Крыша олигарха

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Крыша Олигарха»)
Перейти к: навигация, поиск


Как ярославский губернатор Лисицын заботится о своем кармане

1069337020-0.jpg Ярославская область богата своими предприятиями химического и нефтехимического комплекса. Их налоговые отчисления формируют львиную часть регионального бюджета. Когда-то важную роль играло и машиностроение, но в современной России оно не в чести и в Ярославской области влачит жалкое существование. Оттого к успешно работающим предприятиям — особое внимание.

Одним из таких, бюджетообразующих, является Ярославский шинный завод — уникальное предприятие, крупнейшее в Европе, выпускающее широкий ассортимент продукции. Помимо всего прочего, завод — единственный в России производитель авиационных шин. В 2002 году он произвел 5,76 млн шин, его выручка составила 436 млрд руб., чистая прибыль — 99,1 млн руб.

Как и остальные производства подобного профиля в России, предприятие не обошли процессы изменения собственности. В начале девяностых сбыт продукции постепенно перешел под контроль молодого выпускника факультета физподготовки Николая Тонкова. Фирма последнего «Верхневолжскшина» монополизировала продажу изделий завода. В мутной водице приватизационных процессов того времени случай — не из ряда вон выходящий. Следующим шагом стало появление на заводе тридцатилетнего спортсмена в качестве директора. В 1999 году Ярославский шинный стал собственностью «СИБУРа», возглавлявшегося тогда «легендарным» Яковом Голдовским. Поначалу газпромовский нефтехимический холдинг оставил у руля Николая Тонкова. «Сибуровцы» не трогали Тонкова, поскольку за его спиной маячил губернатор Лисицын, более чем благосклонно относившийся к «новорусскому» бизнесмену. Но в конце концов коса нашла на камень. Слишком «крутой» менеджер, старавшийся вести дело так, как будто не существует главного акционера, перестал устраивать «СИБУР» — и Тонкова «попросили».

На завод пришла новая, чисто «сибуровская» команда. Перед ней открылась весьма неприглядная ситуация. Тонков перед самым уходом, в лучших традициях «обиженных», принял «политическое» решение, подняв без всякого экономического обоснования зарплату на двадцать процентов. Дескать, как хотите, так и расплачивайтесь.

Еще раньше Тонков перевел с предприятия раскрученную торговую марку «Медведь», под которой идет 80 процентов продукции, на подконтрольный ему торговый дом «Яршина». Экс-директор выставил счет на 175 миллионов рублей «родному» заводу за «незаконное» использование торговой марки. Мол, если хотите с ней работать — выкупайте или платите ренту за использование. Причем сам заплатил за нее всего-навсего 24 000 рублей. Также он росчерком пера передал за бесценок «Яршине» складские помещения из числа мобилизационных мощностей, на которые затем сотрудники завода проникнуть не могли, так как они были взяты под охрану. С собой Тонков увел в созданный им «НТМ-холдинг» 36 топ-менеджеров ЯШЗ, тем самым оголив предприятие.

Но самым «милым» подарком Ярославскому шинному стало предъявление Тонковым пункта контракта, по которому в случае досрочного расторжения контракта ему должны были заплатить отступные в размере семи миллионов долларов. Эта сумма равна восьмимесячному фонду оплаты труда. Иными словами, заводчане должны были две трети года жить без денег, только бы удовлетворить аппетиты г-на Тонкова.

Надо отметить, что все свои претензии Тонков предъявил не сразу. Пока «СИБУРом» командовал харизматичный суперменеджер Дмитрий Мазепин, он опасался «качать права». Но при Дюкове, почувствовав слабину, вспомнил об упущенной выгоде.

Новая команда, в которой ведущую роль играл первый заместитель гендиректора Александр Казаринов, не пошла на поводу у бизнесмена, решившего ободрать как липку Ярославский шинный завод. Она подала встречные иски и по суду отбила одно требование Тонкова за другим. Здесь нельзя не отметить большую роль депутата Государственной Думы от Ярославля Сергея Загидуллина, который пришел на помощь ЯШЗ, направив обращения в Генпрокуратуру по поводу требований Тонкова. Общими усилиями компромисс был найден.

Тонков отказался от претензий на торговую марку «Медведь» и от выплаты себе семи миллионов долларов. В ответ «СИБУР» согласился возобновить поставку «Яршине» готовой продукции. (Он ранее приостановил отгрузку шин ввиду того, что Тонков задолжал свыше двухсот миллионов рублей, не платя за полученный товар.) Тем временем новая команда успешно решила большинство производственных и экономических задач, вернув Ярославскому шинному лидирующие позиции в своей сфере.

Но надо сказать, что компромисс действительно получился компромиссом. Фактически «СИБУР» простил 150 миллионов долга, которые пошли на футбольный клуб «Шинник», президентом которого также является г-н Тонков.

Теперь о роли губернатора Лисицына во всей этой истории. Он — покровитель Николая Тонкова на протяжении почти десяти лет. Именно Лисицын создал все условия для «расцвета» коммерческих талантов Тонкова на ярославской земле. Тонко играя на одному ему ведомых струнах губернаторской души, молодой бизнесмен смог получить для себя множество преференций. Достаточно сказать, что в период его руководства шинным заводом тот остался должен в дорожный фонд почти 200 миллионов рублей. С ведома губернатора Тонкову прощались такие шалости, как создание на базе единого предприятия более тридцати юрлиц, что окончательно запутывало налоговиков и иные контролирующие инстанции.

Трудовой коллектив предприятия, которое резко набрало обороты после ухода Тонкова, в решающий момент противостояния обратился к губернатору с письмом с требованием разобраться с делами его выдвиженца. Лисицын принял председателя заводского профкома, туманно пообещал «помочь», но предпочел в итоге отмолчаться и нигде свою позицию не обозначил, решив выждать, чем окончится схватка. Страх вмешаться дошел до того, что Лисицын не приехал даже на выездное заседание им же созданного экономического совета Ярославской области, проходившее на территории шинного завода.

В Ярославле же все чаще задают вопрос: чем обусловлена коалиция Лисицын — Тонков? Почему губернатор был готов согласиться с потерями градообразующего предприятия, лишь бы не задеть своего протеже? Ведь губернатор уже сделал для Тонкова максимум возможного — ввел в руководство РСПП, поставил надзирать за местной ячейкой «Единой России», помог избраться депутатом областной Думы. В узком кругу Лисицын не раз называл Тонкова своим преемником.

Многие местные аналитики полагают, что, если бы не было Тонкова, губернатору следовало бы его придумать. Такие люди выступают в роли губернаторского кармана для расходов помимо бюджета. Одно только имиджевое содержание футбольного клуба «Шинник», по оценке специалистов Госкомспорта, стоит в год не менее 24 миллионов долларов. А клуб тем временем давно уже не является заводским, а принадлежит четырем физическим лицам во главе с Тонковым. Губернаторский зять работает в тонковских структурах.

Конечно, Лисицын всерьез никогда не рассматривал Тонкова в роли губернатора. Шапка явно не по Сеньке. Но мизерную зарплату госслужащего как-то компенсировать надо. Вот и возникает странная, но столь привычная для России коалиция первого чиновного лица области и олигарха местного розлива.

Иван МЕДУНИЦЫН

Оригинал материала

«Новая газета»