Кто исправит наши акул?!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Вмешательство исполнительной власти может решить проблемы "Красного котельщика"

© "Известия", origindate::29.05.2003

Кто исправит наших акул?!

Г.Сатаров, Президент Фонда ИНДЕМ

Фильм Маршала "Красотка" ("Pretty Woman") любят в нашей стране. Особенно женщины, мечтательно отождествляющие себя с героиней Джулии Робертс (не с ее профессией, а с ее достижениями, конечно). Но есть в нашей стране мужчины-бизнесмены, берущие пример с героя Ричарда Гира. Напомню: он в фильме занят весьма доходным бизнесом, суть которого - купить по дешевке вкусную, но "плохо лежащую" собственность, а потом продать ее по кускам, но много дороже. Этакая непатриотичная акула капитализма. Фильм заканчивается счастливо не только для главных героев, но и для американской экономики: любовь исправляет акулу, и она из разрушителя экономики становится, перековавшись, отечественным американским производителем.

Последние три-четыре года Россия наводняется нашими Гирами-акулами. Какое то время телевидение увлеченно показывало вооруженные схватки вокруг заводов, не объясняя толком, в чем истоки столкновений. Теперь эти схватки стали менее зрелищными и столь частыми, что наша пресса утеряла к ним интерес. Между тем, речь идет о явлении, которое грозит погубить российскую экономику, которое сводит на нет все благие экономические пожелания президента и правительства.

Некоторое время назад мне пришлось писать о [page_12594.htm бандитской попытке захватить Нижегородский масло-жировой комбинат], когда пачками покупались судьи и судебные исполнители. Сейчас другой пример: атака на расположенный в Таганроге завод "Красный котельщик". Не буду описывать подробности. Здесь интереснее общая схема захвата чужой собственности, применяемая сейчас по всей стране. Первое, захватчик вступает в сговор с миноритарным акционером, которого он может "создать" и сам - любого бомжа, где угодно. Второе, покупается антиправовое решение суда по иску этого миноритарного акционера менеджменту захватываемой кампании. Третье, покупается судебный исполнитель, который вместе с противоправным решением суда и бригадой вооруженных людей захватывает либо правление завода, либо реестр акционеров - это уже детали.

Конечно "недружественное поглощение" существует везде, где есть нормальный свободный рынок. Но там он служит обычно одним из инструментов санации рынка, смены неэффективного менеджмента на эффективный. И в целом это работает на оздоровление экономики. И все происходит в рамках закона.

У нас не так.

Во-первых, наш захват осуществляется целиком на основе коррупционных схем.

Во-вторых, объектом атаки у нас становятся успешные предприятия.

Например, упомянутый "Красный котельщик" за последний год после появления новых собственников и нового менеджмента стал успешным предприятием. Лидер котлостроения, завод входит в число в число 200 крупнейших промышленных предприятий страны. Появились новые заказы, расширилась география международного сотрудничества, предприятие готово к возобновлению работы по производству оборудования для АЭС. Зарплата, более чем в 1,5 раза превышает среднюю по Таганрогу, предприятие стало крупнейшим налогоплательщиком города.

Атака на успешных - это гораздо хуже. Значит в стране опасно становиться доходным, открываться, привлекать инвестиции. Не нужно обладать большой фантазией, чтобы понять, как угнетающе это действует на экономику, как препятствует росту инвестиций.

В-третьих, захваченная собственность как правило приводится в полную экономическую негодность: активы выводятся, менеджмент разрушается, собственность распродается, люди теряют работу, а бюджеты разных уровней лишаются налоговых поступлений.

Теперь попробуем оценить риски, связанные с этим явлением, если предположить, что власть по-прежнему будет смотреть в сторону.

Нет нужды повторяться - ясны последствия захвата бизнеса как для экономики, так и для социальной сферы. Они уже на лицо. Не менее важны политические риски. Нарастает недовольство бизнеса, который в своей массе стремится к цивилизованным методам ведения дел. Здесь есть два возможных исхода. Первый: если власть не может защитить частную собственность, то бизнес, как это уже происходило, будет искать альтернативные методы защиты. Но это будет взращивать теневое государство, обладающее своими методами принуждения. И это теневое государство будет конкурировать с официальным. Эта тенденция намечалась еще в начале 90-х годов. Захват бизнеса порождает новый, более мощный виток.

Второй возможный исход: бизнес решит, что эта власть, это государство ему по указанной причине не подходят. В какой форме он решит менять государство, во что это может вылиться - непредсказуемо. Вопрос: что, у власти совсем атрофировался инстинкт самосохранения? Ведь защита прав частной собственности - это не только защита экономики, бюджета, социальной сфера, это защита собственной стабильности и безопасности.

Последний вопрос, требующий ответа: что же может остановить российских акул?

Есть шанс, что бизнес может договориться сам. Ведь было же так в 1995 г., когда крупный бизнес договорился: "кончаем мочить друг друга". Но шанс этот сейчас невелик: нет прямой угрозы жизни. Бизнес можно, в отличие от жизни, поменять. А что будет с экономикой и страной - "наше ли это дело?".

Укротить акул в состоянии власть. Пройдемся по ее белым и пушистым от весеннего цветения взяток ветвям.

Начнем с судебной власти. Пол года назад законодательные поправки вывели хозяйственные споры из-под юрисдикции обычных судов. Но все продолжается в арбитражных. Да и можно ли было ожидать иного? Чем они хуже, простите - лучше? Проведенная за последние два года "судебная реформа" мотивировалась, помимо прочего, коррупцией в судах. Положение, как минимум, не изменилось. Про коррупцию в судах теперь молчат.

А что законодательная власть? Она демонстрирует озабоченность. Недавно по инициативе предпринимателей в Государственной Думе прошли слушания по проблеме захвата бизнеса. Рекомендовано принять очередные поправки к очередным законам. Наивно. Наши проблемы не в законах а в их исполнении. Да и есть ли гарантия, что Дума примет нужные поправки. Что, захватчики не в состоянии заблокировать такие инициативы?

Остается исполнительная власть. Она у нас теперь почти всемогущая - с нее и спрос. Я не случайно вспоминал выше о Нижегородском масложировом комбинате. Он был спасен от захвата вмешательством исполнительной власти, причем на очень высоком уровне. На это может робко надеяться и "Красный котельщик", если конечно властям нужен нормальный налогоплательщик и рабочие места для граждан страны.

Вмешательство исполнительной власти может решить проблемы "Красного котельщика". Но решит ли оно проблему захвата бизнеса? Можно ли защитить всех? Теоретически - да. Если только этим и заниматься. Можем ли мы считать, что наша исполнительная власть сейчас эффективна? А будет ли она эффективнее, если еще больше будет подменять законодательную и судебные власти? Ответ очевиден.

Выход один - планомерное ограничение коррупции вообще. Коррупция системна. Одни виды коррупции подпитывают другие. Если коррупцию не ограничивать, она растет. Но серьезное противодействие коррупции так и не начинается. Более того, власть избегает даже обсуждать эту проблему.

А пока… На этой неделе у меня встреча с представителями одной из самых крупных фирм Японии. Они проводят в России консультации, пытаясь оценить перспективы своей работы у нас в стране. Как Вы думаете, что, как эксперт, я должен им сказать? Могу ли я писать в статьях и научных докладах одно, а иностранным ходокам говорить, проявляя патриотизм, совершенно другое?