Кто и сколько украл в России

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Рейтинг воров и растратчиков за 2002 год (по материалам Генпрокуратуры РФ)

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::06.03.2003, Фото: "КП"

Кто и сколько украл в России. Рецензия на ежегодный прокурорский доклад

Роман Шлейнов

Converted 14137.jpg Многообещающим, но незавершенным выглядит отчет Генпрокуратуры за прошлый год. Называется он «Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации». Недавно этот 65-страничный труд с прологом и эпилогом поступил в Госдуму РФ.

В отчете есть все: впечатляющие цифры, здравые выводы, критика министерств и ведомств (от Государственного таможенного комитета до Минюста) и вполне внятные предложения.

Прокуроры обратили внимание на экстремизм и национализм, заметили наконец-то скинхедов; обозначили заказные убийства, терроризм, проблемы армии, Чечни, беженцев и переселенцев, бюджетной сферы... Получилось достойное и подробнейшее обобщение, которое, безусловно, стоило больших усилий. Но все же чего-то в нем не хватает.

Вчитавшись в документ, мы выяснили, что в нем, увы, нет самого главного — системного анализа российской коррупции.

«... Год отличался острыми конфликтами, природными катастрофами, вылазками боевиков и террористов, другими событиями чрезвычайного характера. Они существенно повлияли на процессы в экономике и социальной сфере, динамику и структуру преступных проявлений, определили приоритеты и содержание правоохранительной деятельности прокурорского корпуса» — так написано во вступлении. И тут же: «Страна прочно сменила вектор движения в сторону утверждения силы права (...). На основе перемен к лучшему в экономике и социальной сфере последовали...» И еще что-то про политическую волю и укрепленную государственность.

Между тем природная катастрофа у нас одна на все времена — это та самая коррупция, о которой на первых страницах отчета не сказано ни слова. Если бы прокуроры Европы или США составляли подобный документ, в первую очередь ссылаясь на стихийные бедствия и террористов, не возникало бы столько сомнений. Но ведь у нас и терроризм, и ущерб от стихии тесно связаны с тем, что кругом воруют.

Напомним, если кто не знает: деньги боевикам по большей части идут из российских банков и от российского бизнеса. А последствия природных катастроф столь ощутимы, поскольку средства на их профилактику и борьбу со стихией уходят неизвестно куда. Об этом пишут сами прокуроры: «Убытки... могли быть значительно меньше, соблюдайся элементарные требования природоохранного законодательства...». К примеру, срок эксплуатации большинства гидротехнических сооружений давно истек, почти половина из них — в аварийном состоянии, а 15 процентов неизвестно кому принадлежат.

В общем-то все логично, и за оптимистическим вступлением следуют цифры, леденящие кровь (какой уж там «вектор силы права»...): растраты, приписки, потери от приватизации, контрабанды, неуплаты налогов... Вот сухой остаток в рублях (см. таблицу). На основе прокурорского отчета мы составили рейтинг российских воров и растратчиков за 2002 год, для наглядности — в сравнении с ущербом от масштабных стихийных бедствий.

Смотрим на цифры — и к своему удивлению выясняем, что абсолютные лидеры рейтинга — некие «проблемные банкиры», которые нагрели нас в прошлом году на 36 млрд рублей (!), попросту недоплатив налогов. То есть некоторые российские ростовщики были покруче погодных катаклизмов и обычных преступников, вместе взятых.

Но если у рядовых воришек все-таки удалось кое-что забрать (прокуроры вернули 19 млрд руб.), то от банкиров не убыло ни цента. Они не платят, и тут возникают вполне обоснованные подозрения: очевидно, что-то не так с налоговиками. Последним в 65-страничном генпрокурорском отчете уделено несколько жалких строк. А где же громкие уголовные дела, разоблачения налоговых полицейских, инспекторов и их начальства? Жалоб на них — сколько угодно, однако мы не можем вспомнить ни одного серьезного разбирательства или процесса ни в прошлом, ни в позапрошлом году. Вывод простой: российские денежные мешки и госслужащие давно прикипели друг к другу, не отличить, кто есть кто.

Прокуроры с прискорбием отмечают, что коммерческие структуры, зарегистрированные в своеобразном российском «офшоре» Калмыкии, в прошлом году недоплатили тех же налогов на 10,2 млрд рублей. А еще довольно убедительно сравнивают: в казну там собрали 17,8 млрд руб., а льгот предоставили на 13,2 млрд (!), то есть половина денег под благовидным предлогом ушла в калмыцкую степь мимо госбюджета.

Мы бы не сказали, что республика от этого сильно расцвела. Но зато ее бессменный лидер Кирсан Илюмжинов чувствует себя превосходно. О нем и его связях на самом высоком уровне, в том числе с ельцинской «семьей» и кое-кем из нынешних, в прокурорском отчете нет ни слова...

Восстановление Чечни — отдельный, весьма благодатный и прибыльный вид активности. На этом, если верить отчету, попались бывший республиканский министр здравоохранения Магомадов (ныне — в федеральном розыске), местное Управление капстроительства и чиновники Шелковского района. Но при всем уважении к прокурорским экспертам сложно поверить, что приписки и растраты в этой области измеряются всего лишь десятками миллионов.

