Кто здесь крайний

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Силовики ищут виновного в провале

1278312235-0.jpg Арест в США российских шпионов, кажется, грозит новой войной среди силовиков. Спустя пару часов после появления новости об аресте русских шпионов в США петербургский бизнесмен Вадим Глазков позвонил в Москву своему бизнес-партнеру банкиру Михаилу Завертяеву и рассказал сенсационные подробности того, чем на самом деле занимались задержанные в Америке российские граждане. Глава Петербургской топливной компании (ПТК) Глазков, работавший с 1984-го по 1992 год в органах КГБ, а затем вместе с Владимиром Путиным в питерской мэрии, сообщил Завертяеву, что 30 июня он прилетит на сутки в Москву и привезет с собой какие-то сенсационные документы. Суть изложенной им версии сводилась к следующему: главной целью шпионов была совсем не информация, а отмывка, легализация гигантских сумм, выводимых из России высокопоставленными чиновниками во главе чуть ли не с премьер-министром Владимиром Путиным. Это сообщил банкир Завертяев корреспонденту «Нового времени» вечером 29 июня в лобби-баре отеля «Петр I» на Неглинной улице, напротив Центробанка.

Преступная вертикаль

По его версии, сидевшие в США нелегалы и агенты якобы подчинялись вовсе не Службе внешней разведки, а ФСБ. Формировалась же она еще в 1990-х годах при участии преступного авторитета Вячеслава Иванькова (Япончика), убитого в Москве 9 октября 2009 года. «Задержанных можно разделить на три условные группы: старожилы, приступившие к работе еще при Япончике, более молодые «шпионы», вербовкой которых при помощи чекистов занимался финансовый аферист Евгений Двоскин, женатый на двоюродной сестре последней жены Япончика, и совсем молодые люди, которых привлек уже помощник Двоскина Иван Мазин, находившийся в США с января по май 2010 года», — утверждал банкир Завертяев.

Банкиру было и есть за что не любить Евгения Двоскина: в конце 2007 года завертяевский банк «Интелфинанс» был захвачен рейдерской группой во главе с Двоскиным, после чего банкир с проломленной головой на 2,5 месяца попал в больницу. Вернуть свой бизнес Завертяев не может до сих пор и рассказывает, что Двоскин и К° использовали захваченные банки (всего около 40) для вывода крупных сумм за границу. За финансовыми аферистами, по его словам, стояла ФСБ, во главе цепочки — первый замглавы службы, генерал Сергей Смирнов; непосредственно руководил связкой Япончик — Двоскин начальник Управления «М» Владимир Крючков, покинувший свой пост 27 февраля 2010 года. В преступную схему были также вовлечены высокопоставленные чиновники ЦБ.

Схема, описанная банкиром, выглядела так: деньги через захваченные банки выводилась за рубеж и через австрийский «Райффайзенбанк», подконтрольный братьям Ковальчукам, распределялись дальше по миру. «Около 65% выводимых средств уходило в Штаты, где их должна была легализовывать накрытая американскими спецслужбами группа», — утверждал Завертяев.

В Кремль через Вашингтон

Из этой версии также следовало, что о схеме обналичивания денег с использованием нелегалов стало известно и президенту Дмитрию Медведеву, который на недавней встрече с президентом США Бараком Обамой дал понять, что не возражает против обнародования данной информации. Но и это еще не все: в результате ареста 11 шпионов в США и последующего судебного процесса, гласит версия, премьер Владимир Путин должен отказаться от притязаний на Кремль в 2012 году. Выходило, что американцы встали на сторону Медведева, с приходом которого в двусторонних отношениях началась «перезагрузка», и активно помогают ему избавиться от опасного конкурента перед стартом кампании.

В подтверждение версии должны были лечь документы, которые якобы и вез в Москву из Питера бывший чекист Вадим Глазков. Передать их журналистам он собирался при помощи бывшего капитана ФСБ, главы Национального антикоррупционного комитета и члена президентского совета по развитию гражданского общества Кирилла Кабанова. О чем были в двусторонних встречах извещены журналисты целого ряда влиятельных американских, британских и российских СМИ. И случиться это должно было 30 июня. Так что в день, когда все мировые СМИ обсуждали степень сексуальности разоблаченного агента Анны Чапман (Кущенко), сразу несколько редакций по разные стороны океана и пролива работали над «финансово-отмывочной» версией шпионского скандала. Стало очевидным: готовится масштабная провокация с использованием десятка изданий по всему миру. И рано или поздно эта версия появится в каком-нибудь западном таблоиде. Ровно поэтому «Новое время» решил рассказать об этой истории.

Надвое сказали

Доказательств журналисты так и не увидели. Глазков вроде бы встретился в Москве с директором ФСБ Александром Бортниковым, и тот вроде бы приказал ему отказаться от идеи вовлекать в эту историю мировую прессу. И Глазков — что поделаешь, чекисты бывшими не бывают — приказу подчинился. Якобы Бортников пообещал ему лично заняться этим делом, наказать виновных и предложил не наносить удар по репутации высокопоставленных чиновников.

