Кто и где готовил московский теракт

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Утро.Ру", origindate::31.10.200-origindate::11.11.2002

Михаил Фальков, "Новости Онлайн"

Оригинал этого материала, origindate::31.10.2002

Часть 1. Кто и где готовил московский теракт

Converted 13735.jpg

С момента освобождения заложников в ДК ГПЗ прошло уже несколько дней. За это время основное внимание российских СМИ сконцентрировалось на эффективности самой операции спецслужб и ее последствиях. Однако до сих пор Кремль не огласил достаточно убедительной информации о том, кто же на самом деле являлся главным инициатором столь беспрецедентной акции террора. Не вполне понятно, какие цели преследовались ее истинными организаторами (требование о немедленном выводе войск из Чечни звучало несерьезно). Нет ясности и в том, кто занимался подготовкой, финансированием и информационным обеспечением теракта. Однозначно ответить на все эти вопросы крайне сложно не только из-за нехватки достоверной информации, но и потому, что с 23 октября российские власти огласили по этому поводу несколько различных версий. Мы попытались самостоятельно прояснить ситуацию, полагаясь не только на официальные источники и свидетельства экс-заложников, – наравне с ними мы обратились за помощью к нашим коллегам в Турции, Иордании и Палестине, а также к бывшим и действующим сотрудникам спецслужб некоторых стран Ближнего Востока.

Иностранный след

Спустя несколько часов после захвата заложников сайт "Кавказ-центр" сообщил, что шахидами командует Мовсар Бараев. Вскоре с официальным заявлением по поводу этой акции выступил президент России. По его словам, она планировалась "в одном из зарубежных террористических центров". "Именно там был сформулирован план и найдены исполнители", – подчеркнул Владимир Путин. К этому он добавил: "Одни и те же люди устроили захват в Москве, теракты на Бали и Филиппинах", – намекая тем самым на связь боевиков с международной организацией "Аль-Каэда". В дальнейшем российского лидера поддержал ряд американских СМИ, указав на прямое сходство между сценарием захвата ДК ГПЗ и инструкциями "Аль-Каэды", обнаруженными в ходе афганской кампании.

"Зарубежную версию" практически подтвердил и директор ФСБ Николай Патрушев. Еще ночью 24 октября он сообщил о взаимодействии с некоторыми иностранными спецслужбами в рамках начатого расследования. Если б теракт имел исключительно "внутрироссийское" происхождение, в этом просто не было бы необходимости. В свою очередь, генпрокурор Владимир Устинов подчеркнул, что поиск лиц, причастных к этой акции, будет вестись "как в Москве и Чечне, так и за рубежом".

На следующее утро после захвата заместитель начальника ЦОС ФСБ Сергей Игнатченко неожиданно "проговорился", что на самом деле лидером боевиков является не Бараев, а находящийся в федеральном розыске иорданец Абу-Саид. По данным ФСБ, он входил в ближайшее окружение знаменитого Хаттаба и до осени 1999-го руководил одной из тренировочных баз на территории Чечни. Боевики, готовившие весной 2000 года серию терактов в Москве, являлись его учениками. Согласно иорданским источникам, после ликвидации "Черного араба" в марте сего года Абу-Саид перешел под командование саудовца Абу-Валида аль-Хамиди. Через день после захвата Абу-Саид сам связался по телефону с одним из сотрудников Службы Кавказа и Средней Азии Би-Би-Си, однако после 24-го его имя никем из официальных лиц больше не упоминалось. Вместе с тем, Постоянный представитель ЧР при президенте Адлан Магомадов подтвердил участие в захвате заложников боевиков арабского происхождения. Аналогичная информация появилась 27 октября и в израильских источниках. До этого "иностранную версию" вновь подкрепили представители ФСБ, сообщив, что террористы поддерживали постоянную связь со своими сообщниками в Турции и ОАЭ. Известно также об их контактах через Интернет с адресатами в Турции и Саудовской Аравии. Более того: по данным ФСБ, захватчики поддерживали связь с диппредставительствами ряда иностранных государств в Москве. Согласно компетентным американским источникам, речь, в частности, идет о сотрудниках спецслужб Саудовской Аравии и Катара, действующих в Москве под дипломатическим прикрытием. Так, например, в результате радиоперехвата московской точки NSA (АНБ США) стало известно, что вечером накануне штурма Абу-Саид пытался связаться по мобильному телефону со вторым секретарем одного из вышеуказанных посольств.

