышу” Управления президентскими дачами: из семейного гнезда Воронцовых хотят сделать... летний домик для “высоких киевских гостей”. В Крыму это сообщение вызвало панику. Эти два дворца для полуострова — бюджетообразующие: за год их посещает по 300 тысяч человек. Мало того что Крым лишится немалой доходной части бюджета, но еще не ясно, что станет с самими музеями. Эрмитаж, Русский музей и Третьяковская галерея, у которых с дворцами налажена неплохая работа по обмену экспозициями, уже начали бить тревогу... Но Киев от своих намерений отказываться не желает. В середине февраля Верховной раде Крыма напомнили, чтобы поторопилась с передачей “объектов”. Ни к чему на украинской земле память о высокородных российских фамилиях.
Возвращение Ушакова “Адмирал Ушаков вернулся на Черноморский флот. Пусть не весь, а лишь частью своего прославленного тела”, — так витиевато охарактеризовал событие, состоявшееся в конце февраля в Севастополе, митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл. Делегация нашей православной церкви доставила на главную базу ЧФ мощи недавно канонизированного адмирала, дабы подкрепить дух российского флота...
     Севастополь, где “русский дух” чувствуется сильнее, чем на остальной части полуострова, — еще одна “головная боль” Украины. В противовес идее “Севастополь — город российских моряков” Киев сейчас пропагандирует тезис “Севастополь — гордость украинского туризма”. Сегодня в некогда закрытую Севастопольскую бухту регулярно заходят итальянские, американские, греческие и турецкие суда. А набережную пытаются превратить в аналог “Променад дез Англе” (“набережной англичан”) в Ницце. 
     Между тем центральная улица до сих пор носит гордое имя Ленина, а вывески на “мове” можно посчитать по пальцам. Приступы украинизации, которые периодически, по указанию свыше, накатывают на город, длятся недолго. Украинские названия висят от силы неделю... “У севастопольцев к украинскому языку — иммунитет”, — ехидно усмехается боцман с “судна обеспечения” — катера, который обслуживает военный флот. Он же рассказывает, что с приходом новых командующих на российский и украинский флоты отношения между соседскими ВМС значительно улучшились. Вместе проводят парады, вместе ходили в средиземноморский поход: украинский флагман “Гетман Сагайдачный” шел в кильватере “Москвы”. “Флот ожил”, — говорят черноморские моряки. И на всякие провокационные вопросы про угрозу со стороны Турции отвечают залихватски: “А пусть попробуют. Мы — мирные люди. Но на нашем крейсере 16 крылатых ракет”. И лишь на вопрос про топливо отвечают как-то уклончиво: “Да когда ж его хватало”... Не хватает настолько, что в Севастопольской бухте впервые за многие десятилетия появилась рыба. Говорят, что попадается даже форель. Но это уж врут, наверное...
     Флоты помирились, но политики продолжают вести свою борьбу за влияние “над умами”. Участие в судьбе города со стороны Киева и Москвы напоминает спортивные состязания. Не успеют сдать под ключ 17-этажный дом для военнослужащих российского ЧФ, заложенный по указу Путина, как из Киева едут “закладывать камень” под дом для военнослужащих ВМС Украины. Только переведут две школы на украинский язык, как тут же в Севастополе открывается филиал МГУ для русскоязычных студентов.
     Место для нового российского института выбрано со смыслом. Отреставрированные корпуса бывших Лазаревских казарм видно из любой точки Севастополя: белые стены с красной черепицей возвышаются прямо напротив Константиновского равелина. Московские покровители о соотечественниках в Севастополе позаботились: по техническому обеспечению институт — один из самых продвинутых. Компьютерные классы, лингафонные кабинеты, издательский комплекс, радиостудия... 
     Обучают в филиале по 9 специальностям: на экономиста, психолога, историка, филолога, журналиста. А преподаватели ездят... из Москвы. Работают вахтовым методом — по месяцу. Ректор филиала уверяет, что дипломы дочерней МГУшной структуры ценятся так же, как и “родные”. У украинских политологов эти уверения вызывают скептическую усмешку: они считают, что с таким дипломом ребята на Украине не смогут работать по специальности. Другое дело — в России. Или — в Севастополе.
     “Да город-то все равно — наш. Это понимаем не только мы, но и украинские моряки”, — объясняют мне матросы. И впрямь, вдоль береговой линии стоят сплошь корабли с российскими флагами. Есть и украинские, но их мало. Часть своего флота Украина вывела в Измаил, часть — в Николаев, часть — банально продала “на металл”. Наша “флотская половина” тоже уменьшилась. Но и сегодня в полной боевой готовности в бухте стоит 16 военных кораблей и 76 кораблей обеспечения. И все же, бодро рапортуя о военных успехах и о найденном общем языке с украинскими сослуживцами, российские моряки нет-нет да и посетуют на бытовые проблемы. Все они — граждане России, поэтому каждые три месяца им надо получать украинскую регистрацию. Хорошо еще, в последнее время не шибко с ней пристают. А еще трудно обучать детей. Русских школ в Севастополе осталось мало. В самую престижную, построенную московским правительством, — огромная очередь. И берут туда по блату. Русских детских садов нет и вовсе... Один офицер с возмущением рассказывал, как во время открытия Олимпиады его малолетняя дочь долго вглядывалась в идущие под разными флагами команды, а потом с недоумением спросила: “А где же наши?”. В виду она имела вовсе не российскую сборную...
Черный передел      Не так давно известный крымский санаторий “Зори России” сменил хозяев. Процесс перехода здравницы под “юрисдикцию” Украины выглядел очень просто. Подъехали люди на машинах, отбойными молотками скололи надпись “Россия” и приладили новую: “Зори Украины”...
