Кто достоин милосердия. Барановский

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"«В субботу, 24 марта один из лидеров несистемной оппозиции Борис Немцов на уличной пресс-конференции в Москве заявил: «До окончания президентского срока Дмитрия Медведева ожидается помилование ряда политзаключенных. У меня есть надежда, это довольно высокая вероятность, что ряд известных людей, которые томятся в тюрьмах, 7 мая будут на свободе».

Кто же они – политические заключенные, освобождения которых добивается оппозиция? В списке, переданном президенту Дмитрию Медведеву представителями незарегистрированных политических партий, под номером два значится бывшей заместитель генерального директора оборонного завода «РАТЕП», член подмосковного «Боевого братства» и один из руководителей Межрегиональной общественной организации «Справедливость» Дмитрий Барановский.

Организатор протестных митингов, жена недавно осужденного за мошенничество бизнесмена Алексея Козлова журналистка Ольга Романова заявляет: «Дело Барановского я знаю и готова за него поручиться. Арест и уголовное преследование предпринимателя связаны с его антикоррупционной деятельностью и разоблачением фактов нарушений закона чиновниками Московской области».

А вот что заявил по поводу Барановского Виктор Шендерович в программе радиостанции «Эхо Москвы» «Особое мнение»: «Дмитрий Барановский… был одним из организаторов Всероссийской общественной организации ветеранов “Боевое братство”, многие годы занимался борьбой с коррупцией. Значит, вот, летом 2009 года именно за это, по всей видимости, был арестован…

Вячеслав Михайлович Лебедев, дорогой наш верховный судья, я вам предлагаю подъехать во вторник в Тверской суд, поглядеть, как ваши подчиненные в интересах защиты группы подмосковных коррупционеров будут упекать на двадцать лет или на сколько-то (двузначное число лет) честного человека».

Но есть и другое компетентное мнение – Тверского районного суда Москвы, который в феврале этого года приговорил Барановского к 12 годам лишения свободы в колонии строгого режима за вымогательство. Эпизоды этого уголовного дела, связанные с шантажом тех самых чиновников, которым Ольга Романова приписывает нарушение закона, содержатся во множестве публикаций, так что не будем повторяться.

Посмотрим на проблему с несколько иной стороны. В уголовном деле Барановского, как стало известно, имеются многочисленные прослушки его телефонных переговоров, сделанные, естественно, с санкции суда.

Что же вытекает из них? Прежде всего, никакой правозащитной деятельностью Барановский никогда не занимался. К политике он также не имеет ровным счетом никакого отношения. Сфера его жизненных интересов была связана исключительно с переделом собственности, проще говоря – с рейдерством. Здесь он был неутомим.

Характерный диалог из телефонных разговоров Барановского:

Барановский: Завод «Красный пролетарий». Уточни у него, если интересно, то там мы организуем этот процесс, отдельно встретимся, проговорим.

Неизвестный мужчина: А он там участник что ли?

Барановский: Да, да. Он часть уже купил. Ну, в интересах там своей структуры, основного акционера.

К сожалению, наиболее яркие фрагменты из «деловых переговоров» Барановского не поддаются печатному воспроизведению, поскольку состоят исключительно из нецензурной лексики – его владению «большими матерными загибами» позавидовал бы, наверное, сам Петр Великий. Как говорили в старину о подобных ораторах, «внятно излагает».

Методом работы Барановского был сбор компрометирующих материалов на своих жертв с целью их последующего шантажа и вымогательства.

Неизвестный мужчина (далее – Н): Вот, посмотри. Мы просто вышли на этого, кто будет принимать здесь решение по мне. Они обратились в суд, чтобы статус снять. Ну, я тебе говорил? Да?

Барановский: Да.

Н: Ну там мы боремся и так далее…

Барановский: Если бы ты рассказал мне, показал подробности. Там наверняка есть у людей какие-то скелеты в шкафах, которых они сами там не хотели, чтоб достали.

В случае, когда оппоненты проявляли несговорчивость, Барановский не останавливался и перед угрозами прямой физической расправы.

Неизвестный мужчина: Ну, там слово за слово, то есть они начали там голос повышать и забили его в общем, в больницу положили и так далее. И с тех пор сейчас идет там процесс разборок. Как, чего, зачем, почему? Они постоянно ну вот с этими там ксивами и так далее.

Барановский: Ну, я думаю, что в такой ситуации э… только два есть варианта. Значит реально. Один вариант найти э… общих знакомых, чтоб они принесли извинения и тем самым забыть. Значит. Э… Либо просто поставить это на паузу, а через год кому-нибудь из них башку отбить.

«Отбить башку» – это и в самом деле какое-то новое слово в правозащитной деятельности. А у Барановского слова не расходились с делами.

Одна из «разборок», в которую был вовлечен Барановский – борьба внутри Союза кинематографистов, где Барановский выступал против председателя этой организации - Никиты Михалкова.

Барановский: Слушай, че хотел спросить. Мы же там на стороне Хуциева выступаем. Против этого, отмороженного.

Неизвестный мужчина: Ага.

Барановский: Значит, кличку ему дали - «Киномихась». Нам нужно срочно составить программу развития отечественного кино. Как бы с инициативой, которой и должен выступить наш Хуциев.

А вот еще один разговор, где Барановский передает угрозы семье Михалковых:

Неизвестный мужчина (далее Н): Как дела?

Барановский: Ничего. Нормально. Слушай, я чего тебе звоню. Там, ты же знаешь эту историю в Союзе кинематографистов. Там Хуциев с Михалковым борется.

