Кто контролирует московские рынки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Московский комсомолец", origindate::29.08.2001

Скрытый рынок

Каждый москвич платит дань Шамилю Басаеву

Олег Фочкин, Фото: Александр Корнющенко

Converted 11961.jpg Настоящие москвичи отовариваются не на Тверской — там никакой зарплаты не хватит. Пусть изрядно потрепанные, зато довольные, москвичи выползают с покупками из душного скопища рыночных контейнеров.

В столице действует 174 рынка — и того не хватает. По данным департамента потребительского рынка и услуг Москвы, более 70% семей делают покупки исключительно там. На них приходится 30% розничного товарооборота в столице — и в городской бюджет капают приличные доходы. А сколько казна теряет? Большинство рынков (независимо от профиля) находится под контролем организованных преступных группировок. В МВД уверены, что рыночники скрывают от налогообложения почти 3/4 своей прибыли...

На многих рынках выросло уже по нескольку криминальных “крыш”. Своя “группа поддержки” есть у администрации, своя — у каждого киоска или палатки, своя — у рыночных карманников и “кидал”. Доходит до того, что на соседних лотках могут торговать два азербайджанца, один из которых платит “гянджинской”, а другой — “агжабадинской” группе... А расплачивается за все эти “крышные” надстройки потребитель, то есть мы с вами.

Что же это за напасть такая, и почему никто с ней не борется? Попробуем разобраться.

“Кровельщиков” вызывали?

Схема возникновения “раковых опухолей” в рыночных организмах довольно проста. Первыми на рынке появляются “верховые” — так называют сборщиков мзды с продавцов. Тем временем “авторитеты” пытаются договориться с дирекцией. Беседа проходит по хорошо разработанному сценарию. Смысл таков: с нашей помощью вы будете получать с каждой “точки” не 20, а 100 рублей в день. А не хотите — ждите проблем...

От “помощи” отказываются считанные единицы. Примеры жестоких расправ с руководителями рынков у всех на слуху...

Под “крышу” берутся не только торговые места, но и все обитатели рынка. Например, карманники или лохотронщики, если хотят пастись там безнаказанно, делают взносы в “общую кассу”.

По словам оперативников, этнические группировки в основном оседают на специализированных рынках. Так, почти все сельскохозяйственные рынки Москвы “пасет” азербайджанская ОПГ. Причем происходит это еще на уровне поставок. Азербайджанцы ездят по сельхозпредприятиям и за копейки скупают товар прямо на местах. А потом на фурах гонят его в Москву. Естественно, когда продукты добираются до рынков, цены на них разительно отличаются от закупочных.

Тех же торговцев, кто все-таки прорвался на рынок самостоятельно, сразу не прогонят. Просто предложат продать весь товар оптом. Нет? Обложат данью. При этом дань собирает уже другая группировка — в качестве сборщиков обычно выступают грузины. По данным ЦРУБОП, именно так все происходит на диспетчерских пунктах приема сельхозпродукции в Южном Бутове, на Дмитровском шоссе, на рынке в Выхине...

К сожалению, кроме дешевизны рынки часто “славятся” недоброкачественными продуктами — просроченными и “левыми”. По словам оперативников, этим отличаются рынок в Жулебине, Мытищинская ярмарка. Существует даже несколько вполне официальных и благополучных торговых оптовых баз, на территории которых расположены полулегальные цеха. Целыми днями там идет перебивка дат на просроченном товаре, даже протухшую икру умельцы умудряются промывать и упаковывать заново... Все это, понятно, также не проходит мимо внимания “крыш”.

С вещевыми рынками ситуация иная. По данным МВД, их “крышуют” местные ОПГ: в Орехове — ореховские, в Коптеве — коптевские. И еще все кому не лень — уж больно лакомые места. Так, на рынке в Лужниках постоянно ошивается несколько бригад, в том числе и липецкие, и солнцевские. “Дипломат” с деньгами ежедневно отвозится к ответственным чиновникам. Но в эту “дыру” оперативники даже не лезут — очевидно, что окажутся крайними.