1 июля стало очевидным, что документы в прессу не попадут. В дальнейшем показания сторон разнятся: банкир Завертяев называет привезенные Глазковым документы доказательствами, глава антикоррупционного комитета Кабанов говорит, что привезенный рапорт содержал в себе расшифровку телефонных переговоров Двоскина и Мазина с Анной Чапман и Михаилом Семенко, причем достоверность документа, по его словам, под большим вопросом. Вадим Глазков в телефонном разговоре с журналистом одного из американских изданий, при котором присутствовал корреспондент «Нового времени», выразил чрезвычайное удивление тем, что до прессы вообще дошла информация о связи Двоскина с задержанными шпионами, и заявил, что лично с Бортниковым он не виделся, а встречался со старыми коллегами по ФСБ.

Операция или провокация?

«Новое время» с помощью своих источников, в том числе банкиров, также пострадавших от действий рейдеров Двоскина, попытался проверить версию, предложенную журналистам Глазковым и Завертяевым. Часть наших источников предполагает, что подобные финансовые махинации действительно могли проводиться, другие считают их маловероятными. Третьи просто вертят пальцем у виска, напоминая, что дружба премьера Путина с такими сильными мира сего, как Сильвио Берлускони, князь Монако и Герхард Шредер, позволяет ему не пользоваться услугами личностей, за которыми гоняется Интерпол. Источники «Нового времени» в США настаивают: арестованные нелегалы не занимались масштабной отмывкой денег из России — предъявленное им обвинение связано с ввозом ими в США наличных денег на расходы: максимальная единоразовая сумма составляла $300 тыс., что копейки в сравнении с теми деньгами, которые вывозятся из России. Марк Креймер, директор Центра по изучению истории холодной войны Гарвардского университета согласен с такой точкой зрения: он полагает, что обвинение в отмывании денег, которое содержится в документах ФБР, представленных в суд Нью-Йорка, касается фактов ввоза наличных денег в США, которые шли на оплату работы и расходов агентов.

Креймер полагает, что ФБР использует статью о нелегальных финансовых операциях (до 20 лет тюрьмы) как предмет торга с арестантами: будут давать показания — статью могут и снять. Собеседник из числа бывших разведчиков также считает версию Глазкова и Завертяева надуманной: «Перевод больших сумм денег на банковские счета в США очень серьезно отслеживается, — говорит он. — Всегда остается «хвост», то есть источник перевода денег, который спецслужбы умеют обратным ходом найти. Именно поэтому разведка и ввозит деньги для агентов в чемоданах», — объяснил отставной полковник КГБ.

«Активка»

Скорее всего, в предложенной журналистам версии правда перемешана с вымыслом: именно на этом принципе построены столь любимые чекистами «активные мероприятия». Вопрос: кто заказал такое мероприятие в этот раз? Удивляло и то, что представители одного из кланов силовиков, даже если они придумали эту версию от начала и до конца, чтобы оправдать свой беспрецедентный провал в США, крайним выставляли премьера Путина — они что, камикадзе? На момент подписания номера в печать единственным СМИ, связавшим арестованных в США российских нелегалов с покойным криминальным авторитетом Вячеславом Иваньковым и находящимся в международном розыске Евгением Двоскиным, оказался сайт информационного агентства «Росбалт», принадлежащего супруге бывшего главы Госнаркоконтроля генерал-полковника Виктора Черкесова, недавно уволенного с поста главы комиссии по поставкам вооружения.

Черкесов стал первым членом путинской команды, выставленным за порог высших кабинетов российской власти. Тот самый Черкесов, который позволил себе выйти в публичное пространство и заявить, что страна «уцепилась за чекистский крюк и повисла на нем», а «крюк» этот съедает «внутренняя ржавчина». Корпорация Черкесову этого не простила. Генерал попытался нанести ответный удар? Но собеседники в его окружении утверждают, что генерал-полковник ни при чем, а журналист, автор заметки на «Росбалте», уже подал заявление об уходе. Тогда кто?

Справка

Анна Кущенко вышла замуж за британца, психолога Алекса Чапмана в 2002 году, через 4 года, в 2006-м, развелись. По словам Алекса Чапмана, на жену имел сильное влияние ее отец, Василий Кущенко, который был, как говорила ему Анна, высокопоставленным сотрудником российской разведки, работавшим под дипломатическим прикрытием в посольстве России в Зимбабве. Чапман утверждает, что отец имел колоссальное влияние на Анну: английская Ми-5, ответственная за контрразведывательные операции внутри страны, сейчас проверяет, не завербовал ли папа-Кущенко свою дочь, пишет английская «Дейли телеграф». 26 июня 2010 года Чапман пришла на встречу с неким «Романом», который, как теперь известно, был секретным сотрудником ФБР. Судя по всему, она это поняла — во всяком случае сразу после встречи купила на фиктивное имя телефон «Моторола» и международную симку к нему. Очевидно, что позвонила в Москву. На встречу 27 июня Кущенко-Чапман не пришла: для ФБР это было сигналом, что она собирается бежать, и ее тут же арестовали.

26-летний Михаил Семенко, как следует из его странички в социальной сети Linkedin, окончил Амурский госуниверситет, потом учился в Технологическом институте в Харбине. В США жил в Вашигтоне и работал в некой фирме, организующей частные поездки в Китай и Россию. Согласно ФБР, его «использовали для тайных контактов». Семенко, как и Чапман, «попал» на секретного сотрудника ФБР, который предложил ему заложить в тайник под мостом пять тыс. долларов. В отличие от Чапман, он это задание выполнил, что, судя по всему, и позволило ФБР просить суд о его аресте.

Оригинал материала

«Новое время» от origindate::05.07.10