Чеченская версия

Несмотря на все перечисленные свидетельства в пользу "зарубежной версии" захвата заложников, она в конечном итоге на официальном уровне уступила место другой – "масхадовской". Впервые ее огласил бывший муфтий Ичкерии, а ныне глава чеченской администрации и противник диалога с сепаратистами Ахмад Кадыров. Он в частности заявил: "Отдав приказ на эту варварскую операцию, Масхадов лишний раз показал, что заодно с бандитами, поэтому с ним не могут быть никакие переговоры о мирном урегулировании". Любопытно, что почти одновременно эту же версию обнародовали и сами захватчики. На переговорах, проходивших днем 24 октября с вице-спикером Госдумы Хакамадой и депутатом Кобзоном, заместитель Бараева Абу-Бакар заявил: "Масхадов – наш президент". Из этих слов парламентеры сделали вывод, что именно он и руководит захватом заложников. Вместе с тем через некоторых заложников и лидера фракции СПС Немцова стало известно, что переговоры о выводе войск из Чечни шахиды советовали вести именно с Масхадовым. В интервью Би-Би-Си один из них категорически опроверг сведения о связях с "Аль-Каэдой" и другими исламистскими организациями.

В тот же вечер катарский телеканал "Аль-Джазира" продемонстрировал видеозапись с выступлением террористов. В своей речи один из них подчеркнул, что прибывшие в Москву боевики действуют по указанию "Верховного Главнокомандующего ВС ЧРИ и Генштаба ВС ЧРИ Аслана Масхадова". В подтверждение его слов "Аль-Джазира" обнародовала кассету с заявлением самого ичкерийского президента. На следующий день один из катарских тележурналистов сообщил арабским СМИ, что она оказалась у них благодаря некоему "чеченскому представителю".

В ночь с 24 на 25 октября Мовсар Бараев и несколько его соратников встретились вначале с сотрудником лондонского издания Sunday Times Марком Франкетти, а затем с тележурналистами НТВ. В беседе с ними боевики напомнили о своем подчинении Аслану Масхадову и Шамилю Басаеву, а также опровергли сведения о том, что "операция готовилась и контролируется кем-то за рубежом". По всей видимости, подобные заверения окончательно убедили российское руководство. По крайне мере, о "зарубежной версии" захвата заложников ни один из его представителей больше не заикался. Напротив, на следующее утро сотрудники ФСБ фактически подтвердили высказывания Кадырова и Бараева. Так стало известно, что в руки разведчиков попала видеозапись, на которой Масхадов "угрожает проведением терактов на российской территории". Затем замминистра внутренних дел Владимир Васильев с уверенностью заявил: "Совершенно очевидно, что разработкой операции по захвату заложников в Москве руководил лидер чеченских сепаратистов Аслан Масхадов". Аналогичным образом высказался и упоминавшийся Сергей Игнатченко. На сей раз он снова "проговорился": "Сейчас идет предварительный анализ кассеты". Данное заявление свидетельствует, что видеокассета с выступлением Масхадова попала на Лубянку не по собственным каналам, а была записана накануне вечером с телеканала "Аль-Джазира".

Любопытно, что сразу после появления "неопровержимых" доказательств причастности Масхадова к захвату у ЦОС ФСБ появились сведения персонального характера о террористах. Как выяснилось, "в основном все они российские граждане".

