Крысы в швейцарском "сыре"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::01.04.2011

Крысы в швейцарском "сыре"

"Швейцарские инвесторы" Бёнш, Цатурян, Берштейн, Горбенко кинули НИИ фотонной лучевой терапии на €4 млн "под прикрытием" главы минздрава Татьяны Голиковой

Александр Акулов

Лишних денег у российской науки, в том числе и у медицинской, нет. Это печальная данность. И посвящать этому ещё один журналистский материал значило бы кидать камни в небо: виноватых всё равно не найти и не достать. Гораздо трагичнее и отвратительней то, что вполне конкретные лица, занимающиеся разворовыванием и без того скудных средств российской медицины, находятся на свободе, чувствуют себя вольготно и комфортно, пользуясь бездействием правоохранительных органов и коррупционными связями с высокопоставленными чиновниками. Один из вопиющих примеров — ситуация с российским НИИ фотонной лучевой терапии, который потерял в результате действий преступников почти миллион евро, предназначенных для финансирования проекта по лечению злокачественных опухолей, в котором нуждаются десятки тысяч больных в нашей стране.

Рак в условиях рынка

Научно-исследовательский институт фотонной лучевой терапии (НИИ ФЛТ) отличается от своих российских собратьев по науке разве что количеством передовых медицинских разработок, в том числе в области борьбы с раком. В остальном институт — находится в таком же положении, как и другие научные организации. То есть, уже давно сам ищет деньги на исследования, на оборудование, на поощрение своих ведущих специалистов — чтобы хоть как-то удержать ценнейшие научные кадры от вынужденной трудовой эмиграции в Европу, Америку или Израиль

Несколько лет назад институт приступил к реализации в России нового (и уникального) проекта по разработке технологии бинарной лучевой терапии раковых опухолей. Общая стоимость проекта для российского института была конечно же неподъемной — тридцать миллионов евро. Но институт давно уже привык самостоятельно выживать в условиях рыночного подхода к финансированию науки. А главное, что реализация этого проекта давала шанс на жизнь для десятков и сотен тысяч раковых больных по всей стране. А потому российские ученые вплотную решили заняться проектом в 2008 году. Тем более что интерес к проекту сразу проявили иностранные инвесторы. К сожалению, российский бизнес считает, что в отличие от нефти, газа и дорогостоящих земельных участков, научные разработки в области медицины внимания не заслуживают… А вот иностранцы считают иначе.

Одним из потенциальных инвесторов оказалась швейцарская компания «MedEco», уполномоченный представитель которой — господин Александер Бёнш — сумел убедить руководство НИИ ФЛТ в том, что швейцарские инвестиции станут самым надёжным и верным инструментов в реализации проекта.

Швейцарский сыр для российского НИИ

Не то чтобы руководство НИИ фотонной лучевой терапии испытывало какую-то особую симпатию к господину Бёншу, но всё же склонилось к тому, чтобы принять его предложение. Основания для такого решения были. Во-первых, швейцарские инвесторы предлагали льготную схему финансирования. Во-вторых, фирма-инвестор с офисом в Швейцарии уже сама по себе выглядела достаточно надёжно и респектабельно. Но, самое главное, у господина Бёнша в России оказались солидные поручители со связями в научных и медицинских кругах, и они готовы были под присягой подтвердить надёжность такого партнёра. За швейцарскую компанию «поручилась» даже Татьяна Голикова — министр здравоохранения и социального развития РФ. В общем, швейцарская компания сумела создать впечатление структуры с большим опытом реализации проектов в России, с хорошей репутацией и с не менее хорошими связями.

О людях, которые продвигали и продвигают интересы господина Бёнша в России нужно сказать особо, так как они действительно заслуживают внимания (и не только читателей, но и правоохранительных органов). Это во-первых, директор ООО «Санаторий «Ревиталь Парк» Михаил Семёнович Берштейн, доктор медицинских наук, профессор РАЕН. Помимо того что уважаемый член Российской академии естественных наук Бернштейн руководит частным санаторным комплексом, он, судя по официальным данным занимает ещё и должность главврача в ЦКБ им. Семашко. Во-вторых, Масис Есаевич Цатурян, руководитель компании «МедЭкоПроект». Ну и наконец, некто Горбенко Александр Сергеевич, являющийся родственником одного из высокопоставленных чиновников федерального медико-биологического агентства. Господин Горбенко был всегда рядом с Бёншом, который уверенно демонстрировал всем визитку министра здравоохранения и социального развития России Татьяны Голиковой, и по словам Бёнша, именно Татьяна Голикова уполномочила Горбенко курировать данный инвестиционный проект. В итоге «доверенное лицо Татьяны Голиковой» присутствовало на всех переговорах по подготовке инвестиционного соглашения.