Н: Да. Ну слышал по телевизору.

Барановский: Вот. Да. Там меня к этой истории, значит, привязали, написали, что я там главный закоперщик и там сволочь редкая и так далее. Вообщем, обосрали меня там. Ты же поскольку с этой семьей дружишь, ты предупреди их, что если вот они не предпримут меры к исправлению этой ситуации, я действительно включусь и просто вдесятерне они будут в говне. Вот ровно на 10 могут умножить и будет это назад им возвращено.

Н: Послушай, смотри. Я дружу с сыном, с Темой.

Барановский: Я знаю, знаю. Я знаю. Ну, так, вот и донеси.

Барановский даже предпринял попытку «наехать» и на предпринимателя Виктора Вексельберга, но тому каким-то образом удалось замять дело. Об этом свидетельствовал в программе на «Эхе Москвы» предприниматель, представитель фонда «Связь времен» Андрей Шторх:

«Барановский переместился к Ангелевичу, насколько я понимаю, Ангелевич сейчас находится или, может быть, уже освободился, но, по крайней мере, была громкая история с отставкой министра Ковалева, вы помните, с арестом Ангелевича и т.д. Во всей этой истории фигурировал опять господин Барановский, потому что он был заместителем директора некой московской структуры, Московского автомобильного комбината, структуры, которая владела огромным количеством заправок. Директором был господин Монахов, который как-то тоже странным образом погиб от пули киллера. И опять на его место сел господин Барановский. Стечение обстоятельств, наверное, не более, чем. А год назад было двойное громкое убийство гендиректора концерна “Алмаз Антей” и в тот же день директор одного из оборонных заводов в центральной части России, где, по какому-то, опять же, стечению обстоятельств 15% акций владел господин Барановский. И он проходил одним из, с точки зрения прессы, потенциальных выгодоприобретаталей от этой истории. Когда в биографии человека есть три таких заказных убийства, а их, на самом деле, четыре получается, то у меня возникает вопрос, а может ли этот человек заниматься какой-то дальше коммерческой, вообще любой деятельностью».

Возникает вопрос, что вынуждает правозащитников брать под опеку такого «героя». Но ведь берут, и еще как!

«Патриарх» правозащитного движения Людмила Алексеева выступила в защиту Барановского на пресс-конференции 15 апреля 2010 года, в которой также участвовал руководитель «Справедливости» Андрей Столбунов.

Заметим, что Андрей Столбунов недавно был привлечен к уголовной ответственности за злостное невыполнение решения суда, который обязал его опровергнуть распространяемее его организацией клеветнические материалы. И теперь у него есть все шансы составить тюремную компанию своему другу и коллеге Барановскому.

Людмила Алексеева, по-видимому, совершенно не представляла себе, кто такой Барановский и кого на, собственно, защищает, поскольку утверждала, что Барановский - «не предприниматель, а работает в общественной организации». То есть, он, конечно, не предприниматель, а, скорее, рейдер, но Алексеева, очевидно, имела в виду другое.

В уголовном деле Барановского имеются сведения о том, что люди из окружения Алексеевой сотрудничали с Барановским далеко не бескорыстно, прикрываясь при этом именем прославленной в прошлом правозащитницы.

Что касается Ольги Романовой, то ее муж, бизнесмен Алексей Козлов выступал на судебном процессе по делу Барановского последним свидетелем. Может показаться невероятным, но он чистосердечно признался, что за прекращение своего уголовного дела он дал взятку некоему отставному генералу СВР в размере 1 500 000 долларов США, а теперь хочет эти деньги вернуть. Надо думать, Романова решила помочь ему в этом деле, защищая Барановского. Хотя и не вполне понятно, как именно.

Еще более странной выглядит позиция Шендеровича. Он, как правило, предельно нетерпим к людям, «страдающих» ксенофобией в любой форме. Барановский же был не просто банальным ксенофобом, но и страстным почитателем антисемитских сочинений. Настолько страстным, что настойчиво просил своих подчиненных закупать такие книги, как «Иго иудейское» и «Приговор убивающим Россию» - антисемитские опусы бывшего председателя Комитета по печати РФ, а ныне лидера какой-то карликовой «партии» Бориса Миронова, в свое время признанного виновным в разжигании межнациональной розни. А еще книгу некоего Владислава Шумского под характерным для людей шизофренического склада названием «Трупные пятна ожидовления».

В деле имеется запись телефонных разговоров одного из сотрудников Барановского.

- Ваня мне не поможет, потому что шеф у меня попросил двадцать экземпляров.

- Сколько?

- «Иго иудейское» и сорок «Приговор убивающим Россию».

- Ничего себе! Хорошо у тебя шеф увлекается,…. Хорошей литературой.

Среди правозащитников исторически были люди разных взглядов, но вот антисемитов среди них точно не наблюдалось.

Наши искренние соболезнования господину Шендеровичу! Или, напротив, поздравления с его новой гражданской позицией - защитой деятельного антисемита и просто «честного человека», на приговор которого он зачем-то приглашал председателя Верховного суда РФ.

Кстати, совсем недавно известный своей исключительной осведомленностью заместитель председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн заявил, что по Барановскому возбуждено еще одно уголовное дело – на этот раз по обвинению в рейдерских захватах.

Так что разборчивее надо быть, господа оппозиционеры! А ответ на вопрос, кто же все-таки такой «правозащитник» Дмитрий Барановский, напрашивается сам собой».
Станислав Михальский, Агентство федеральных расследований FLB"