Далее "масхадовскую" версию подхватили почти все СМИ и представители власти, а к концу прошлой недели она уже стала официальной и в принципе единственной. Однако ее опровергли не только сам Масхадов и его представитель Ахмед Закаев. Серьезные сомнения в этой связи высказали многие лидеры чеченской общины Москвы, а также ряд сотрудников ФСБ и МВД Северокавказского региона. Мнение первых наиболее обоснованно сформулировал председатель Чеченского антивоенного конгресса Саламбек Маигов. По его словам, "Масхадов издал указ, запрещающий проведение операций за пределами республики против подразделений российских войск. Тем более это касается любых акций против гражданского населения". В свою очередь представители спецслужб отмечают, что Масхадов не имеет ни финансовых, ни людских ресурсов для проведения подобной акции, к тому же хорошо известны его натянутые, если не враждебные, отношения как с покойным Арби Бараевым, так и с его племянником.

27 октября мы передали запись видеосюжета ФСБ с выступлением Масхадова одному из наших иорданских коллег с просьбой связаться с сотрудниками "Аль-Джазиры" и сравнить ее с оригиналом. В результате журналист этой телекомпании Ясер Абу-Хиляль сообщил, что российским телезрителям представили лишь отрывок оригинальной записи. На ней же отчетливо видно, что съемка производилась не в октябре, а приблизительно в конце лета.

Если это действительно так, заявление Ахмеда Закаева о том, что "в обращении Аслана Масхадова, на которое ссылаются представители ФСБ, речь шла не о захвате заложников, а о войсковой операции против федеральных сил", кажется не таким уж и безосновательным.

В ожидании ответа

Суммируя всю вышеизложенную информацию, очевидно, что с момента захвата заложников появилось две основные версии об организаторах этой акции и месте ее подготовки. Обе они существенно отличаются друг от друга как по авторству, так и по содержанию.

Одна из них, условно названная нами "масхадовской версией", так или иначе имеет чеченское происхождение. Первыми ее 24 октября озвучили Ахмад Кадыров, Мовсар Бараев и "чеченский представитель" телеканала "Аль-Джазира". Согласно им, боевики действовали по заданию "национального" крыла в руководстве чеченских сепаратистов, олицетворяемого с экс-президентом ЧРИ Масхадовым. В таком случае цель захвата заложников действительно сводилась к тому, чтобы вынудить Кремль начать вывод войск из Чечни. Если так, то террористы не справились с поставленной задачей, чего, в принципе, и следовало ожидать.

Отметим, что все сторонники "масхадовской" версии старались завуалировать "иностранное" участие в данной акции и полностью отвергали связь ее исполнителей с "Аль-Каэдой" и другими зарубежными исламистскими организациями.

Авторство второй версии, которую мы назвали "зарубежной", принадлежит самому президенту. Она более раннего происхождения, ее появление датируется первыми часами после захвата. Не менее важным является и тот факт, что Владимир Путин огласил эту версию во время совещания с Борисом Грызловым и Николаем Патрушевым. Незадолго до того директор ФСБ доложил президенту обо всех данных разведки, полученных к тому моменту его ведомством с Северного Кавказа, из ближнего и дальнего зарубежья. Естественно, что касались они в первую очередь вопроса об инициаторах и организаторах беспрецедентной акции. Таким образом, именно Николай Патрушев первым изложил "зарубежную версию", которую затем в откорректированной форме огласил Владимир Путин.

Вкратце она сводится к следующему: настоящие заказчики теракта находятся далеко за пределами России. Через подконтрольных им арабских моджахедов на Кавказе они управляли набором и дальнейшими действиями непосредственных участников операции. Для того чтобы "на местности" курировать группу Бараева, объявленного "лидером" боевиков, к нему был перекреплен один из подчиненных Абу-Валида – иорданец Абу-Саид. Параллельно боевики поддерживали связь с представителями "промежуточного" звена в разработке операции, находящимися в Чечне,, Грузии и на Ближнем Востоке. Если все было действительно так, то и цели этой террористической акции были совершенно иными.

Какими именно? Кто стоял за Абу-Саидом и Абу-Валидом? Как все это отразится на работе российских спецслужб на Ближнем Востоке? Чего опасаются теперь их зарубежные оппоненты?