Только одно уголовное разбирательство в Управлении капстроительства выявило приписок на 75 млн руб. Так неужели это предел? Между тем бывший руководитель федерального предприятия «Дирекция по восстановлению Чеченской Республики» Анатолий Попов очень быстро стал председателем чеченского правительства, сменив на этом посту Михаила Бабича, упоминаемого в многотомном уголовном деле о странностях в приобретении и поставках продуктов и формы для российских силовиков. Впрочем, конечно же, это тоже не тема для прокурорского отчета...

Радует, что армейское воровство все же привлекло внимание Генпрокуратуры. «Махровый цвет приобрели в армии (...) разбазаривание и другие злоупотребления...», — пишут эксперты. И среди вечных пойманных полковников, капитанов, а также офицеров помладше мелькают имена генералов — начальников управлений и даже зама командующего объединения по вооружению...

Но вот что странно. Один из обвиняемых — начальник Главного управления военного бюджета генерал-полковник Олейник, которого не без гордости упоминают в отчете, не раз рассказывал о том, кто из вышестоящих начальников отдавал ему распоряжения подписывать проклятые финансовые бумаги. В его деле всплывали фамилии куда более известных людей, но их уголовные дела почему-то не заладились и в прокурорский отчет лишние фамилии не попали.

Вообще, слово «коррупция» встречается только на последних страницах документа. В одном случае оно обозначает банальное взяточничество, в другом — страшную роль в развале органов управления и контроля скромного милиционера — начальника ОВД из далекого города Инты (Республика Коми)...

Хорошо, что упомянуты еще и другие коррупционеры рангом повыше — бывший первый зампред Госкомрыболовства Дементьев, который незаконно выделил квоты на вылов 610 тонн биоресурсов, и замгендиректора Федеральной продовольственной корпорации при Минсельхозе Лысенко, получивший пять лет с конфискацией. Однако положа руку на сердце это ли основные виновники того, что происходит с рыбными квотами и рынком сельхозпродукции?

Сколько бы мы ни листали прокурорский отчет, нам так и не удалось обнаружить ни строчки о скандальных и громких делах. Ни объяснений по делу Закаева, ни о том, как движется расследование известнейших заказных убийств. Остались в тени судьбы похороненных дел нескольких бывших и нынешних российских министров (Адамова — Минатом, Франка — Минтранспорта, Аксененко — МПС...), о которых депутаты Госдумы до сих пор пишут в Генпрокуратуру...

В стороне остались российские олигархи (если, конечно, они не входят в число безымянных «проблемных банкиров»). И даже дела опального бизнесмена Березовского, о которых, казалось бы, сам бог велел высказаться, куда-то ускользнули.

Со стороны выглядит это так, как будто Генпрокуратура искусственно создает некий позитивный фон, пытаясь одобрить власть (и себя) хотя бы в несущественных начинаниях. Так поступают с малыми детьми, поощряя их незначительные усилия в счет будущих побед. Но в случае с государственной машиной такие психологические игры не пройдут. Не избаловать бы уже слишком взрослого ребенка.

Рейтинг воров и растратчиков за 2002 год (по материалам Генпрокуратуры РФ)

• Неуказанные проблемные банкиры (недоплатили налогов) - 36 млрд

• Обычные преступники в целом (украли матценностей, но прокуроры вернули) - 19 млрд

• Стихийные бедствия на Северном Кавказе - 13 млрд

• Пожары на складах оружия и боеприпасов Минобороны (шесть за три года) - 10, 9 млрд

• Коммерческие структуры из «офшора», Калмыкия (недоплатили налогов) - 10, 2 млрд

• Лесные пожары и незаконные порубки - 7 млрд

• ЗАО «Союзплодимпорт» (завладело товарными знаками известных русских водок, а гос-во могло бы получить...) - 5 млрд

• Неизвестные мелкие приватизаторы, вместе взятые - 2, 5 млрд

• Паводок дождевой (только Приморье, 2001 г.) - 1, 5 млрд

• Приватизаторы внешнеэкономического объединения «Зарубежцветмет» - 1, 2 млрд

• Армейские несуны и расхитители, вместе взятые - 918, 5 млн

• Экологические нарушители - 490 млн

• Фирмы-однодневки, переправляющие контрабанду (только одна прокурорская проверка 200 уголовных дел) - 300 млн

• Управление капстроительства Чечни и безымянная организация из Ростовской области (приписки на восстановление республики, только по одному уголовному делу) - 75 млн

• Бывший первый зампред Госкомрыболовства РФ Дементьев (незаконные квоты на лов) - 42 млн

• Бывший министр здравоохранения Чечни Магомадов (липовые подряды на восстановление) - 35 млн

• ГУП «Водоканал» Карачаево-Черкесской Республики (растрата) - 33, 9 млн

• Военное дорожное строительное управление (завышение цен при строительстве жилья) - 5 млн

• Начальник ГО и ЧС администрации Цунтинского района Республики Газимагомадов (липовое восстановление) - 2, 3 млн

• Командиры ряда воинских частей Минобороны (сдача земли в аренду) - 2 млн

• Шелковской район Чечни (липовое восстановление) - 1, 5 млн

• Главный инженер Черноморского флота полковник Серапин (списал 4 авиадвигателя) - 1, 2 млн

• Главный травматолог РВСН полковник Ковтун (страхование несуществующих военнослужащих в ОАО «Военно-страховая компания») - 1, 1 млн

• Офицеры в/ч 24758 Вотрич и Аксенов (фиктивные командировочные) - 1 млн

• Нач. 507-го пункта наведения (Нижнетагильский гарнизон, реализовал имущество) - 980,3 тыс.