Кто и как принимает решения в «Газпроме»: расследование Forbes

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Алексей Миллер, председатель правления «Газпрома»
Председатель правления, генеральный директор «Газпром нефти» Александр Дюков
Член правления, начальник департамента маркетинга, переработки газа и жидких углеводородов, гендиректор «Газпром межрегионгаза» Кирилл Селезнев
Елена Карпель, начальник департамента экономической экспертизы и ценообразования «Газпрома»
Заместитель председателя правления, начальник финансово-экономического департамента Андрей Круглов
Член совета директоров «Газпрома», заместитель председателя правления концерна Виталий Маркелов
Зампред правления, руководитель аппарата правления «Газпрома» Михаил Середа
Елена Васильева, зампред правления, главный бухгалтер «Газпрома»

Административная и кадровая политика «Газпрома» — тема, которая находится фактически под запретом. Что стояло за самыми громкими отставками последних лет в руководстве госкомпании?

Рынки знают, где и как крупнейшая госкомпания добывает газ и нефть или прокладывает трубы. Менее известно, как формируется ее бюджет, проходят тендеры, определяются поставщики и подрядчики. Кадровая же тема фактически под запретом: госкорпорация не любит говорить об отставках топ-менеджеров. В условиях полной информационной закрытости приходят и уходят не только директора департаментов и управлений, но и руководители ключевых направлений. Forbes изучил историю двух важнейших отставок последних лет — Александра Медведева, главы «Газпром экспорта», обеспечившего 40% выручки монополии в 2013 году, и Влады Русаковой, отвечавшей за стратегию концерна. Обстоятельства, при которых два бывших символа «Газпрома» покидали свои кресла, дают представление об истинных правилах работы газового монополиста.

Мегарегулирование

«Где деньги-то?» — раздраженно поинтересовался президент России Владимир Путин у руководителя «Газпрома» Алексея Миллера. В 2001 году, сразу после назначения Миллера, это выглядело публичным инструктажем по управлению концерном. Деньги, которые зарабатывает и тратит «национальное достояние», взятое Путиным под личную опеку с первых дней президентства, фантастические. Три года подряд инвестиционная программа компании превышает триллион рублей, на 2014 год обсуждается сумма 1027 млрд рублей.

Огромный масштаб — часть идеологии компании. «Газпром» — специалист по мегапроектам, которые так любит президент, сделавший концепцию национальных чемпионов центром своей политики.

Будущее «Газпрома» было предопределено задолго до прихода туда «питерской» команды управленцев — в диссертации 1997 года аспиранта Петербургского государственного горного университета Владимира Путина. «Без поддержки государства и создания крупных финансово-промышленных корпораций (...) невозможно на равных конкурировать с транснациональными корпорациями Запада», — писал тогда Путин. Государство вправе регулировать процесс освоения и использования природных ресурсов, «независимо от того, в чьей собственности они находятся, … действуя в интересах общества в целом и отдельных собственников, интересы которых вступают в противоречие друг с другом».

Эти правила действуют и сейчас. Когда в июне 2014 года стало понятно, что для последнего мегапроекта — контракта на поставку газа в Китай по еще не построенному трубопроводу «Сила Сибири» «Газпрому» потребуется $55 млрд на инфраструктуру, Путин тут же предложил правительству докапитализировать компанию. Миллер великодушно отказался.

За распределение бюджетов в «Газпроме» все время идут войны местного значения, говорит бывший менеджер центрального аппарата концерна. «Эти комбинации побед и проигрышей создают сложно читаемую картину подчинения», — комментирует он.

Разные кланы

01Александр Медведев.jpg


Александра Медведева — заместителя Миллера и главу «Континентальной хоккейной лиги», поигрывающего в хоккей с Владимиром Путиным, — как–то спросили, с каким животным он себя ассоциирует. «С аллигатором», — ответил топ-менеджер. Двенадцать лет работы в «Газпроме», с главой которого отношения не сложились, требуют хватки и упорства хищника. Но итог борьбы для Медведева неутешителен — 30 июня 2014 года он лишился должности руководителя «Газпром экспорта». Сам топ-менеджер отказался от общения с Forbes.