***

Оригинал этого материала, origindate::11.11.2002

Часть 2. Захват заложников – часть глобального плана

По сведениям компетентных иорданских источников, инициаторами московского теракта являлись несколько высокопоставленных членов Всемирного руководства ("Аль-Киада аль-Аама") международной "Ассоциации мусульманских братьев" ("Харакат аль-Ихуан аль-Муслимуун", далее АМБ). По этому поводу ими были проинформированы отдельные радикально настроенные представители монархической семьи Эр-Рияда. Указанные источники не исключают также, что о готовящейся акции в общих чертах заранее знал даже сын короля Фахда – Сауд, входящий в состав руководства Службы общей разведки Саудовской Аравии.

Отмечается, что московский теракт является лишь одним из звеньев глобального плана по изменению геополитической ситуации вокруг Северного Кавказа и Закавказья. На данном этапе его авторы преследуют несколько целей: установление окончательного контроля над вооруженными формированиями в Чечне, трансформация системы поддержки и укрепления ваххабитских структур Северного Кавказа и других регионов России, усовершенствование механизмов воздействия на политическую ситуацию в Грузии и расширение ваххабитского присутствия в Азербайджане. Для достижения поставленных задач было разработано несколько программ, дополняющих друг друга.

Как подчинить чеченцев

Первая из них призвана обеспечить окончательный контроль над вооруженными формированиями Чечни.

В последние годы влияние АМБ на полевых командиров республики осуществлялось преимущественно путем их финансового обеспечения. Вместе с тем, все более важную роль в определении стратегии и тактики НВФ играли представители "Особого отдела" АМБ (подробнее о нем см. в заключительной части расследования) саудовцы Самр бин-Салах ас-Сувейлем (более известный как Хаттаб) и Абу-Умар Мохаммад Ас-Сайяф (первый ликвидирован в марте с.г., второй – в июле прошлого). В период 1998-2001 гг. это касалось как военных операций, так и террористических акций за пределами Чечни. Теперь арабским моджахедам предстоит взять под свой полный контроль все направления деятельности северокавказских вооруженных формирований. С этой целью командующим иностранных моджахедов в Чечне (т.н. "Исламский полк") в мае 2002 г. был назначен отставной офицер Национальной гвардии Саудовской Аравии Абу-Валид аль-Хамиди (Абул-Валид аль-Ансари). Сегодня он является представителем "Особой организации" на всем Северном Кавказе. Одна из главных его задач заключается в подчинении или нейтрализации наиболее значимых фигур в рядах собственно чеченского "сопротивления". Сложность ее состоит в том, что многие из них отказываются признавать лидерство Абу-Валида, а некоторые вообще не приемлют зарубежного влияния, в том числе в виде ваххабитской идеологии. Часть таких командиров планируется привлечь к сотрудничеству в обмен на щедрую финансовую и материально-техническую поддержку, остальные должны быть ликвидированы, "сданы" федералам или скомпрометированы. Однако наибольшие опасения АМБ связаны с "президентом Ичкерии" Асланом Масхадовым.

Весной сего года неоднократно предпринимались попытки подчинить его деятельность интересам АМБ. Несмотря на это, Масхадов, лишенный реальной силы в Чечне, по-прежнему позиционирует себя в качестве "лидера чеченской нации", продолжая демонстрировать собственную самостоятельность. Более того, осознавая бесперспективность дальнейшей борьбы за независимость и бессилие Москвы положить конец конфликту, Масхадов до сих пор надеется стать партнером Кремля в разрешении создавшейся тупиковой ситуации. После того как в начале лета Ахмед Закаев с помощью Фонда Збигнева Бжезинского начал зондировать почву по поводу возможных переговоров с Москвой, было решено окончательно нейтрализовать ичкерийского президента. Однако физически ликвидировать его АМБ невыгодно, поскольку он представляет ценность как символ "чеченского сопротивления" и "лидер сепаратистов", на которого автоматически возлагается ответственность за любые действия боевиков. Гораздо разумнее поставить Масхадова в положение вынужденной зависимости от АМБ. Для этого было необходимо лишить "президента" любой самостоятельности на международном уровне (путем его делегитимации в глазах Запада) и в отношениях с Москвой. Это, в свою очередь, позволяло окончательно установить контроль над политическим курсом "чеченского сопротивления" и предотвратить начало переговорного процесса.

