Кто закажет музыку?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


На рынке СМИ полным-полно торговцев страхами, маленьких Гусинских - "по три рубля"

Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::15.07.2002

Кто закажет музыку?

Converted 13251.jpg

"Большие рыбы поедают малых". Питер Брейгель

На рынке СМИ исчез заказчик. Это -- серьезная проблема, которая будет нарастать с приближением выборов.

Уход Владимира Гусинского с медиарынка -- событие и знаковое, и закономерное. Закономерное потому, что это выгодно "Газпрому", который, откупаясь от сомнительного акционера, таким образом повысил собственную капитализацию, и самому Гусинскому, которому оставаться на российском медиарынке стало финансово неинтересно, поскольку рынок другой.

Знаковое потому, что Гусинский уходит с рынка, который сформирован во многом им же самим. И вот рынок отказывает ему в доверии и признает нужду в кардинальной "реструктуризации".

В чем скорбное величие Гусинского? Он был голосом рынка медиаполитических сделок, где олицетворял единого, консолидированного заказчика. Он ходил по рынку с деньгами -- обычно с чужими деньгами -- и раздавал их по своему усмотрению. То ли сэйлз-менеджер, то ли брокер всея Руси. При этом настоящего заказчика никто не знал, кроме того, что заказчик -- Сам... Более того, образ этого виртуального заказчика, его страхи и интересы форматировал тоже Гусинский. Он решал, что на самом деле нужно "клиенту". И "клиент" вынужден был согласиться на схему зависимости либо пойти и умереть.

Те оборонно-финансовые схемы для медиа в России, которые изобретены Гусинским и Березовским, ничего общего не имеют с более традиционными бизнес-схемами г-на Йордана, зато они были вполне успешны. Просто потому, что были хорошо сбалансированы -- на страхах Кремля и под госбюджет.

Сейчас атмосфера существенно поменялась. Рычагов выдавливания государственных денег под страх практически нет. Но и устойчивых схем финансирования СМИ пока нет. Фактически новый, более рациональный сектор СМИ развивается под прессом нечестной конкуренции медиаполитическим материком, в тени которого по-прежнему прячутся бюджетные деньги. Точнее, считается, что они там есть. Большинство СМИ, особенно региональных, являлось, да и сейчас все еще является, не чем иным, как машинками освоения денег под интерес. Часто надуманный. Зато новые реальные интересы -- и в регионах, и в столице -- лишены арсенала рекламного, медийного, а значит, и политического продвижения -- их нельзя продать обществу, которое их ждет и готово платить.

Однако, несмотря на то, что этот огромный ледник проблем все еще незыблемо лежит на своем месте, ручейки из-под него все-таки текут. Еще год назад даже в журналистском сообществе не было понимания, что эти проблемы придется решать. Что-то пищали рекламщики, но на них никто не обращал внимания в силу маловлиятельности. Против власти Дума не пикнет, а еще разок запретить рекламу -- за милую душу. Но уже июньская Индустриальная конференция и экспансия "Медиа-союза" показали, что начинается рационализация рынка, хотя полного понимания ее неотвратимости пока нет. Кто-то требует новых законов, кто-то еще каких-то свобод... Процесс идет и конфликты неизбежны.

Поэтому ни одна сделка здесь не может быть до конца прозрачной и не иметь определенного, обычно политического, бэка. Кстати, и сделки Гусинского с "Газпромом" это наверняка касается.

Дело медленно и неумолимо идет к ликвидации [page_11990.htm оравы "Красных тундровиков"] с рынка псевдорегиональных СМИ, которые стали концевыми для отсоса бюджетных средств. Уйдет ли с медиарынка государство? В идеале оно хочет избавиться от содержания за свой счет этой орды шантажистов, но не знает маршрута отхода. Создать вакуум на таком опасном участке властям все еще страшно.

У государства нет лояльного и сильного партнера, заинтересованного в рационализации медиарынка. "Осветление" рынка означает, что теми, кто будет его финансировать, должны стать рекламщики, инвесторы и аудитория. Выход СМИ из государственной тени наиболее выгоден рекламному бизнесу -- возникает возможность прямого финансирования политики, открытого финансирования лоббистских кампаний разного уровня. Можно будет зарабатывать и даже честно наживаться на общественных интересах, вместо того чтобы пугать ими Кремль, как обрезом а-ля Гусинский, -- отдай бюджет!

Увы, рекламисты слишком пока слабы. Политики не могут платить "вбелую" по множеству причин. Здесь и законодательное лицемерие (они расплачиваются за выборы фиктивными бюджетами г-на Вешнякова, для чего каждый содержит липовый "белый" штаб, все это просто дополнительные накладные) не смеет открыто платить политикам, и частный бизнес. А индустрия требует политденег, успешно оттесняя от них же рекламный бизнес -- что абсурд. На рынке полным-полно торговцев страхами, маленьких Гусинских -- "по три рубля", -- которые ходят за политиками, расплачиваются и договариваются от их имени.

"Черные" деньги прячутся, "белых" слишком мало, и они политически неконкурентоспособны. И вот уже десятки тысяч региональных журналистов, которые перестают эти деньги получать, вздымают свой голос протеста и пишут изо дня в день, что терпение народа иссякло! Это -- проблема. А решения проблемы нет, и даже Путин до выборов осторожничает в эти дебри лезть -- из-за оглушительных воплей всех этих "тундровиков".