Кто его шантажирует-1

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Новая Газета, origindate::22.02.1999

Кто шантажирует генпрокурора-1

Называем их имена и должности

Генеральный прокурор России Юрий Скуратов подал рапорт об отставке под давлением шантажистов.

Таким образом генеральный прокурор оберегал честь своего ведомства и своей семьи.

Мы назовем имена и должности шантажистов. Мы постараемся показать их интересы.

Главный виновник ухода Скуратова - завхоз. Управделами Генпрокуратуры [page_9789.htm Назир Хапсироков]. Давний "герой" "Новой газеты". Генерал, который едва-едва окончил юридический факультет. Тот самый завхоз, что дал бывшему генпрокурору Ильюшенко "напрокат" свой "Мерседес" (о чем сам и рассказал на допросе, помогая топить бывшего шефа). "Серый кардинал", пытавшийся давать указания следователям Генпрокуратуры по делам, представляющим для него, Хапсирокова, финансовый интерес.

Хапсироков постарался приблизиться к генеральному. Он облегчал быт работников Генпрокуратуры (что, собственно, составляло его обязанности), представляя это как свои личные заслуги.

Пытался Хапсироков заняться и досугом руководства Генпрокуратуры, чиновников администрации президента.

"Досуг" Хапсироков организовал вместе с банкиром [page_9623.htm Ашотом Егиазаряном]. Хапсироков не раз помогал Егиазаряну уходить от ответственности за махинации в Моснацбанке (банк развален), Уникомбанке (почти развален), с валютными облигациями администрации Московской области (идет следствие).

Хапсироков помог Егиазаряну приблизиться к Генпрокуратуре, стать чем-то типа советника Генпрокуратуры. Сам Егиазарян не раз козырял своей липовой должностью. Фактически Хапсироков прикрыл Егиазаряна - ну какой следователь будет дотошен в делах "советника" своего ведомства?

Егиазарян не оставался в долгу. Его брат Сурен приобрел, а вверенный в то время Егиазаряну Уникомбанк недурно отремонтировал квартиру для представительских целей в доме на Полянке, том самом, где расположен ресторан "Эльдорадо". Хапсироков не раз и не два приглашал своего шефа Юрия Ильича отдохнуть в мужской компании, развеяться: "Нельзя же столько работать, надо себя щадить". Скуратов однажды согласился. Скуратов - не оперативник, а правовед.

Скуратов верил подчиненному. Он и предположить не мог, что по просьбе Хапсирокова Егиазарян оборудовал "нехорошую квартиру" на Полянке видеокамерой.

Когда Скуратов приехал в гости, там в "мужской компании" оказались и девушки.

Сразу скажем: ничего особенного на пленке той нет. Это не "солнцевская баня" [page_9784.htm министра Ковалева]. Никаких "криминальных элементов". Именно поэтому больше года пленка, о которой Егиазарян сообщил Хапсирокову, не забрасывалась по кадрику в Интернет, а хранилась до своего часа.

Час этот настал, когда Хапсироков, которому "не хватало полномочий", начал подкидывать замам генерального идею, что неплохо бы ему самому стать замом генерального прокурора, сохранив должность управделами. В ход шли намеки на [page_25527.htm близкие отношения его самого и Егиазаряна с председателем Совета Федерации Егором Строевым] (а именно Совет Федерации утверждает генпрокурора и его первого зама)...

Но к этому времени отношения Скуратова и Хапсирокова обострились. Генпрокурор раздраженно реагировал на попытки завхоза контролировать конкретные дела, попытки устраивать футбольные матчи в "прокурорском" поселке на Истре с нужными людьми, на вызывающе дорогие машины, часы и квартиры управделами. И пленка была извлечена на свет.

Хапсироков передал ее одному из возможных кандидатов на должность генпрокурора - Олегу Кутафину, председателю Комиссии по гражданству при президенте, ректору юракадемии.

Затем произведение кинематографистов Егиазаряна и Хапсирокова попало к главе президентской администрации Николаю Бордюже. Наши источники предполагают, что Бордюжа ознакомил с пленкой Президента Ельцина. Ельцин, судя по всему, отнесся к слабенькой "компре" без энтузиазма, но рапорт Скуратова подписал.

Близкие к генпрокурору люди, с которыми мы беседовали, уверены: генеральный подал рапорт не потому, что на него давили. Он понимал: раз нечто извлечено из тайников - остановить "просмотры" невозможно. Он не хотел, особенно на фоне "банного дела" министра юстиции Ковалева, бросить тень на Генпрокуратуру. Тем более в тот момент, когда началось масштабное возбуждение дел о коррупции.

И еще Скуратов категорически не мог нарушить мир и спокойствие в своей семье, подвергнуть сплетням домашних.

Вот и вся история.

"Сладкая парочка", пытающаяся взять под свой контроль одно из немногих работоспособных ведомств, довольна результатом. Пока.

Прокурор ушел.

Особо ценный для страны завхоз - на месте. У него много дел. Ведь Скуратов был далеко не единственным руководителем правоохранительных органов, которых он заманивал в дом на Полянке.

***

Оригинал этого материала
© Новая Газета, origindate::16.03.1999

Возвращаясь к напечатанному

Прошло три недели с момента публикации в "Новой газете" (N 7 от 22-28 февраля 1999 г.) сенсационного материала о том, что некоторые лица из окружения Ю. И. Скуратова (Н. Хапсироков, А. Егиазарян) шантажируют его неким компроматом.

В распоряжении редакции появились новые факты, подтверждающие достоверность нашей публикации.

Так все и было.

Кроме одного: председатель Комиссии по гражданству при Президенте РФ, ректор юракадемии Олег Кутафин в этой "операции" задействован не был, отношения к шантажу генпрокурора не имел.