     Кто-то умный сказал: “Кому принадлежит собственность, тому принадлежит и власть”. За последнее десятилетие собственность на полуострове не раз подвергалась “черному переделу”. Причем, как уверяют, Россия вела себя во время этой вакханалии чересчур пассивно. Ткнешь в какой-нибудь навороченный особняк, что выстроились шеренгой вдоль ялтинской набережной, с вопросом: “А кому принадлежит сия роскошь?” — и думаешь услышать в ответ какую-нибудь звучную фамилию. Но кроме имени Софии Ротару — ничего знакомого. Все сплошь — “новые украинцы”. То же и с пансионатами. Некоторые профилактории и санатории не смогли отстоять просто потому, что российским чиновникам недосуг было продлить юридические документы на право владения. Например, профбоссы тогда еще Ленинграда начали строить на побережье престижный пансионат, но потом грянул распад Союза. Пансионат забросили, и он долго пугал округу пустыми глазницами окон. В прошлом году парламент Крыма решил сделать к 300-летию Петербурга подарок и вернуть недостроенный пансионат в собственность города на Неве, теперь уже под названием “Санкт-Петербург”. Немало времени пришлось им потратить на то, чтобы выяснить, как это теперь можно оформить юридически. 
     В результате бывшее советское курортное богатство почти полностью отошло Украине. Одному министерству обороны “незалежной” сегодня принадлежит 9 пансионатов... И при всем при этом неучтенного добра на полуострове — хоть отбавляй. В июле прошлого года, когда депутаты решили поменять крымское правительство, в том числе встал вопрос и о “переделе собственности”. “Да нам бы вообще разобраться, кто чем владеет”, — сказал новый премьер Горбатов. Ревизия крымского “имущества” дала поразительные результаты. Оказалось, что порой даже не представляется возможным выяснить, кто владелец той или иной недвижимости. Скажем, пансионат “Рига” был вообще нигде не учтен, хотя в него регулярно продаются путевки. Куда при этом идут налоги — никому неведомо... И сейчас какой-нибудь профилакторий на берегу моря, в не слишком престижном месте, можно прикупить за 800 тысяч долларов...
     Так что работы для инвесторов — непочатый край. До последнего времени российское финансовое присутствие на полуострове ощущалось не сильно. И хотя утверждали, что доля “российских инвестиций” на одного крымчанина на порядок выше, чем в среднем по Украине, и намного превышает долю иных иностранных вложений, деньги эти — по большей части “туристические”. Россияне и сегодня составляют 80% так называемого “турпотока”.
     Что же касается “недвижимости” и промышленных предприятий, то здесь, увы, Россия до последнего времени была далеко не на первом месте. Из громких проектов — лишь реанимация совместно с Украиной Ялтинской киностудии. Да еще на полуострове начали собирать “ВАЗы” из деталей Тольяттинского автозавода. Серые обшарпанные цеха с гордой вывеской “Жигули” стоят прямо на въезде в Симферополь... 
Почему “улетел” Грач?      Однако с приходом Путина ситуация начала меняться. Местные жители обратили внимание на некую странность — примерно год назад цены на жилье взлетели чуть ли не в два раза. И с тех пор держатся, не падая. Аналитики связывают этот взлет с приходом на украинскую землю российских топливных олигархов, которые начинают отвоевывать предприятия в Луганске, Донецке и т.д. Вполне возможно, что, приобретая акции, “бароны” обзаводятся и дачами на побережье. Есть у них на полуострове интерес не только жилищный. Российские бизнесмены, например, уже предложили правительству Крыма поучаствовать в газификации полуострова. Но главный проект — это мост через Керченский пролив. Который при всей утопичности замысла мог бы открыть транспортный путь из России в Крым напрямую, минуя Украину.
     Говорят, что эти тесные планы экономического сближения с Россией и стали истинной причиной снятия Леонида Грача с выборов. Забавно: сегодня спикер крымского парламента открывает в Ливадии конференцию “о российско-украинских взаимоотношениях на примере Крыма”, говорит о полуострове как залоге стабильности, о привлечении российского бизнеса, о мосте... И уже на следующий день суд Симферополя решает снять его с предвыборной дистанции за якобы неправильно указанный метраж жилья... 
     Пророссийски настроенный Грач мешал в Крыму слишком многим. В последнее время он стал выступать как самостоятельная, независимая от Киева политическая фигура. В конце прошлого года его лично принимал в Кремле Путин, потом была встреча с Волошиным. Неудобен Грач не только киевским политикам, но и своим местным олигархам. Леонид Иванович — лидер местных коммунистов, а особенности “красной идеологии” сильно мешают молодым предпринимателям, которые хотели бы приватизировать не только убыточные санатории, но и некоторые прибыльные предприятия. Кстати, следующий по рейтингу после Грача на крымском полуострове — бывший премьер Сергей Куницын, который тоже идет на выборы в парламент со своим блоком. И который выражает чаяния крымской коммерческой элиты, а заодно и Киева. В своей предвыборной агитации, как человек рациональный, он тоже говорит, что Крыму без России — никуда. Но вот “о русской душе Крыма” он уже не рассуждает. И о том, что русскому языку на полуострове нужно придать статус второго равноправного, — тоже. 
     Как сложится дальнейшая судьба крымских выборов — пока неизвестно. Может быть, обиженные крымские избиратели в знак протеста всем скопом проголосуют за компартию, пускай и без Грача. И станет крымский парламент совсем “красным” и пророссийским. А может, Киеву удастся провести в спикеры своего человека. И тогда авиакомпаниям Татарстана, Красноярска, “Внуково” и “Шереметьево”, уже завалившим полуостров своими заявками о возрождении авиаперелетов, придется опять сворачивать свою деятельность...
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации