Кто зарабатывает на российско-белорусских торговых войнах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

247-7-2.jpg

Дворкович поручил Минэнерго, Минфину и ФТС доложить о причинах резкого роста поставок нефтепродуктов в Белоруссию


Российско-белорусские торговые войны давно не новость, а банальность, позволяющая многим неплохо зарабатывать


Detaild013.jpg


Торговые отношения России и Белоруссии напоминают затянувшийся безнадежный роман глупой тетки-курицы с ушлым альфонсом, который долгие годы дурит ей голову, обещает жениться, выманивает у нее деньги на правах будущего мужа и кутит на них в стриптиз-клубах. И каждый раз, когда тетка-курица уличает его во вранье и подсчитывает убытки, она клянется больше никогда не давать ему ни копейки и вообще вычеркнуть из своей жизни. Но альфонс снова пудрит ей мозги, обещает вечную любовь — и все начинается сначала.


38979о.jpg


Так и Россия с Белоруссией. Одни дурят других, а потом клянутся, что это было в последний раз. Другие топают ногой, а потом привычно суют деньги: ну ладно, нате, вы ж наши единственные, других нет.


На этот раз топнул ногой вице-премьер России Аркадий Дворкович. 17 февраля на заседании правительственной комиссии по ТЭК он заявил, что в последнее время как-то подозрительно резко вырос объем поставок нефтепродуктов в Белоруссию со стороны дочерних предприятий «Газпрома» и «Татнефти». Это привело к сокращению поступлений в российский бюджет, поскольку продажа нефти в Белоруссию для России не является экспортом.


Дворкович поручил Минэнерго, Минфину и Федеральной таможенной службе доложить о причинах столь резкого роста поставок и подсчитать потери российского бюджета от этой братской торговли.


Уже на следующий день вице-премьер назвал журналистам две компании, вызвавшие подозрения правительства в связи с резким ростом поставок нефтепродуктов в Белоруссию: «Танеко» и «Салаватнефтеоргсинтез» — «дочки» «Татнефти» и «Газпрома». Поставки, сказал Дворкович, уже остановлены. Убытки еще будут подсчитывать. Пока считают, могу лишь привести официальные цифры белорусского министерства статистики: если в 2014 году Белоруссия закупила у России 420 500 тонн нефтепродуктов, то в 2015-м — 1 652 700 тонн. В четыре раза больше. Такого рода резкие всплески, как показывает опыт двусторонних отношений России и Белоруссии, может означать лишь то, что в Минске разработали новую мошенническую схему. Поэтому Аркадий Дворкович и забил тревогу.


«Речь шла не о конечных продуктах, — сказал Дворкович, — а фактически о сырье для производства, то есть прямогонный бензин для других продуктов. Объемы увеличились резко, поэтому мы, как и когда-то с растворителями, обратили внимание, что это может быть схема оптимизации налогообложения или таможенных пошлин, и дали рекомендацию приостановить поставки до выяснения ситуации. Как выяснилось, компания «Танеко» уже даже до этого заседания фактически прекратила такие поставки, а «Салават» — после. Речь не идет о конечных продуктах и о глобальном пересмотре отношений в этой сфере, это два конкретных случая».


Кстати, именно Аркадий Дворкович два года назад обнародовал схему экспорта нефтепродуктов из Белоруссии без уплаты пошлин в российский бюджет. Все очень просто: поскольку Белоруссия и Россия входят в Таможенный союз и единое экономическое пространство, взаимная торговля не предусматривает экспортных пошлин. С 2010 года Россия не взимает пошлин с Белоруссии при поставках нефти. Но при продаже нефтепродуктов из переработанного российского сырья в третьи страны Белоруссия обязана платить в российский бюджет 100% экспортной пошлины. И в 2011 году, после троекратного падения национальной валюты и серьезного финансового кризиса, белорусское правительство не только получило 3-миллиардный кредит от России, но и для закрепления успеха придумало простую схему обмана доверчивого кредитора.