Вот выдержка из одного милицейского отчета:

“При проведении оперативных мероприятий на вещевом рынке ООО “КБФ АСТ” изобличена противоправная деятельность заместителей директора Ильясова, Ильягуева, администраторов рынка... которые организовали и осуществляли незаконный сбор денежных средств с торгующих сверх установленной арендной платы... По оперативным данным, часть собираемых денежных средств использовалась для финансирования экономической базы этнического преступного сообщества”.

Кстати, однажды на этом рынке было изъято 4 млн. долларов, предназначенных для ежемесячной “черной” дани!

Особняком стоят только китайские и вьетнамские рынки. Они настолько варятся в собственном соку, что разобраться в этой каше не под силу даже зубрам из ЦРУБОП и УБЭП. Зато в их делишках неплохо ориентируются столичные бандиты.

Так, китайский рынок “Тожи”, что на Варшавке, исправно “отстегивает” свой процент чеченской ОПГ — ведь многие товары поступают на этот и на другие азиатские рынки контрабандой. И речь идет не о маленьких партиях, привезенных в Россию челноками.

Нельзя не упомянуть еще об одном виде “крыши”, который появился сейчас почти на любом рынке. Это “красная крыша” — то есть защита, которую предоставляют сотрудники правоохранительных органов и спецслужб. На некоторых рынках “красные крыши” вообще вытеснили всех конкурентов.

Странное явление заметили оперативники, проверяющие рынки. Стоит им только начать свою операцию, как тут же рядом возникают коллеги из параллельных милицейских структур или ФСБ с наивным вопросом: а зачем это вы сюда пришли? А уж как растопыривают пальцы веером у “своих” палаток местные блюстители порядка в чине сержантов и ниже, все видели...

Мы уже писали о начавшемся недавно процессе над членами гольяновской ОПГ, которая не только сама занималась вымогательством на рынке “Экюр-сервис”, но создала для этого целую охранную структуру, которую возглавили братья Шенковы. Расположен рынок на территории спорткомплекса “Измайлово”, а руководит им богатый иорданец Ахмед Альгази. Именно этот рынок — “маленький шанхай” — особенно “славится” своим оборотом наркотиков и оружия. Но у него всегда находятся высокие покровители, которые не дают его закрыть.

Существует и схема “цивилизованного рэкета”. Она довольно долго действовала на рынках ЦСКА. Деньги собирались с торговцев под видом взносов страховой компанией. Затем собранные деньги конвертировали и переводили на зарубежные счета. Сейчас эта преступная деятельность пресечена экономическим подразделением ЦРУБОП.

По данным московского управления Министерства по налогам и сборам, в первом полугодии 2001-го налоговые поступления от деятельности всех московских рынков составили 617 млн. руб. Как считают сотрудники УБЭП МВД, это не больше четверти от той суммы, которая на самом деле должна была поступить в казну. 
Общий же оборот всех столичных рынков в 2000 г. был заявлен в 130 млрд. руб., тогда как реальный, по данным УБЭП, составил более 300 миллиардов!

Крыши бывают разные: черные и красные

Недавнее убийство первого заместителя префекта Зеленограда Леонида Облонского заставило столичные и федеральные власти серьезно задуматься о проблеме рыночных “крыш”. Ведь одной из основных версий убийства стала именно рыночная.

Облонский пытался привести в порядок работу рынков в Зеленограде. Если бы ему это удалось, местные бандиты могли бы остаться без колоссальной прибыли...

Недавно в мэрии прошло совещание, на котором чиновники и руководители милиции призывали предпринимателей перечислять теневые доходы в бюджет в обмен на защиту от криминальных группировок. Но бизнесмены пока почему-то не торопятся переходить под государственную “крышу”.

21 августа первый вице-премьер Валерий Шанцев подписал распоряжение “О взаимодействии с правоохранительными и налоговыми органами на рынках города Москвы”. Этим документом была образована рабочая группа во главе с руководителем департамента потребительского рынка и услуг Владимиром Малышковым. Ей поручено в месячный срок разработать и представить на утверждение единый комплексный план действий правоохранительных, налоговых органов и правительства Москвы по наведению порядка на рынках, декриминализации торговли и созданию условий для пополнения доходной части бюджета.

