Кто заказал Михаила Фрадкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Профиль", origindate::14.06.2005, Фото: "НГ"

Кто заказал Михаила Фрадкова

Елена Короп

Converted 19072.jpgПротив председателя правительства Михаила Фрадкова развернута широкомасштабная информационная война. Подобного в новейшей российской истории еще не бывало. «Профиль» попытался выяснить, кто регулярно снабжает СМИ новостями об отставке премьера, о его хронических болезнях и о [page_16830.htm поединках с кошками].

Плохая карма

Любой крупный руководитель рано или поздно становится объектом информационных атак, будь то со стороны конкурентов или (и) собственных подчиненных. Председатели правительства не исключение. Не было такого премьера, который бы не пережил несколько неприятных минут, а то и месяцев, разглядывая заголовки утренних газет, рассказывающих, что он недорабатывает и «возможные кандидатуры» на его место уже изучаются. Либо — в худшем варианте, — что он полная бездарность, подозревается в коррупции и психических отклонениях. Активность и жестокость информационной кампании зависит от того, насколько сильны аппаратные позиции премьера, сколько народу заинтересовано в том, чтобы его «завалить», и как много денег они готовы на это потратить.

У недоброжелателей Михаила Фрадкова, судя по всему, и финансового, и административного ресурса предостаточно. Выражаясь языком высокооплачиваемых специалистов по такого рода информтехнологиям, несчастного Фрадкова просто «мочат».

Сначала премьера критиковали вроде как по делу: ни в чем не разбирается, косноязычен — хуже Виктора Черномырдина, с министрами не в состоянии справиться, экономического курса не придумал. Но в последние месяцы на Михаила Фрадкова выливаются потоки такой информационной грязи, что даже противники премьера выражают ему сочувствие.

Надо признать, что слухи, сплетни и «сливы» попадают на подготовленную почву. Относительно персоны Михаила Фрадкова и необходимости его отставки в обществе сложился удивительный консенсус. Либералы обвиняют г-на Фрадкова в том, что он остановил рыночные реформы, а «государственники» — в том, что он не дает изменить экономический курс. В Кремле открыто возмущаются тем, что премьер ничего не делает. Министры же, вместо того чтобы работать, бегают к президенту, пытаясь обеспечить себе алиби на случай отставки кабинета. Аппарат правительства Фрадкова тоже недоволен председателем. Знающие люди так объясняют это недовольство. В результате административной реформы аппарат лишился многих полномочий, зато работы у сотрудников стало в пять раз больше.

Генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин жалеет председателя: «Фрадкова с самого начала рассматривали как переходного премьера и дали максимум год. У него плохая политическая карма…»

У населения г-н Фрадков прочно ассоциируется с монетизацией льгот. Региональных руководителей не устраивает новая система финансовых отношений с правительством, да и сам Фрадков, «внезапный человек», не вызывает симпатий провинциалов. А для бизнеса, по отзывам одного из его серьезных представителей, любое крушение правительства лучше того, что есть сейчас. Сложившуюся ситуацию живо описал «Профилю» один известный политтехнолог: информационное пространство вокруг премьера и правительства напоминает ему комнату с горючим газом, в которой куча людей усердно чиркают спичками. И уже не важно, от чьей спички все взорвется.

Поджигатели

Информационные атаки на Михаила Фрадкова можно разделить на два типа. Первый — слухи об отставке и поданном «на днях» заявлении по собственному желанию. Люди, осведомленные о происходящем в Белом доме, уверены: такого рода «сливы» попадают в прессу от самого премьера. Г-н Фрадков, по их мнению, «работает на опережение». Он, мол, знает, что президент не сделает того, чего все от него ждут. Не исключено также, что премьер хочет «попугать» высших начальников, продемонстрировав, какой хаос начнется в случае его отставки. А заодно, перечислив кандидатуры преемников, подставить врагов и конкурентов. В российской политике, и это было доказано неоднократно, лучший способ похоронить карьеру человека — назвать его главным претендентом на какое-нибудь теплое место. Кремлю слухи об отставке Фрадкова тоже выгодны. В администрации шутят, что это «кнут для министров», которые начинают активнее работать, чтобы усидеть в своих креслах.

А в последнее время против председателя Фрадкова все чаще применяется другой тип информационного оружия — личная дискредитация. Сюда относятся слухи о плачевном состоянии здоровья, слабых умственных способностях, нападении взбесившихся котов и т.п. В Белом доме появление такого рода публикаций объясняют тем, что премьер в последнее время значительно усилил аппаратные позиции и даже вроде как получил от президента карт-бланш. По рассказам работников правительства, у Михаила Фрадкова будто «выросли крылья» и он эффективен, как никогда. Получить официальный комментарий от представителей премьера, к сожалению, не удалось.