Медведев появился в «Газпром экспорте» в августе 2002 года. Без церемоний уволив прежнего руководителя «Газэкспорта» (так раньше назывался «Газпром экспорт») Олега Сиенко, который не продержался и полугода, Миллер спустя месяц объявил о назначении 47-летнего Медведева. Его приход иначе как «сенсационным» не называли — даже давние знакомые не ожидали такого поворота, говорит один из них, добавляя, что с улицы в «Газпром» не попасть, «надо ставить на ключевые позиции людей, которым доверяешь. Это же большие потоки». Тогда «Газпром» обеспечивал Европу газом на треть, поставляя 128,6 млрд куб. м (в 2013 году 162,7 млрд куб. м).

Медведев «был уверен в себе», вспоминает бывший сотрудник «Газпром экспорта». Уже в сентябре 2002-го новичок стал членом правления «большого» «Газпрома», потеснив действующего куратора экспорта Юрия Комарова.

«Юрий Александрович пытался как-то участвовать в этом процессе, но Медведев дал понять: ты сиди на Наметкина (там находится головной офис. — Forbes), а в «Газэкпорт» не приезжай», — говорит собеседник Forbes.

Весной 2005 года Комаров объявил об уходе с поста зампреда «Газпрома», официально — по достижении пенсионного возраста.

В «Газпром экспорте» Александр Медведев пытался быть максимально самостоятельнымВ «Газпром экспорте» Александр Медведев пытался быть максимально самостоятельнымФото Григория Собченко

При этом отношения с Миллером, «зачищавшим» «Газпром» от «чужих» в режиме блицкрига, у Медведева не сложились. «Неприязнь сформировалась даже не между Миллером, а между его командой и Медведевым», — утверждает бывший работник «Газпром экспорта». «У нас было ощущение, что Медведев и [руководитель Газпромбанка Андрей] Акимов имеют такую огромную личную протекцию, что у Миллера были с ними очень тяжелые отношения с самого начала, — это влиятельные люди из чужого клана», — рассуждает тогдашний замминистра энергетики Владимир Милов.

В сотне самых влиятельных

«Два брата-акробата из [австрийской финансовой компании] IMAG», — называет Милов Медведева и его бывшего начальника Андрея Акимова, возглавившего Газпромбанк через несколько месяцев после прихода в «Газпром» Медведева. Они давние друзья.

Акимова познакомил с Медведевым научный руководитель последнего Райр Симонян, в 1970–1980-х годах работавший в Институте мировой экономики и международных отношений, где и Медведев работал девять лет. «Сотрудники института ездили в загранкомандировки и писали записки руководству страны о том, что можно у нас улучшить, главное — цитаты Ленина вставить», — вспоминает Симонян. По его заданию будущий топ-менеджер «Газпрома» составлял цитатник на 14 страниц «Владимир Ильич Ленин об использовании иностранного капитала в целях социалистического строительства». Записка легла на стол руководства института и была «как детектив» прочтена членами советского Политбюро.

А Медведева в конце 1980-х взял на стажировку в совзагранбанк Donau bank выходец из системы Внешторгбанка Андрей Акимов. До 2002 года финансисты работали вместе: вначале в банке, а затем в IMAG, созданной по мандату руководства страны для привлечения в Россию инвестиций.

Именно Медведев в начале 1990-х договорился о том, что IMAG будет консультировать мэрию Петербурга по внешнеэкономическим вопросам, рассказывает знакомый Акимова. С лета 1991 года комитет по внешним связям мэрии возглавлял Владимир Путин. Тогда же Медведев познакомился с менеджерами из компании «Кинэкс», которая пыталась торговать нефтепродуктами. Вскоре после этого IMAG стала консультантом «Кинэкс» — помогала оборотными средствами и связями. За международные отношения в этой компании отвечал Геннадий Тимченко 6, чуть позже выкупивший с партнерами «Кинэкс» и вырастивший из нее Gunvor, один из крупнейших мировых нефтетрейдеров.

Представители старой команды «Газпрома» уверены, что именно Тимченко привел в концерн Медведева и Акимова.

