Кто держит партийную кассу?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кто держит партийную кассу?

"Покидая ряды СПС и перебираясь в “Либеральную Россию”, В. Похмелкин заявил, что не видит разницу между деньгами Чубайса и Березовского. И вообще, все наши партии – на содержании олигархов…

Алексей ПОДБЕРЕЗКИН, лидер движения “Духовное наследие”
Я не знаю ни о каких коммерческих структурах Чубайса. Может быть, они и есть. Чубайс, по сути дела, представитель государства и от имени государства управляет РАО “ЕЭС”. Это не его частная лавочка. Это фактически государственная монополия с большим участием иностранного капитала в том числе. Но он наемный служащий! Он не совладелец РАО “ЕЭС”. 
У Березовского совершенно другая система. Он выстраивал очень много коммерческих структур, иногда сомнительного свойства, где он владеет контрольным пакетом либо частью акций, либо через назначенных своих людей. Это классический вариант олигархического капитала.
К сожалению, политическая практика показывает, что абсолютное большинство финансовых ресурсов партийной кассы у коммунистов, либералов или еще кого угодно – приходит от финансово-промышленных групп. Это правда. Потому что именно эти финансово-промышленные группы заинтересованы в политическом лоббировании и готовы за это платить. Это правда. Но то, что это неправильно, – тоже согласен с этим. 
Я всегда выступал за то, чтобы у нас было, как в других странах, например в Дании. Там в зависимости от поданных голосов государство из бюджета платит партиям. Это намного дешевле для государства. Потому что те партии, которые финансируются олигархами, вынуждены потом лоббировать их интересы. А на этом теряются огромные деньги. Вот реальный пример: партия Х получила большие деньги на избирательную кампанию. Потом та структура, которая дала ей эти деньги, попросила, чтобы ее освободили от льгот налогообложения, в том числе и по таможенным делам. Был принят соответствующий закон. Бюджет потерял на этом порядка 40 миллиардов, а дали партии 4 миллиона. То есть это выгодные инвестиции для таких структур и не выгодные для бюджета. 
Реально ли для нас цивилизованное существование или как скоро мы сможем избавиться от такой практики? Думаю, нереально. Это примерно то же самое, что и сказать о времени, когда все у нас получат “белую” зарплату. Теоретически это реально. Практически никто не получает. Потому что система искривлена. 
Конечно, надо к этому стремиться. Но для этого надо сказать, что минимальная зарплата должна быть как у американского негра – 700 долларов. И к этому идти. Если вы хотите иметь наемного служащего, как в Австрии, например, будьте любезны, платите ему минимум 900 долларов.
Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института проблем глобализации
Господин Похмелкин, сделав такое заявление, просто не хочет видеть тарелку, из которой он ест, или он ест из тарелки, плотно зажмурившись. 
Группы, связываемые с именами Чубайса и Березовского, ориентируются на очень сильно различающиеся модели поведения. Группа, связанная с Чубайсом, ориентирована на Запад (на западные ценности, западный капитал, западные интересы). Группа, связанная с Березовским, – на крупные структуры, находящиеся в России. Причем это вовсе не зависит от ее патриотичности: просто структуры, которые обслуживались и создавались, находились в России. Это было естественно для “семьи” первого президента.
Если стиль жизни группы Чубайса ассоциируется с тем, чтобы взять непривлекательное предприятие и загнать его подороже, а иностранцам хорошо поработать на фондовых рынках, то стиль жизни группы Березовского связан с высасыванием финансовых потоков из предприятия реального сектора. Достаточно вспомнить, что именно Березовскому приписывается фраза “зачем мне покупать предприятие, когда я могу купить директора”. Так что господин Похмелкин из одной миски перешел к другой и хочет, чтобы это никто не заметил.
Все политические партии в той или иной форме получают поддержку от коммерческих структур. Одна группа структур поддерживает одну партию, а другая – другую. Но ни одна уважающая себя партия никогда не существует на деньги одной структуры. Хотя, конечно, бывают и исключения.
Когда вы принадлежите многим людям, то вы не принадлежите никому из них. Это приемлемая форма. А неприемлемая – это когда есть монополистический хозяин. Помните, как Гусинский в книжке Коржакова говорил: а сейчас Женя скажет вот это. И Киселев в экране говорил именно это и именно таким образом. Это неприемлемо. То же самое бывает и с политиками.
© "Литературная газета", 2001 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации