Кто влияет на генерала с Лубянки?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::28.06.2005

Кто влияет на генерала с Лубянки?

Почему учредитель табачного холдинга "Меркурий" Игорь Кесаев всегда выходит сухим из воды

Андрей Никомаев

Как вы думаете, какой отраслевой рынок является в России одним из самых прибыльных? Оказывается, не нефтяной или газовый, что первым приходит на ум, а табачный.

В 2003 г., по данным ассоциации "Табакпром", россияне выкурили 300 млрд. сигарет на общую сумму $6 млрд в оптовых ценах. В настоящее время оптовый рынок табачных изделий в России оценивается уже в 10 млрд. долл. А в количественном выражении, согласно информации Минэкономразвития, емкость этого рынка реально составляет не менее 340 млрд. штук сигарет в год. По данным Министерства налогов и сборов, российский рынок табака занимает по объемам третье место после США и Китая.

Основные производители – Philip Morris, British American Tobacco, Japan Tobacco International, Gallaher, Imperial Tobacco, которые в совокупности контролируют более 90% российского рынка. Интересно, что дистрибьюцией трех из пяти представленных в России мировых производителей занимается альянс двух крупнейших табачных холдингов – группы компаний «Меркурий» (дистрибьютор Philip Morris) и группы компаний «Мегаполис» (эксклюзивный дистрибьютор Reemstma/Imperial Tobacco и Gallaher, дилер табачной фабрики "Балканская звезда"). Суммарный оборот этих компаний по одному только табаку составляет 2,1 млрд. долл. в год. Сегодня через группы проходит более 40% всех табачных изделий в РФ.

А это уже – монопольное положение на рынке. И вызывает некоторое удивление спокойное, если не сказать равнодушное, отношение Федеральной Антимонопольной службы к этой нестандартной ситуации. Когда на рынке объявляется бизнес-игрок с беспрецедентными лоббистскими возможностями, это говорит о мощных силах, стоящих за его спиной. А в государстве, где на смену бандитским «крышам» пришли силовики, легко предположить, какая именно силовая структура способна оказать наибольшую защиту.

По данным исследовательского агентства ACNielsen, в 2004 году в Москве через супер- и гипермаркеты было продано 11,5% всех сигарет, в то время как в киосках (табачных, газетных и др.) - 85,1%. Учитывая то, что группа компаний «Меркурий» имеет более 3000 розничных торговых точек, можно предположить, какой простор здесь открывается для предприимчивого ума.

Торговый дом «Меркурий» появился на российском рынке еще в начале 90-х годов и успешно дожил до сегодняшних дней. Потихоньку развивался, занимал все новые рыночные ниши, но внимания к себе старался особо не привлекать, да и было отчего: одним из учредителей «Меркурия» является некто Игорь Кесаев, выходец из Владикавказа и, как говорят, наследник «цеховых» капиталов советского происхождения. «Цеховики» советской эпохи, успешно сотрудничавшие с ворами в законе, в постсоветские времена были потеснены «новорусскими» бандитскими сообществами. А кто уцелел на рынке, тот старался заручиться поддержкой высоких покровителей, обладающих властью, чтобы не попасть под «крышу» бандитов.

По разным оценкам, только в 1996-1998 годах из России было разными способами вывезено 3 миллиарда долларов. Как правило, деньги отмывались через цепочку взаимосвязанных компаний по так называемой системе «сообщающихся сосудов». Вот и Кесаев в середине 90-х стал искать себе покровителей в верхах, которые могли бы «прикрыть» подставные фирмы, уводящие бюджетные деньги за рубеж через офшоры. По сообщению газеты «Совершенно секретно», в поле зрения следственных органов Кесаев попал в ходе подготовки операции Tela di ragno («Паутина»), которую организовали в масштабах всей Западной Европы итальянские органы правосудия и полиция. В свое время при Министерстве путей сообщения РФ через близкого знакомого Кесаева, Николая Макурина, была организована фирма Transrail, которая, по официальной версии, занималась маркетингом грузовых перевозок по российским железным дорогам. Затем были образованы зарубежные представительства этой компании. Николай Макурин, вице-президент компании Transrail AG., возглавлявший отделение Российского союза промышленников в Швейцарии, вошел в административные советы ряда фирм в Швейцарии и Франции, которые, по мнению итальянских следователей, контролируются преступной сетью и используются для отмывания денег. А структуры Transrail использовались для того, «чтобы перекачивать за границу огромные суммы денег из теневых структур МПС». Источники в итальянской прокуратуре считают, что только через Transrail из России было незаконно вывезено пять - семь миллиардов долларов.