Итогом переговоров стало подписание инвестиционного меморандума и соглашения, по которому НИИ фотонной лучевой терапии приняло на себя обязательство по внесению 15% от общей стоимости проекта, то есть четырёх с половиной миллионов евро. Из которых 684 400 евро включая НДС были выплачены институтом по настоянию швейцарской стороны с целью «ускорения финансирования» проекта. То есть, швейцарцы при активной поддержке «российских коллег» в лице Берштейна, Цатуряна и Горбенко убедили директора НИИ ФЛТ в том, что таким образом институт продемонстрирует серьёзность своих намерений в финансировании проекта. И это позволит швейцарской стороне в кратчайшие сроки обеспечить финансирование своей части проекта.

Институт перевёл деньги. Но швейцарских инвестиций так и не дождался. После того как российский НИИ перечислил средства, швейцарская сторона перестала выходить на связь и своих обязательств в рамках подписанных договорённостей не выполнила. Пословица «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке» оказалась для НИИ фотонной лучевой терапии как никогда актуальной. Мышеловка захлопнулась, институт остался и без сыра и без собственных денег…

Если стырил миллион — уходи скорей в кантон

Как только руководство НИИ начало догадываться о том, в какую неприятную историю попал институт, стали выясняться всё более и более интригующие подробности аферы, жертвами которой оказались российские учёные. В частности выяснилось, что швейцарская компания не внесла свою часть в уставный капитал совместной компании, созданной для реализации проекта. Сама швейцарская компания, от лица которой выступал господин Бёнш, словно сквозь землю провалилась: телефоны не отвечают, руководитель — Дитер Вернер — не выходит на связь, да и по официальному адресу офиса компании похоже уже нет. Кроме того выяснилось, что нанятые Бёншем и Цатуряном переводчики Лилия Шергилова и нотариус Ольга Соломатина намеренно сфальсифицировали один из основных документов сделки — Заявку на инвестирование от origindate::22.07.2008.

Директор НИИ фотонной лучевой терапии сразу же обратился в российские правоохранительные органы и в полицию швейцарского кантона Аппенцель-Иннерроден, в котором была зарегистрирована фирма-инвестор.

Прежде чем по заявлению директора НИИ ФЛТ Некрасова Главным управлением МВД России по ЦФО было возбуждено дело № 281101, прошел почти год с момента обращения! Трижды руководство Главного управления МВД России по ЦФО спускало починенным заявление директора НИИ с резолюцией «В ДЕЛО!» и трижды начальник 5 отдела ОРБ ГУ МВД России по ЦФО, а также зам начальника К.В. Братчиков выносили постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Причем безо всякой внятной мотивировки. Наконец, 2 декабря 2010 года уголовное дело возбудили. Но и только. Несмотря на наличие явного состава преступления, документов, улик — до сих пор не был арестован или объявлен в розыск никто из фигурантов.

Прокуратура кантона Аппель-Иннерроден на неоднократные обращения руководства российского НИИ тоже не торопится реагировать. Причина проста, швейцарские прокуроры прямо сообщают об этом в официальном письме в адрес директора НИИ ФЛТ: «Правоохранительные органы Швейцарии не в праве без официального ходатайства о правовой помощи проводить расследование или «опровергать основания для подозрения». «Тем более, что возможные существенные уголовно-правовые действия большей частью могли быть совершены в Москве», — подчеркнула прокуратура швейцарского кантона. То есть если переводить с дипломатического на русский, то швейцарские полицейские, может, и рады были бы заняться расследованием этого дела, только вот зачем, если российским правоохранителям, на территории которых совершено преступление, это не нужно?! А как иначе можно объяснить то, что за два года с момента совершения преступления российские правоохранительные органы не удосужились отправить в Швейцарию официальное ходатайство о правовой помощи?! При таком подходе международной бригаде мошенников, которая украла не один миллион евро, предназначенных для борьбы с раком, бояться нечего. Всегда найдётся кантон, в котором можно спрятаться без опасения быть наказанным.

Впрочем, как показывает практика, в условиях бездействия российской правоохранительной системы не нужно даже бежать в Швейцарию. Главные действующие лица аферы в отношении российского НИИ фотонной лучевой терапии — Бёнш, Цатурян, Берштейн, Горбенко прекрасно чувствуют себя в России, отмывая деньги этнических и региональных преступных группировок под видом реализации «инвестиционных проектов» через частные клиники и околомедицинские проекты (в частности через клинику «Ревиталь» и санаторий «Ревиталь Парк»).

Какое отношение имеет к их деятельности министр здравоохранения и социального развития России Татьяна Голикова? И почему российские правоохранительные органы так настойчиво не хотят заниматься расследованием данного дела, в котором имена профессоров и академиков соседствуют с именами людей с откровенно криминальным прошлым? Ответы на эти вопросы позволили бы вывести на чистую воду и тех высокопоставленных чиновников, кто обеспечивает столь комфортный режим работы в России для банды «швейцарских инвесторов».

Наверх
Знаком '+' отмечены подразделы,
а '=>' - перекрестные ссылки между разделами
B.gif


B.gif