«Фамилию Тимченко я узнал раньше, чем она появилась у всех на слуху», — рассказывает один из них. Но, по словам двух знакомых этих топ-менеджеров «Газпрома», в их приходе Тимченко не играл ключевую роль. Уровень связей Акимова тогда был намного выше, уверяет один из них: банкир был, например, близок с председателем Центробанка Виктором Геращенко. Акимов и сам мог способствовать устройству Медведева на работу. С Путиным это назначение тоже согласовали, добавляет Милов.

Путин о существовании Медведева знал, может быть, и одобрял [это назначение], комментирует человек, знакомый с президентом и с руководством концерна. «Путин эффективно выполняет функцию CEO, а Миллер ставит штамп», — говорит Милов.

«[Путин] — реальный управленец «Газпрома», — вторит бывший топ-менеджер концерна.

По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, кадровые решения, касающиеся высшего руководства «Газпрома», согласовываются с президентом, но «все остальное» — нет, хотя «нельзя исключать, что кто-то советуется с Путиным».

Уже весной 2005-го Медведев стал зампредом правления «Газпрома» с сохранением должности гендиректора «Газпром экспорта». «Медведев активно участвовал в процессах назначения, конкуренции. Кроме того, и Акимов, и Геннадий Николаевич [Тимченко] сильно интересовались этой темой», — объясняет бывший сотрудник центрального аппарата «Газпрома». Представитель Тимченко заявил, что бизнесмен никого не лоббировал и не продвигал, возможности определять кадровую политику других компаний у него не было.

«Под Медведева» реорганизовали внешнеэкономическую деятельность концерна, и все коммерческие контракты «Газпрома» за рубежом стал обеспечивать «Газпром экспорт». Компания получила под контроль более $30 млрд в 2006 году. При этом топ-менеджер за 12 лет не проводил кадровых чисток, но и своей команды не создал, говорят его бывшие сотрудники.

Медведев, которого журналисты немецкой Welt am Sonntag окрестили «рукой Путина, вознаграждающего верных Москве и наказывающего изменников», стал рупором «Газпрома» за рубежом. В одной из поездок 2005 года он встал в проходе между рядами самолета и объявил журналистам, которые тогда летали вместе с топ-менеджерами: «Кто задаст лучший вопрос, тому $3000», — рассказывает участник поездки. Медведева засыпали вопросами, он по-барски на них отвечал, но денег никто не заработал: по мнению топ-менеджера, хороших вопросов не оказалось. Так он учился отвечать на сложные вопросы, заключает собеседник Forbes.

Медведева часто отправляли на передовую газовых войн

«Он исполнял роль Хрущева, который стучал ботинком по трибуне: угрожал европейцам, периодически повышая голос», — вспоминает источник в компании.

При участии Медведева «Газпром» закрепил положение ключевого поставщика газа в Европу, построил трубопроводы Blue Stream и Nord Stream, начал строительство South Stream. Медведев «махал шашкой» и во время «газовой войны» с Украиной в 2009 году, когда Европа в январе мерзла без российского газа. В том году Медведев стал единственным россиянином, вошедшим в список 100 влиятельных людей мира по версии журнала Time. Его однофамильца, президента России, вниманием обошли.

Миллер громких заявлений и тех, кто склонен их делать, не любит, говорит давний знакомый главы «Газпрома»: «ему дискомфортно с яркими людьми».

Охота на аллигатора

«Публичное амплуа Медведева — агрессивный форвард. Если есть возможность, он применит силовой прием не задумываясь», — рассказывает о Медведеве легендарный хоккеист, сенатор от Приморского края Вячеслав Фетисов.

В «большой хоккей» Медведев пришел на взлете карьеры в «Газпроме», возглавив в 2006 году совет директоров клуба СКА, а в 2008-м став президентом континентальной хоккейной лиги (КХЛ). Совокупные расходы клубов КХЛ в сезоне 2013/2014 превышают 15,6 млрд рублей. «КХЛ — один из самых успешных международных проектов нашей страны, — убежден Фетисов. — Медведев по максимуму старался уделять этому внимание, и, может, [из-за этого] было неудовольствие со стороны «Газпрома».

Медведев «слишком увлекся хоккеем», говорили в «Газпроме». Сотрудники рассказывают, как Медведев пропустил совет директоров, потому что был на матче.