В 1995 году Игорь Кесаев зарегистрировал в Женеве совместно с Макуриным и Владимиром Розеншайном, которого итальянские следователи относят к числу солнцевских «авторитетов», фирму Olympia Investment. Через несколько лет трем руководителям этой фирмы итальянская прокуратура предъявила обвинения в отмывании денег. До этого Игорю Кесаеву приходилось давать объяснения женевской прокуратуре, так как он проходил свидетелем по делу Павла Бородина. Подозрение вызвал перевод крупных сумм из его офшорной компании. В результате его счет был заблокирован в течение восьми месяцев.

Когда «дело Бородина» закончилось, он уже не представлял собой интерес как высокий покровитель. А против компании Transrail в 2002 году МПС начал судебный процесс на сумму полмиллиарда долларов.

Пора было выходить на другой уровень связей.

Принадлежащий Игорю Кесаеву «Меркурий» еще в середине 90-х стал одним из трех российских дистрибьюторов американской табачной компании Philip Morris.

Доля группы Philip Morris на табачном рынке России к концу 2002 года достигла 22%. Емкость российского рынка сигарет специалисты корпорации Philip Morris оценили в 280 млрд. шт. И, конечно, табачный бизнес приносил Кесаеву огромные прибыли. Однако в 2002 году отношения между PM и «Меркурием» подпортились. Пошли упорные слухи о возможном исключении «Меркурия» из числа дистрибьюторов. В Philip Morris открыто стали выражать недовольство «плохой управляемостью» этого дистрибьютора. Если два других выполняют все требования, и более того, сами предлагают варианты совершенствования дистрибьюции, то «Меркурий» по большей части требованиями пренебрегал, в новые склады, технику и персонал инвестировал крайне умеренно. Сам Кесаев все больше отдалялся от повседневной работы с продукцией РМ, перекладывая груз ответственности на подчиненных, лично занимаясь своими новыми проектами. Контракт с «Меркурием», который многие годы считался нерасторжимым, стал казаться «обузой» для производителя, фактором, сдерживающим развитие бизнеса на российском рынке. Руководство Philip Morris ждало от партнера реальных результатов работы. Тогда на конференции региональных представителей Philip Morris в Одессе летом 2002 года был представлен план реорганизации компании «Меркурий» для более полного соответствия новым требованиям PM и выполнения дистрибьюторских функций – Кесаев как опытный бизнесмен не стал рубить сук, на котором успешно сидел столько лет.

Но отвлекали его от табачного бизнеса совсем другие дела. Есть основания полагать, что связи с Североосетинской таможней, где высокий пост занимал его родственник, позволяли ему беспошлинно протаскивать через границу свежие иномарки.

В таможенном деле существует такое понятие как «режим временного ввоза (вывоза) товаров». Как удалось выяснить Счетной палате, проводившей в 2002 году проверку российских таможен, из-за нарушений временного режима государство в 2001 году недосчиталось 148,6 млн. рублей и 46 млн. долларов.

По данным газеты «Аргументы и факты», только через Североосетинскую таможню не вернулись 28 временно ввезенных в 2001 году автомобилей. Среди них абсолютно новые джипы: Lexus-470LX, Land Cruiser 100VX в самой дорогой комплектации, Nissan Pathfinder и Mercedes ML-55. Бюджетные потери только по этой пятерке – 110 тыс. долларов. У правоохранительных органов также есть данные о неоднократном прохождении через таможню грузовиков с контрабандным грузом сигарет.

Тем не менее, не считая вызова в женевскую прокуратуру и пристального интереса со стороны итальянского Интерпола, во всех остальных случаях Кесаев выходил сухим из воды. В оперативных разработках УБЭПа, ГУБОПа неоднократно появлялись данные о серьезных правонарушениях принадлежащих ему фирм, о причастности к контрабанде, о связи с криминальным бизнесом. Но чья-то невидимая, но мощная рука как будто стирала всю информацию из баз. Незримый покровитель, обладающий беспрецедентными возможностями, как ангел-хранитель оберегает Кесаева.

Сам же он неоднократно хвастал, что его защищает от всех неприятностей один высокопоставленный генерал ФСБ, с которым он на дружеской ноге. В это вполне верится, учитывая тот факт, что этот высокопоставленный чиновник главного силового ведомства имеет возможность по службе часто бывать в кавказских республиках и решать многие серьезные вопросы на правительственном уровне. Кесаев не раз намекал, что способен влиять на генерала с Лубянки и что его личное влияние простирается значительно дальше нежели табачная отрасль, и сам он – фигура отнюдь не простая. Реально ли то, что некий бизнесмен, пусть даже ворочающий огромными деньгами, способен воздействовать на силовиков такого высокого уровня? Но что-то ведь дает ему основание делать такие самоуверенные заявления?

Если все это на самом деле так, то это многое объясняет – и миллиардный оборот табачного холдинга «Меркурий» с его монопольным положением на рынке, и то, что итальянский Интерпол как будто напрочь забыл про Игоря Кесаева.