Как разрушить Россию

Вторая часть описываемого плана нацелена на пересмотр всей системы насаждения ваххабизма на российской территории. Необходимость этого стала очевидной после того, как планы интенсивной исламизации южных регионов России в 1999-2000 гг. полностью провалились.

С осени 1999-го Москва предприняла целый ряд мер по установлению контроля над деятельностью на территории РФ мусульманских зарубежных структур. В результате последним пришлось значительно пересмотреть методы и формы прикрытия для своей работы на российском направлении. Так, вся деятельность АМБ, осуществляемая через различные просветительские и благотворительные организации, была разделена на тайную и легальную. Первая касается военной и финансовой поддержки НВФ на территории Чечни, а также законспирированных ваххабитских ячеек (джамаатов) в других регионах страны.

В свою очередь, легальная деятельность направлена на "подготовительную" работу с мусульманским населением. Она заключается в систематическом распространении исламистской идеологии, основанном на массированном финансировании "образовательно-просветительских" программ. Наиболее приоритетной из них считается подготовка духовенства из числа российской молодежи в религиозных зарубежных центрах. Планируется, что по окончании образования и с возвращением на родину эти люди выступят в качестве "острия истинного ислама" и сумеют в наилучшей форме довести полученные знания до подрастающего поколения соплеменников. По прогнозам экспертов АМБ, эта программа начнет приносить существенные плоды лет через 15-20.

Кроме того, планируется уделять значительное внимание развитию связей с национальными движениями мусульманских народов Поволжья, Урала и Северного Кавказа, особенно тех из них, которые носят сепаратистский характер.

Как овладеть Закавказьем

Третья часть описываемого плана касается усовершенствования механизмов воздействия на политическую ситуацию в Грузии. При этом планируется серьезнее учитывать ситуацию вокруг Абхазии и Южной Осетии, а также конфронтацию кланов и политических блоков в самом Тбилиси (накануне парламентских выборов 2003 и президентских 2005 года). Не меньшее значение придается эксплуатации противоречий между Грузией и Россией с перспективой их перерастания в открытый конфликт. Особая роль в этом отводится активистам АМБ, находящимся в Панкисском ущелье Ахметского района Грузии (палестинский шейх Мухаммад Юсуф Абу-Амр, иорданец Абу-Хафс и др.). Их привилегированное положение в региональной иерархии "Ассоциации мусульманских братьев" объясняется еще и тем, что именно грузинское представительство АМБ является связующим звеном между ее ближневосточными центрами и Турцией с Чечней и другими областями Северного Кавказа. По этой причине планируется и впредь финансировать "грузинский филиал" в приоритетном порядке. Лишь таким образом в условиях контртеррористической операции Тбилиси в Панкисском ущелье можно сохранить военно-подготовительную инфраструктуру "Особой организации" и агентурную базу в государственных структурах, а также активизировать пропагандистскую работу среди местного вайнахского населения. Параллельно планируется укрепить связи с другими этническими общинами Грузии, исповедующими ислам. В частности, речь идет о мусульманской части абхазцев, аджарцах и аварах Кварельского района.

Наконец, четвертая часть плана нацелена на расширение ваххабитского присутствия в Азербайджане. Особое значение представители АМБ (в частности Сеид Джаффар ад-Дагистани) придают населенным пунктам, расположенным вокруг столицы, а также северным и северо-западным районам страны. Важное внимание уделяется пропаганде не только среди местных последователей суннизма (около 30% населения Азербайджана), но и шиитов. Для этого широко используются их связи с соседней Турцией и возможности тамошних фундаменталистских организаций.