Еще байка: Медведев заскочил в Китай на переговоры с участием вице-премьера Игоря Сечина «только поздороваться и смотался на хоккей», а разгневанный Сечин звонил с вопросом «Где вы?» уже в самолет.

«На открытии [нового здания] Мариинского театра я сидел недалеко от Медведева, и он все смотрел не на сцену, а в телефон, — рассказывает знакомый топ-менеджера. — Я думал, может, за котировками «Газпрома» следит? Пригляделся — нет, за результатами матча».

Хоккей открывал новые двери: вместе с Медведевым и Фетисовым на товарищеские матчи выходят Владимир Путин, Аркадий Ротенберг 27, Геннадий Тимченко 6. Своя команда позже появится и у «Роснефти», которая стала финансировать ЦСКА. «Видимо, Медведев думал, что если он с Путиным в хоккей играет, то жизнь удалась, и расслабился», — предполагает человек из центрального аппарата.

В 2010 году возникли слухи, что Медведев может уйти из «Газпром экспорта». Миллер на правлении иронично интересовался: «Александр Иванович, а вам не тяжело: и «Газпром экспорт», и зампред, и хоккей — может, откажетесь от чего-то?», говорит бывший менеджер «Газпрома». Несколько источников, близких к «Газпрому», утверждают, что Миллер просил Путина «поменять Медведева». По другой версии, причина проблем Медведева — разногласия с Тимченко из-за хоккея.

Постепенно Медведев стал терять полномочия. В 2011-м из-под его контроля ушли почти все зарубежные проекты по разведке и добыче. В январе случилась внезапная отставка гендиректора Gazprom EP International Бориса Иванова, экс-советника Акимова и Медведева, вспоминает бывший менеджер «Газпром экспорта». По его словам, Медведев не ожидал такой комбинации. Тогдашний руководитель одной из зарубежных «дочек» «Газпрома» подтвердил, что «Медведев остался куратором как зампред, но деятельность Gazprom EP International не контролирует».

Тем временем дела «Газпрома» в Европе усложнялись. Клиенты добивались снижения цены и объемов take-or-pay, указывая, что цены на газовых биржах в Европе значительно ниже, чем по долгосрочным контрактам с «Газпромом». «Газпром» вынужден был пересмотреть условия контрактов и начал в 2012 году задним числом возвращать деньги покупателям. Это привело к уменьшению выручки «Газпрома» на 102,7 млрд рублей.

«Саша — хороший переговорщик, но не сильный управленец. Он говорить мог, а осуществить нет», — говорит давний знакомый Медведева.

«Это проблема всех в «Газпроме», поскольку стратегические решения — идти на уступки по цене или нет — принимает не Медведев и даже не Миллер, а Путин», — пожимает плечами источник, близкий к «Газпрому». Это первое и главное правило функционирования монополии.

Путин иногда сам показывал глубокое знание предмета, демонстрируя особый статус компании российским и иностранным бизнесменам. Так, на встрече с представителями деловых кругов Нидерландов в 2005 году президент России в ответ на вопрос главы компании Shell четверть часа сыпал цифрами — «словно готовился к этой теме всю жизнь», писал «Коммерсантъ». В 2009-м в интервью The New Times опальный олигарх Борис Березовский, рассказывая, как он лоббировал назначение Путина президентом России, утверждал, что тот «категорически отверг эту идею, сказал: «Борь, дайте мне «Газпром».

«Александр Медведев пустил ситуацию внутри «Газпрома» на самотек», — говорит источник, близкий к совету директоров «Газпрома».

Здорово демотивировал людей из «Газпром экспорта» и переезд офиса в Санкт-Петербург. Сотрудники винили руководителя в том, что он не сопротивлялся приказу Миллера о передислокации, и после переезда многие из «Газпром экспорта» уволились.

Замена на ходу

В итоге «контракт века» на поставку газа на $400 млрд китайской CNPC, который мог стать «звездным» для Медведева, оказался началом конца. Документ, подписанный в мае 2014 года после 10 лет переговоров, «на 80% заслуга «коллективного Медведева», утверждает бывший менеджер «Газпром экспорта». Для участников делегации «было шоком», что Медведев на церемонию в Шанхай не поехал, вспоминает бизнесмен, близкий к переговорам.

