Кто использует Росприроднадзор в личны интересах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кто использует Росприроднадзор в личных интересах

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::22.05.2007

Феномен Митволя

Стивен Дашевский

Обвинения в адрес публичных компаний со стороны Росприроднадзора очень редко завершаются реальными наказаниями со стороны государства. Зато они влияют на рыночную стоимость компаний и вредят инвестиционному имиджу страны.

Недоумение

Акции Imperial Energy, ведущей российской независимой нефтяной компании, в середине апреля пережили череду взлетов и падений после сообщений СМИ о претензиях Росприроднадзора. Это уже не первый случай, когда акции компании, торгующиеся в секции AIM LSE, демонстрируют аномально высокую волатильность из-за нападок Росприроднадзора. Первый раз подобное произошло с Peter Hambro в декабре 2006 г., а недавно Росприроднадзор заявил о начале внеплановой проверки Urals Energy, что также привело к резким колебаниям ее котировок на рынке. Инцидент с Imperial Energy заслуживает более детального анализа как сам по себе, так и из-за возможности распространения данной тенденции на других независимых российских производителей, акции которых торгуются в секции AIM. Учитывая спорный характер обвинений со стороны Росприроднадзора и историю расследований этого ведомства (лишь малая часть из которых завершилась реальными мерами со стороны властей), мы полагаем, что последние заявления Росприроднадзора не повлекут за собой материальных последствий.

Заявления о завышении объема запасов у компании Imperial Energy выглядят безосновательными и нелогичными — даже по российским меркам. Оценку запасов и ресурсов независимых производителей, работающих в России, проводят ведущие западные инжиниринговые и консалтинговые компании. Например, DeGolyer & MacNaughton, которая осуществляет аудит запасов Imperial Energy, Urals Energy и других независимых производителей, также проводит оценку запасов “Газпрома”, “Роснефти” и “Газпромнефти”. Поскольку между российскими стандартами оценки запасов (ГКЗ) и западной классификацией (SPE или SEC) существуют различия, которые более заметны для начинающих компаний, требовать однородности в отчетах сродни требованию о соответствии консолидированных финансовых результатов по US GAAP и неконсолидированных по РСБУ. Почти все компании, упомянутые замглавы Росприроднадзора Олегом Митволем, уже несколько лет работают в России, и выполнение ими законов и обязательств неоднократно подтверждалось регулирующими ведомствами федерального, местного и отраслевого уровня.

Converted 24198.jpg

Подозрения

Простая “теория заговора”, которой некоторые комментаторы пытаются объяснить дело Imperial Energy, гласит, что это новый этап российского “ресурсного национализма”, в ходе которого власти — или связанные с ними структуры — под надуманными предлогами пытаются увеличить свой контроль над природными ресурсами страны.

Мы предпочитаем придерживаться правила, которое помогало нам в предыдущих исследованиях: в России, если предлагаются мотивы заговора или личных интересов, надо выбирать последнее. Налоговые дела, возбужденные в кильватере дела ЮКОСа в 2003-2004 гг., наверное, лучшая тому иллюстрация. Все эти дела потихоньку сходили на нет, не нанося практически никакого вреда вовлеченным в них компаниям. Но при этом они приводили к резким скачкам котировок акций компаний, имя которых появлялось в СМИ в рамках очередного налогового дела.

Но вряд ли кто-то из серьезных игроков — государственных или корпоративных — решил бы воспользоваться услугами замглавы Росприроднадзора Олега Митволя, чьи расследования постоянно попадают в СМИ, но так же быстро исчезают с газетных полос. Из всех своих многочисленных дел Митволь преуспел лишь тогда, когда присоединялся к уже набравшей ход общегосударственной кампании (“Сахалин-2”, Ковыкта, дача экс-премьера Касьянова). Во всех других случаях громкие газетные заголовки практического действия не возымели. Вышестоящие инстанции гораздо чаще выносили решение в пользу объекта атаки Митволя (см. таблицу).

Мы хотели бы подчеркнуть, что у агентства Митволя нет полномочий для выдачи или отзыва лицензий. Оно может только инициировать расследование и направить соответствующую рекомендацию в более высокий орган. Это больше похоже на депутатские запросы в Счетную палату или Генпрокуратуру, которые раньше некоторые члены Госдумы использовали для достижения личных целей.

Converted 24199.jpg

Любовь чиновника к природе

Зачем государственному агентству и его чиновнику нужно развязывать столь агрессивную кампанию против успешных западных фирм, работающих в России? Чрезмерное рвение при выполнении профессиональных обязанностей или сильная любовь к природе, наверное, могли сыграть свою роль. Однако, принимая во внимание тот факт, что утечка информации, видимо, состоялась до публикации пресс-релиза Министерством природных ресурсов, а также огромный объем торгов акциями Imperial Energy за день до объявления и утром 18 апреля, мы полагаем, что ключевые игроки и их мотивы могли быть совершенно иными. London Stock Exchange и российские регулирующие органы окажут большую услугу инвесторам и самим себе, если проведут расследование этого инцидента.

Почему Митволю и Росприроднадзору позволяют этим заниматься? В конце концов, плохо подготовленные, но громко озвученные атаки на иностранных инвесторов, работающих в стране, негативно влияют на инвестиционный имидж России и, возможно, на объем прямых инвестиций в страну. Независимые производители нефти и газа инвестируют в страну сотни миллионов долларов и увеличивают производство в несколько раз, пока нефтяные гиганты повышают его на несколько процентов. Атаки на независимых могут в конце концов поставить под угрозу энергетическую безопасность страны. Интересно, что думают об этом начальник Митволя Сергей Сай, министр природных ресурсов Юрий Трутнев и председатель правительства РФ Михаил Фрадков.

Трезвость рынка

Что делать инвесторам с акциями Imperial Energy и других независимых производителей нефти, газа и металлов, которые рухнули из-за кампании, развязанной Митволем? Наш ответ — покупать. Мы считаем, что ситуация довольно проста: либо эти расследования увенчаются успехом, либо они закончатся ничем. Если инвесторы верят в первый сценарий, им стоит вообще избавиться от всех российских бумаг или отвести им пониженную долю в своих портфелях. При таком раскладе каждый чиновник среднего уровня может инициировать расследования на сомнительных основаниях, которые будут приводить к сильному падению акций. Эта ситуация приносит на рынок новые и не поддающиеся оценке риски. Однако, с нашей точки зрения, как бы неразвиты ни были российские институты, речь об этом пока не идет.

Если же инвестор, как и мы, верит во второй сценарий, то текущие цены акций ведущих российских независимых производителей нефти, газа и металлов, таких как Imperial Energy, Sibir Energy, Urals Energy и других, представляются привлекательными для покупки. Последний инцидент с Urals Energy свидетельствует в пользу этой точки зрения. После заявления Митволя о внеплановой проверке компании в связи с возможными нарушениями экологии акции Urals Energy рухнули в течение дня на 15%. Однако к концу дня они закрылись с понижением всего на 3% — знак того, что инвесторы начинают более спокойно и трезво рассматривать каждый новый случай, связанный с деятельностью Росприроднадзора, и закладывают в цену низкую вероятность реального экономического ущерба.

Однако даже в том случае, если их акции восстановятся до прежних уровней, вызывает сожаление тот факт, что правительственным чиновникам до сих пор позволяют устраивать непродуманные акции, которые портят российский инвестиционный имидж и разрушают стоимость успешного бизнеса.

Автор — директор аналитического отдела ИГ “Атон”