Цели московского теракта

Несмотря на репрессивные меры, предпринятые странами региона против ваххабитского движения (в Азербайджане в 1996-98 и 2001-2002 и России в 1999-2002 гг.), оно по-прежнему обладает здесь разветвленной военно-тренировочной и учебно-пропагандистской сетью, а также пользуется хорошо налаженными каналами финансирования из-за рубежа. Все это позволяет АМБ не только оказывать влияние на ход локальных конфликтов на территории России и Закавказья, но и проводить террористические акции стратегического характера в соответствии с собственными интересами в регионе и по заказу своих союзников. Среди терактов подобного рода за последние годы наибольшую известность получили: покушение на Э.Шеварнадзе (1998 г.); взрывы в Буйнакске, Москве и Волгодонске (1999 г.), взрывы во Владикавказе и Каспийске, а также захват заложников в Москве (2002 г.). Последний планировался как одно из основных средств по достижению задач, обозначенных в первой программе вышеописанного плана (обеспечение контроля над чеченскими НВФ и нейтрализация А.Масхадова). Как мы сегодня видим, в результате теракта эта цель была достигнута. Вместе с тем планировалось, что захват заложников отразится на выполнении и других задач АМБ на российском направлении. В частности прогнозировалось, что его последствия окажут негативные воздействие на межрелигиозную и межэтническую обстановку в стране. По идее, теракт в столице должен был вызвать всплеск националистических и антикавказских настроений в обществе, а также ожесточить действия федеральных войск в Чечне против гражданского населения. В этой связи перед представителями АМБ и местными ваххабитскими лидерами ставилась задача использовать ответную реакцию мусульман для пропаганды собственных идей и мобилизации рекрутов в законспирированные "джамааты" и НВФ. Средства для этого были выделены заранее и незадолго до захвата заложников в Москве попали по назначению.

После того как Всемирное руководство АМБ четко сформулировало цели запланированного теракта, "Особый отдел" приступил к его практической подготовке.

***

Оригинал этого материала, origindate::11.11.2002

Часть 3. Захват "Норд-Оста" готовили на ближнем востоке

На состоявшейся 31 октября пресс-конференции прокурор Москвы Михаил Авдюков заявил: "По некоторым оперативным данным, далеко не все лица, которые относятся к террористам, имеют только чеченскую национальность". Он также отметил, что среди боевиков были выходцы "не только из ближнего, но и дальнего зарубежья, не только чеченцы". Вместе с тем, по словам прокурора, "пока нет ответа на вопрос, каким образом террористам удалось подготовить и осуществить теракт". Однако, по имеющимся сведениям, российские спецслужбы уже располагают почти полным списком лиц и структур, причастных к организации захвата в ДК ГПЗ. Об этом свидетельствует ряд выступлений официального руководства, а также "адресные" обращения Москвы к Дохе и Анкаре. Более того, согласно информированным ближневосточным источникам, с 24-25 октября и до настоящего времени представители российских спецслужб провели серию консультаций со своими коллегами в данном регионе. Даже отрывочные сведения о содержании этих переговоров позволяют говорить о том, что ФСБ, СВР и ГРУ идут по верному следу: именно на Ближнем Востоке определялись стратегические цели теракта, отсюда осуществлялся контроль над его подготовкой и поступали необходимые финансовые средства.

С благословения шейха

Согласно нашим ближневосточным источникам, решение о проведении захвата заложников в Москве было принято еще в июне. Тогда же ответственность за первоначальную подготовку теракта была возложена на "Особую организацию" ("Аль-Танзим аль-Хац"). Данная структура подчиняется Всемирному руководству международной "Ассоциации мусульманских братьев" (АМБ) и отвечает за операции военно-разведывательного характера. Она самым тесным образом связана с различными исламскими организациями, большая часть которых объединена под эгидой "Аль-Каэды".

Координацию между различными отделами АНБ и другими фундаменталистскими структурами, взял на себя "Общий отдел наставления" ("Маджалис аль-Шура") – один из трех управленческих органов Всемирного руководства "Ассоциации".