Социолог Ольга Крыштановская отмечает, что влияние Михаила Фрадкова существенно возросло и что это связано с общим усилением в Кремле так называемой силовой группы, ставленником которой считается премьер. «Президент дал понять: Фрадков остается, и у людей, рассчитывавших на его скорый уход, началась форменная истерика, которая вылилась на страницы газет, — говорит руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин. — У противников Фрадкова есть мощные системы личного пиара. А Фрадков, как советский служащий, такими вопросами не озаботился».

Собеседники «Профиля» сходятся во мнение, что главные противники Фрадкова, заинтересованные в его дискредитации, — так называемый либеральный блок правительства, крупный бизнес и собственный аппарат премьера.

Либералы

Первые «подозреваемые» — правительственные либералы, министр экономического развития Герман Греф и министр финансов Алексей Кудрин. Проблемы в отношениях Фрадкова и Грефа возникли уже в первые дни совместной работы. Идеологическая несовместимость (один — советский бюрократ, другой — убежденный «рыночник») усугубилась личной неприязнью. Ни одно заседание правительства не обходилось без пикировки между премьером и министром экономики. Но, похоже, сейчас ситуация изменилась.

«После опыта монетизации не было иного выхода, кроме как прекратить внутренние распри. С обеих сторон, особенно со стороны Минэкономразвития, предпринимаются фантастические попытки найти общий язык, — рассказывает «Профилю» представитель правительства. — Мешает память о прошлых конфликтах и разница в мировоззрении. Фрадкову, в силу прежнего рода занятий, чуждо то, чем занимается ведомство Грефа. Тем не менее состояние рабочих отношений сегодня совершенно иное, чем на первом этапе. Грефу информационные войны не нужны, у него нет «вертикальных амбиций».

Такие амбиции есть у Алексея Кудрина. Место министра финансов, пусть даже признанного лучшим министром финансов мира, его не удовлетворяет.

Зимой 2004 года Алексей Кудрин стоял в двух шагах от премьерского кресла. Так ему казалось. Кудрин уже открыто противопоставлял себя действующему председателю правительства Михаилу Касьянову. Он раздавал, так сказать, не вице-премьерские, а премьерские интервью, а несколько западных газет даже высказалось в том ключе, что российскому президенту не найти лучшего главы правительства, чем г-н Кудрин. Назначение премьером безвестного представителя при Евросоюзе стало сильнейшим ударом для Алексея Кудрина. Вторым ударом была потеря позиции вице-премьера. Должность единственного зампреда правительства занял депутат Александр Жуков.

На первых порах Кудрин и Фрадков неплохо ладили, и премьер с большим уважением отзывался о министре финансов. Но в последние месяцы недопонимание между ними возникает буквально по всем вопросам — от бюджетного процесса и снижения налогов до погашения сирийского долга. При этом Кудрину практически всегда удается отстаивать свои позиции. Как утверждают злые языки, помогает дружба с президентом и одна из самых мощных среди госчиновников система личного пиара.

Другое заинтересованное лицо, по версии политтехнологов, — спикер Госдумы, лидер «Единой России» Борис Грызлов. Он был не меньше Кудрина расстроен назначением Фрадкова и, как говорят, не теряет надежды рано или поздно занять премьерское кресло. Во всяком случае, «единороссы» с завидным рвением выполняют возложенную на них Кремлем миссию штатного критика правительства.

Политолог Алексей Мухин, правда, считает, что дискредитация действующего премьера не лучший путь к председательскому креслу. Претенденты должны работать не на отрицание чужих способностей, а на доказательство собственных положительных качеств.

Бизнес

Такая работа тоже ведется, только другими людьми. Социолог Ольга Крыштановская уверена, что вместе с правительственными либералами против Фрадкова играет крупный бизнес, контролирующий питерские банки. «Эта группа олигархов имеет и своих представителей в московской элите, и мощных лоббистов в Кремле, — говорит Крыштановская. — Они воспринимают Фрадкова как «отыгранную фигуру», слишком тесно связанную с силовиками. Борясь против Фрадкова, новые олигархи ставят задачу привести на премьерский пост молодого и удачливого губернатора Красноярского края Александра Хлопонина, PR-кампания которого сейчас раскручивается. Хлопонин уже осуществил несколько успешных проектов (объединил Красноярский край, обеспечил высокие темпы экономического роста на своей территории, удерживает устойчивый рейтинг «Единой России»). Это явно политик с федеральной перспективой. Но сейчас его время еще не пришло. Пока кремлевским силовикам нужен Фрадков. Борьба двух кланов, «либерального» и «силового», еще долго будет создавать ребусы для журналистов и читателей».