Двум начальникам нечего делать в Китае, объяснял Медведев сотрудникам, имея в виду, что делегацию возглавлял Миллер. Но несколько собеседников Forbes, близких к руководству концерна, предполагают, что Медведев исполнял волю Миллера, не понимая, к каким последствиям это приведет.

«Миллер воспользовался ситуацией», — комментирует сотрудник «Газпрома», много лет наблюдавший за молчаливым противостоянием главы концерна и его зама. В июне, в разгар «газовой войны», один из менеджеров «Газпром экспорта», не согласовав деталей с руководством, сообщил «Нафтогазу» о намерении расторгнуть договор о компенсации украинской стороной суточных колебаний потребления газа в Европе. Разразился скандал. Ленты агентств взорвались «молниями»: «Газпром» разрывает контракт с Украиной». Миллеру позвонил Путин, Миллер тут же набрал Медведева и рявкнул: «Что у вас происходит?», рассказывает сотрудник компании. «После Миллер сказал, что Александр Иванович не управляет ситуацией, — вспоминает он. — И через две недели Медведева сняли».

«Медведев не был реальным оппонентом Миллера, хотя он, конечно, яркая личность, — утверждает знакомый обоих. — У него [Миллера] полное доверие Путина, и никто не может это переломить».

Это еще одно базовое правило «Газпрома»: несмотря на все конфликты и противостояния, позиции Миллера в глазах президента, пристально следящего за «Газпромом», сомнению не подвергаются. Что, однако, никому не мешает против него интриговать.

Теперь пост главы «Газпром экспорта» заняла замдиректора компании 43-летняя Елена Бурмистрова, работавшая с Медведевым в IMAG. В «Газпроме» ее курирует 35-летний начальник департамента внешнеэкономической деятельности Павел Одеров. «Темная лошадка», пришел в концерн в 2007 году из «дочки» «Лукойла», «сидел тихо и не высовывался» и вдруг, став начальником в 2011 году, «быстро начал набирать вес», описывает Одерова один из коллег.

Медведев был предпоследним оппонентом Миллера в руководстве «Газпрома». Остался еще один — сослуживец Владимира Путина по КГБ, зампред правления Валерий Голубев, который, по словам нескольких источников Forbes, давно хочет возглавить «свою маленькую компанию».

Такая нашлась — Голубев может стать руководителем Росрезерва, рассказали федеральный чиновник и знакомый Голубева. И тогда вокруг Миллера в «Газпроме» останутся только «свои люди».

Окно возможностей

«Газпром» слишком большой. А конъюнктура весьма изменчива. И монополия хороша не везде», — говорит пресс-секретарь президента Песков, обсуждая с Forbes растущую конкуренцию внутри страны. Еще пару лет назад услышать такое из уст представителя главы государства было невозможно. Несмотря на консерватизм и осторожность, Владимир Путин вынужден реагировать на изменение мировой конъюнктуры и потребностей экономики.

Смелые заявления звучат на фоне борьбы за доступ к трубе «Газпрома» других производителей газа, в авангарде которой — «Роснефть» под руководством Сечина, и она выигрывает. Год назад нефтяная компания заполучила важного игрока — «старожила» «Газпрома» Владу Русакову. Внутренние дрязги в газовой компании привели к увольнению бывшего топ-менеджера, чем не преминул воспользоваться Сечин, сделавший ее вице-президентом — директором департамента развития газового бизнеса «Роснефти».

«Роснефть» наращивает газовые мощности. Не прошло и трех месяцев после прихода Русаковой, как компания докупила недостающие до полного владения 49% независимого производителя газа «Итера», затем приобрела долю в газодобывающей «Северэнергии» и обменяла ее на 51% акций «Сибнефтегаза». В прошлом году «Роснефть» за счет приобретений нарастила добычу газа на 156%, до 41,1 млрд куб. м. Добыча «Газпрома» — 487,4 млрд куб. м (рост на 0,1%).

Формально 60-летняя Русакова, вяхиревский еще кадр, вышла на пенсию. На деле к ее увольнению привела борьба с одним из влиятельнейших «топов», куратором производственного блока, заместителем Миллера в правлении предыдущие 10 лет Александром Ананенковым, ушедшим из концерна в конце 2011 года.