К разработке операции почти с самого начала были привлечены командующий "Исламским полком" Северного Кавказа Абу-Валид аль-Хамиди и представитель "Особой организации" в Грузии Абу-Хафс. Им было поручено обеспечить финансово-техническую поддержку запланированного теракта. Одновременно члены кувейтской "Джамаат ихья ат-Турас аль-Ислами" установили контакт с бывшим вице-президентом ЧРИ Зелимханом Яндарбиевым. Его попросили оказать помощь в поиске главаря "ударной" группы террористов-смертников. Тогда же начался отбор боевиков, которые должны были участвовать в задуманной акции. Особое предпочтение отдавалось чеченским ваххабитам, отличившимся ранее в военных и террористических операциях, а ныне находившимся в Грузии, Турции или на Ближнем Востоке. Кроме них в состав "ударной" группы вошли представители других национальностей, в том числе арабы из "Особого отдела". Последние при наборе боевиков консультировались с исламистскими деятелями, работавшими в 90-х на Северном Кавказе и в других регионах России. В поисках подходящих кандидатов участвовали также представители ближайшего окружения лидера дагестанских ваххабитов Багаутдина Магомедова. Среди них особенно отличился его брат, проживающий в Египте Сервах Абасс Кебедов. С покойным Арби Бараевым он был знаком еще с первой половины 90-х и теперь всячески поддерживал кандидатуру его племянника на должность амира московской операции.

За два с половиной месяца до захвата ДК ГПЗ практическая подготовка операции на территории России перешла под ответственность Шамиля Басаева. Он лично отбирал кандидатов для второй и третей группы "поддержки", а его эмиссары занимались съемом конспиративных квартир для боевиков в самой столице. Они же, опираясь на поддержку московских соплеменников, собирали оружие, готовили транспорт и средства связи. Большую часть расходов взял на себя Абу-Валид, остальное из собственных резервов оплатил сам Басаев. Деньги, полученные от командующего "Исламского полка", попали в Чечню через эмиссаров Абу-Хафса; тот, в свою очередь, принял их от представителей "Al-Haramein Foundation", прибывших в Грузию из Турции. Однако то было всего лишь заключительное звено сложной трансконтинентальной сети по переводу средств для финансирования теракта и его пропагандистского обеспечения, которая охватывала многие банковские структуры и коммерческие кампании не только Ближнего и Среднего Востока, но и Западной Европы. Так, например, известно, что на начальном этапе часть требуемой суммы была переведена через женевский филиал Credit Lyonnais на счета международного концерна "Дар аль-Мааль аль-Ислами" (DMI) в Швейцарии, а уже оттуда деньги попали в отделение Arab Bank в Лимасоле. Ответственным за все эти операции являлся египтянин Саид Рамадан, возглавляющий женевское представительство "Ассоциации мусульманских братьев". Далее деньги оказались в Бейруте, но затем след их теряется.

По прошествии трех месяцев "самопожертвование во имя Аллаха на пути утверждения его веры в джихаде против неверных" благословил авторитетный богослов Персидского залива "доктор" Юсуф аль-Кардауи. Достопочтенного вероучителя дружно поддержали саудовские шейхи Салман аль-Удар и Насер аль-Амр.

В это время в Москве велись завершающие приготовления к предстоящему захвату.

"Главная" роль

Вопрос о том, кто возглавит "ударную" группу, решался довольно долго. Требовалось найти человека, имя которого было достаточно известным. Только в таком случае версия о его "командирской роли" и подчинении Масхадову могла звучать более-менее убедительно. Кроме того, кандидат обязательно должен был быть чеченцем. Представители "Особого отдела" никому из чеченских полевых командиров не доверяли, подозревая их в симпатиях к Масхадову или тайном сотрудничестве с российскими спецслужбами. В свою очередь, почти ни один из политических деятелей ЧРИ, бежавших за рубеж, не подходил на эту роль. Как и ожидалось, проблему решил опытный Зелимхан Яндарбиев. Именно он убедил своих арабских друзей в том, что племянник покойного Арби Бараева не только полностью подходит под перечисленные требования, но даже имеет все шансы вернуться живым из этой воистину самоубийственной операции. По словам дудаевского вице-президента, у Мовсара остались от дяди какие-то таинственные связи на самом высоком уровне в Москве. Как уверял Яндарбиев, с их помощью Бараев сумеет в последний момент незаметно покинуть осажденное здание, а затем, при содействии людей Басаева, беспрепятственно возвратиться в Чечню. Представителям "Особого отдела" подобная перспектива понравилась, ведь из "чудесного" спасения главаря группы можно было извлечь немало пропагандистских дивидендов, а также окончательно продемонстрировать полную несостоятельность российских силовых структур.