В список нефтепродуктов, при экспорте которых необходимо платить пошлину в российский бюджет, — не входили растворители и разбавители. И в 2012 году тот же Дворкович вдруг обнаружил, что Белоруссия практически отказалась от экспорта бензина и солярки, зато растворители идут в Европу в таком количестве, которое просто некуда девать. Оказалось, что, по документам, Белоруссия в 2011 году произвела более 2 миллионов тонн растворителей и разбавителей, хотя объем мирового рынка этих продуктов не превышает полутора миллионов тонн. А за первое полугодие 2012 года Белоруссия продала в Европу уже 3 миллиона тонн разбавителей и растворителей. Дворкович тогда заявил, что Минск нанес российской экономике ущерб 2,5—3 млрд долларов.


Дворкович тогда тоже громко возмущался, требовал уголовного дела и наказания виновных в осуществлении большого государственного мошенничества, невзирая на лица и должности. А еще требовал внесения изменений в нормативную базу, чтобы растворители тоже облагались экспортными пошлинами. Закончилось все, как в том романе курицы и альфонса: Александр Лукашенко встретился с Владимиром Путиным и заверил его в вечной братской любви. А тогдашний премьер Михаил Мясникович пообещал, что больше никакие составы с бензином под видом растворителя в Европу не уйдут, что последний такой товарняк отправился на Запад 4 августа. И еще сказал, что Белоруссия возвращать деньги России не будет. И — никакого уголовного дела, снова объятия.


А через год Белоруссия внезапно стала мировым лидером по экспорту битума. В январе 2014 года его продажи внезапно выросли почти в 500 раз по сравнению с 2013-м. Причем крупнейшим покупателем стала Великобритания. Кстати, экспортером битума стала компания «Интерсервис», подконтрольная одному из «кошельков» Александра Лукашенко — Александру Шакутину. Именно эта компания-нефтетрейдер (вместе с холдингом «Трайпл», чей владелец Юрий Чиж арестован на прошлой неделе) занималась экспортом «растворителей». Всего лишь год прошел после скандала с растворителями, и нате — получите битум. Но ничего, союзники махнули рукой: в Киеве уже стоял Майдан, и, конечно, экспорт битумных смесей Белоруссией был последним, что в тот момент могло бы заинтересовать Москву. Так что и ущерб никто не считал. Не до того было.


А ведь до растворителей были еще и вагоны кубинского тростникового сахара, который шел в Россию под видом белорусского свекловичного (афера началась сразу после отмены таможенных пошлин между двумя государствами), пока россияне в 2006 году не удивились: а что, бедные белорусы совсем пустой чай пьют, если в Россию идет больше свекловичного сахара, чем Белоруссия производит?


И молочные реки тоже были, когда Россельхознадзор в 2009 году обнаружил, что объемы поставок белорусского молока в Россию превышают объем белорусского молочного производства. И несчастный лоукостер «Победа», который так и не смог, несмотря на всю серьезность отношений, прорваться на белорусский рынок. И чудесным образом возросшие поставки нефтепродуктов на Украину аккурат после начала войны (Сечин заправляет украинские танки — это же так изящно). И демпинг цен на калийные удобрения, после чего «Уралкалий» отказался от партнерства с «Беларуськалием». И захват белорусским государством заложника в лице генерального директора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера, и водворение его в СИЗО КГБ в качестве главного аргумента в переговорах (кстати, тогда в Минск якобы на переговоры белорусский премьер-министр Мясникович усиленно зазывал и Дворковича). И шантаж газовой трубой, и обвинения в терроризме по отношению к братскому народу. Я уже не говорю про дивные бобруйские устрицы, креветки из Барановичей, фуа-гра из Орши и могилевские ананасы, идущие в Россию сплошным потоком, и никакому Россельхознадзору этот поток не остановить.


Схемы отработаны годами, легенды и аргументы отточены. Наивное выражение лица и вопросительные интонации доведены чиновниками до совершенства, а братские объятия и заверения в вечной любви уже много раз приводили к тому, что Россия покорно открывала кошелек, а Белоруссия обещала, что уж на этот раз все серьезно, и больше не будет никакого обмана, а только свадьба впереди и долгая счастливая совместная жизнь.

Минск

Ссылки

Источник публикации