Мотивация бизнеса понятна. Действующее правительство вызывает у него большее беспокойство, чем дело ЮКОСа. Не секрет, что в министерских и белодомовских кабинетах заключено большинство крупных сделок последних лет (очень крупные обсуждаются в другом месте) и разрешен не один десяток «споров хозяйствующих субъектов». Сейчас люди в кабинетах в ответ на все просьбы и вопросы пожимают плечами, ссылаясь на административную реформу и нового премьера. Но ведь административная реформа не отменила систему, при которой все мало-мальски значимые бизнес-решения зависят от чиновника…

Аппарат

У Фрадкова есть еще один враг. Он находится рядом. Это его собственный аппарат, который, как выяснил «Профиль», является источником многих сплетен, слухов. В аппарате правительства работают очень разные люди, многие — не первое десятилетие. Любви и преданности к нынешнему шефу большинство из них не испытывают, редкое исключение — сотрудники, приведенные самим премьером. Но «фрадковцев» мало. Их сразу можно отличить от старых кадров: отчего-то они всегда особенно мрачны и подозрительны. В основном же сотрудники аппарата с трудом понимают, что им надо делать, в чем их функции и что будет с ними завтра. Они вынуждены вести собственные игры, которые нередко направлены против премьера.

Аппарат всегда был для премьеров главным административным и информационным оружием в борьбе с «внутренними» врагами. Поэтому залог успеха для Михаила Фрадкова как руководителя правительства состоит не только в том, сможет ли он отобрать у Кудрина руководство бюджетным процессом, но и в том, сумеет ли он сформировать свою команду, которая не просто будет отгонять журналистов, а эффективно отбивать информационные атаки и отстаивать премьерскую точку зрения. Пока такой команды у премьера нет.

***

© "Профиль", origindate::14.06.2005

В гостях у сказки

Converted 19073.jpg

Прозвище - индикатор популярности политика. Оно же может стать орудием информационной войны. Михаил Фрадков за год с небольшим премьерства оброс рекордным количеством прозвищ и кличек. Большинство из них, увы, не свидетельствуют о популярности премьера, они обидные и часто неприличные. Самое милое - Чебурашка. Такое же прозвище носил бывший министр труда Александр Починок. Самое интеллектуальное - Луноход. Как объяснял кто-то из бизнесменов, Фрадков двигается, только если в "центре управления" нажимают на кнопку. Михаилу Ефимовичу не остается ничего иного, как с юмором воспринимать народное творчество. Некоторым его предшественникам доставалось еще больше.

Егора Гайдара, например, коллеги нежно звали Винни-Пухом, Хрюшей и Плохишем.

Виктора Черномырдина побаивались и дальше уважительных Черномор или ЧВС фантазия его подчиненных не заходила.

Сергея Кириенко молодой возраст и внешность студента-отличника моментально сделали жертвой политического фольклора. Пионер, Красная Шапочка, Киндер-Сюрприз. Позже соратники по СПС переименовали его в Знайку. Вообще, нашим государственным деятелям удивительно близка сказочная тема. Это показывает, что в душе наши чиновники все те же дети, мечты их чисты и наивны, а желания непосредственны...

Евгения Примакова со школьной скамьи сопровождала кличка Примус. Он не возражал - старомодно, но надежно. В Службе внешней разведки Примакова, очевидно за чрезмерную образованность, наградили кличкой Академик.

Сергей Степашин привык к детскому прозвищу Степашка, но обижался, когда его обзывали Пожарником. Дело в том, что в 1986 году Степашин защитил диссертацию на тему "Партийное руководство противопожарными формированиями" и потом очень стеснялся этого факта своей биографии.

Михаила Касьянова в правительстве звали Михалыч или Касьяныч. Но широкой публике известно менее приятное прозвище экс-премьера - Миша Два Процента. Злые языки утверждали, будто именно такой процент от сделки Касьянов получал за операции с внешними долгами во время своей работы в Минфине. Стоило Касьянову заявить о своих политических амбициях, как ему быстро припомнили минфиновскую "кликуху" и компетентные органы выразили желание разобраться в обстоятельствах, при которых она была получена.

Так что лучше Михаилу Фрадкову оставаться Чебурашкой. У него, даже по данным прокуратуры, единственная незаконно присвоенная собственность - коробка от апельсинов.