В ходе консультаций с кавказскими ваххабитами, обосновавшимися за рубежом, и исламскими деятелями, работавшими на Кавказе, выяснилось, что многие из них лично знали Арби Бараева, а некоторые даже знают Мовсара. Практически все они сходились во мнении, что последний не станет вдаваться в подробности, но будет исправно выполнять предложенный ему план. Главное, по их словам, это уверенность Бараева в наличии путей для отхода и соответствующее риску вознаграждение. В принципе, консультанты "Особого отдела" оказались правы. После двухнедельных раздумий Бараев согласился. Помимо ожидаемых требований, он заявил о своем желании возвратиться в Чечню и, заручившись поддержкой Абу-Валида, взять под контроль Шалинский и Урус-Мартановский районы, а также окрестности Аргуна и ряд пригородов Грозного. При этом Бараев безоговорочно согласился на выполнение двух главных условий заказчиков. Первое заключалось в том, что всеми практическими действиями будут командовать представители Абу-Валида, которые в качестве "рядовых боевиков" должны были войти в состав "ударной" группы. Согласно второму условию, в первый же день захвата ДК ГПЗ Бараев должен был публично заявить о своем подчинении Аслану Масхадову.

Вознаграждение за "руководство" операцией определялось в несколько миллионов долларов. 60% Мовсар потребовал авансом, а оставшуюся часть должен был получить по возвращении в Чечню (в том, что ему это удастся, Бараев не сомневался). Помимо указанной суммы, в конце августа он получил дополнительные средства (более миллиона долларов) для оплаты услуг московских знакомых своего покойного дяди.

Ждите ответа

Если одна из главных целей захвата – компрометация лидера чеченских сепаратистов с его последующим подчинением АМБ, почему же тогда первым о руководящей роли Масхадова в подготовке теракта заявил Ахмад Кадыров? Как следует из имеющейся у нас информации, произошло это явно не случайно. Так, по сведениям наших иорданских партнеров, глава администрации Чечни уже ночью 23-24 октября задействовал все свои источники на Северном Кавказе и Ближнем Востоке, чтобы установить заказчиков, организаторов и цели теракта в ДК ГПЗ. Одним из первых, к кому обратился Кадыров, был его старый товарищ со времен обучения в Бухарском медресе, а ныне один из влиятельнейших духовных деятелей Таджикистана. Тот, в свою очередь, обратился за помощью к настоятелю знаменитого Каирского университета "Аль-Азхар" Мухаммаду Саиду Тантауи. Возглавляемое им учебное заведение считается чуть ли не кузницей кадров "Ассоциации мусульманских братьев" и рассадником фундаментализма. Не удивительно, что вскоре Ахмад Кадыров уже имел довольно точные сведения об истинных организаторах и целях теракта.

Естественно, Кремль не купился на дезинформацию о руководящей роли Масхадова. Уже ночью 23-24 октября Патрушев знал о подлинных мотивах произошедшего не меньше Кадырова, тем более что последний любезно поделился частью полученной информации с "родными органами". Однако президент решил использовать создавшуюся ситуацию с максимальной выгодой. Так, почти сразу Владимир Путин заявил о причастности к московским событиям "международного терроризма". Вместе с тем, уже на следующий день после захвата Москва поддержала и версию о "руководящей роли" Масхадова. Первое позволяло развернуть кампанию против международной инфраструктуры по поддержке северокавказского экстремизма (что вскоре и произошло). Одновременно обвинив во всем Масхадова, Москва пыталась заручиться поддержкой Вашингтона и Лондона в проведении более жесткой и широкомасштабной операции на территории мятежной республики. Ведь президент Ичкерии символизирует собой "чеченское сопротивление", а значит, оно по сути своей полностью террористическое.

Между тем Кремль ни на минуту не отказывался от намерений расправиться со всеми, кто действительно участвовал в планировании и подготовке этой кровавой акции. Это будет происходить как в России, так и за ее пределами. Соответствующие указания по этому поводу ФСБ, СВР и ГРУ уже получили. Они выполняются...