ImagesРусакова.jpg


Русакова Влада Вилириковна


Следом в отставку были отправлены два начальника ключевых департаментов. А департамент стратегического развития, которым девять лет руководила Русакова, расформировался. «Старожил» газовой отрасли, работавшая сначала в Мингазпроме, а затем пришедшая в РАО «Газпром», стала начальником Департамента перспективного развития — «осколка» ее прежней Игорю Сечину несложно переманивать газпромовцев: в «Роснефти» высокие зарплатные «потолки»Игорю Сечину несложно переманивать газпромовцев: в «Роснефти» высокие зарплатные «потолки»фото Артема Голощаповавотчины. Это было явным понижением.

Ананенков, как рассказали Forbes несколько человек, «пропал»: он так переживал из-за отставки, что не стал появляться ни в «Газпроме», ни на заседаниях совета директоров Shtokman Development AG, в который входит вместе с Миллером. Русакова, выждав год, уволилась «в связи с достижением пенсионного возраста». А через три месяца рынок ахнул: Игорь Сечин назначил ее вице-президентом, отвечающим за новое, важное направление «Роснефти» — газовое. Для нее это был прорыв. А для рынка сигнал — похоже, «Газпрому» придется не только конкурировать за право влиять на стратегические решения по развитию страны, но и бороться за «свою поляну» — газовый рынок России.

«У меня здесь шире круг ответственности, — рассказала Русакова в недавнем интервью «Коммерсанту». — В «Газпроме» я… с предприятиями работала только в части проектирования и внедрения, а в «Роснефти» у меня еще и ответственность за… их экономику». Ей «всегда хотелось, чтобы экономическая составляющая была определяющей». Вслед за Русаковой, рассказывает менеджер «Газпрома», к Сечину ушли больше десятка работавших с ней сотрудников. Например, одна из них, бывший начальник управления экспорта СПГ «Газпром экспорта» Виктория Штеренгарц, сыграла важную роль в переговорах о поставках газа в Китай. Сечину несложно переманивать газпромовцев. Кроме более масштабных задач и высоких должностей, в «Роснефти» менее жесткие, чем в «Газпроме», зарплатные «потолки». К тому же многие сотрудники монополии не захотели переезжать в Петербург.

Карьера Русаковой в «Газпроме» поначалу была быстрой. Начальник управления, с 2003 года — глава департамента перспективного развития с прямым подчинением руководителю «Газпрома». Тогда же ее назначили членом правления. Семь лет спустя выдвигали в совет директоров, но не избрали (вероятно, из-за неумения брать под козырек).

Александр Рязанов, тогда зампред правления, так определяет позицию Русаковой: «Она была ближе к нашей группе — людей, которые имели свое мнение, и это мнение шло иногда вразрез с основной линией».

Русакова запомнилась с лета 2004 года. На пресс-конференции «Газпрома» эффект разорвавшейся бомбы произвел ее ответ: «Если активы ЮКОСа будут продаваться, мы будем участвовать в их приобретении». В то время возможные претенденты о своих планах помалкивали: намерение поживиться осколками империи Ходорковского не улучшало имиджа. На следующий день вернувшийся из командировки Миллер провел с ней «разбор полетов». Его пресс-секретарь опроверг ее заявление, подчеркнув, что возможные приобретения компании «не входят в компетенцию Влады Русаковой». А днем позже она не появилась на брифинге в «Газпроме». Миллеру самому пришлось объясняться несколько раз: «Будет аукцион, не будет аукциона [по продаже «Юганскнефтегаза»] — для нас это не предмет изучения...» Политических заявлений Русакова больше не делала, но в «Газпроме», по словам Рязанова, ее позиция «вызывала аллергию у производственников».

Экономическими расчетами она могла умерить страсть к затратным «проектам века». Так в 2009 году ей удалось заморозить подготовку строительства газопровода «Алтай». В отличие от «Силы Сибири», за подряды которого бьются сейчас компании Тимченко и братьев Ротенбергов, «Алтай» должен был пойти в Китай западным маршрутом. С 2006 года его строительство лоббировал «производственный» зампред правления Ананенков, но Русакова заказала проектному институту экономическое обоснование: по расчетам, из-за труднодоступных алтайских плато, через которые предполагалось проложить трубу, стоимость оказывалась запредельной. Подчиненные Ананенкова насчитали смету на $4,5–5 млрд, однако выяснилось, что на самом деле газопровод обойдется не дешевле $14 млрд, или примерно $5,3 млн за 1 км. При этом газпромовские стройки имеют свойство расти в цене.

Переговоры с китайцами о поставках газа прерывались и возобновлялись, и всякий раз Ананенков напоминал об «Алтае». Пока не получил отставку. А китайцы, подписывая в мае 2014-го договор о «Силе Сибири», уведомили, что за время переговоров с «Газпромом» о второй трубе они получили газ для своих западных районов из Туркмении. А проект «Сила Сибири» с 2011-го подорожал более чем вдвое, с 333 млрд до 770 млрд рублей.

В общем, производственному и экспортному «кланам» «Газпрома» было за что не любить Русакову. «Работы было много, и все в унитаз», — объясняет менеджер «Газпром экспорта».

Внутренние конфликты иногда становились явными. Газпромовцы рассказывают, как на совещании у Миллера Русакова пожаловалась на нехватку сотрудников: мол, приходится работать допоздна и накануне она «добралась домой к двум часам ночи». Все знали, что квартира у нее неподалеку, но руководитель одного из соперничавших департаментов игриво предложил Миллеру купить для Русаковой квартиру поближе. «Если надо, я сама могу!» — огрызнулась она. В кабинете повисла пауза. Все поняли, что шутник хотел поставить ее в неловкое положение. «У нее и с Миллером годами были напряженные отношения», — рассказывает бывший менеджер «Газпрома». — Уходя, она подписала пятилетнее обязательство о коммерческой тайне, но все понимают, что, столько лет проработав стратегом, она знает слабые места компании и прицельно бьет по больному».

В прошлогодней презентации «Роснефти» для инвесторов Русакова пообещала к 2020 году увеличить добычу до 100 млрд куб. м, нарастить долю на российском газовом рынке с 10% до 20% и выйти за рубеж. Переход Русаковой — один из элементов наступления «Роснефти» на газовый рынок. Похоже, теперь менеджменту «Газпрома» придется учитывать, что система сдержек и противовесов работает не только внутри компании, но по отношению к ней в целом.

В феврале 2013 года на президентской комиссии по ТЭК Сечин предложил отменить монополию на экспорт сжиженного природного газа (СПГ). Путин одобрил, и уже в ноябре депутаты Госдумы внесли поправки в закон, разрешившие экспорт СПГ независимым производителям —«Роснефти» и «Новатэку» (добыча в 2013 году 62,2 млрд куб. м, рост 8,5%).

В июле 2014-го с подачи Сечина Путин поручил разобраться с доступом независимых производителей к экспортной трубе. Пока — только к «Силе Сибири» и только для газа с новых месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Может так получиться, что Сечин, стараясь для «Роснефти», прорубит окно возможностей и другим независимым компаниям — принадлежащему Тимченко «Петромиру», «Сургутнефтегазу», Иркутской нефтяной и Якутской топливно-энергетической.

А тем временем, рассказала Русакова «Коммерсанту», им уже удалось договориться с монополистом о доступе к транссахалинскому трубопроводу, по которому газ с месторождений «Роснефти» поступал бы на ее будущий завод «Дальневосточный-СПГ».

Русакова оказалась в нужном месте в нужное время. Михаил Корчемкин из East European Gas Analysis считает, что ей и ее команде «работать в «Роснефти» интереснее». «Работа департамента развития заключалась в оптимальном планировании — выполнении заданий с минимальными затратами, — объясняет он, — но с 2005–2006 годов [когда друзья Путина стали главными поставщиками труб и строителей] все стали делать наоборот, работа департамента оказалась невостребованной, а Сечин пока принимает решения, близкие к оптимальным». И переманивает «не сотрудников питерской мэрии или ротенберговского «Газтагеда», а специалистов».


Означает ли это, что время газового монополизма прошло? «Рынки — и международный, и наш, российский — не статичны, — признает Дмитрий Песков. — Есть аргументы за либерализацию доступа [к трубе] и против. По мере того, [как каких-то] аргументов становится больше, позиция [государства] меняется».


Ссылки

Источник публикации