Раньше с этой же благой целью было принято решение вместо рынков открывать “цивилизованные” торговые центры. Однако на деле все обернулось очередным способом ухода от налогов, чем не преминули воспользоваться и бандиты, и сметливые бизнесмены. Дело в том, что при переименовании рынка в “центр” его деятельность уже не регламентируется “рыночными законами”. Торговый центр не нуждается в оформлении акта о принятии его в эксплуатацию, в “паспорте рынка” и во многом другом. При этом, поменяв статус, центр по сути остается прежним рынком. А живет спокойно, только лениво отмахиваясь от проверяющих.

Как же на практике бороться со всеми многоэтажными и разноцветными рыночными “крышами”? И главное — кому?

В ЦРУБОПе (теперь ОРБ), который периодически устраивает разгромные рейды по столичным рынкам, этим занимается специальная группа... из пяти (!) человек. А ведь на этой службе “висит” еще борьба с контрафактной продукцией, незаконным оборотом алкоголя и многое другое.

В УБЭПе численность “рыночных” специалистов доходит до 20 — что тоже, согласитесь, негусто. Хотя справедливости ради надо сказать, что в масштабных рейдах бывают задействованы и другие криминальные службы.

Так, несколько месяцев назад на Пражском рынке совместными усилиями силовых структур была проведена проверка всех ларьков и киосков. После нее, по оперативным данным, ежемесячные “черные” ставки на рабочее место немедленно снизились с 600 до 300 долларов, а кассовые аппараты торговцам стали продавать вообще за полцены. Правда, счастье длилось недолго — сейчас плата за место опять подскочила...

А недавний рейд по контролю правил торговли на Москворецком рынке сразу выявил более 120 правонарушений: отсутствие накладных, продажа просроченных продуктов, нарушение санитарно-гигиенических норм. Медкнижки и разрешения на торговлю для иностранных граждан имели при себе вообще единицы.

Поводом для ревизии послужили частые жалобы москвичей по “телефону доверия” мэрии на качество продаваемых товаров, постоянные обвесы и обсчеты. Реакция администрации рынка была типичной: “Нас заказали. Будем жаловаться!” Но павильоны мгновенно начали закрываться продавцами “на учет” и “по техническим причинам”.

Кстати, такая мера, как закрытие палатки во время проверки, отнюдь не спасает. Оперативники помечают для себя время, когда “точка” была закрыта, а потом идут в администрацию и уточняют, предупредили ли их хозяева палатки письменно о том, что собираются закрываться. По правилам рыночной торговли, это обязательное условие. Если же такого уведомления нет, палатка опечатывается. В описанном выше случае с Пражским рынком было таким образом опечатано 400 палаток.

По данным департамента потребительского рынка Москвы, за первую половину текущего года каждый столичный рынок проверялся различными организациями по 4—5 раз в неделю. А Дорогомиловский рынок успели за это время проверить аж 150 раз. И что же?

Администрации рынков и их высокие покровители сдаваться не собираются. Опера жаловались мне, что их постоянно ограничивают, не дают нормально работать. Например, теперь они имеют право проверить один и тот же рынок не чаще двух раз в год. “Хорошо, хоть не надо пока за полгода предупреждать фирму о проверке в письменном виде”, — грустно усмехаются борцы с преступностью...
Как изменить ситуацию? На эту тему я “пытал” многих — чиновников, оперов, бандитов. Одни безнадежно махали рукой, другие крутили пальцем у виска: мол, ты что, не понимаешь, какие и чьи деньги там отмываются? Третьи отделывались общими словами...

Однако из всего этого словесно-распальцовочного изобилия мне все же удалось вычленить несколько дельных предложений.

Сейчас ценовая политика на рыночные места строится по принципу “не менее”. То есть, сдавая в аренду торговую точку, администрация отталкивается от нижнего порога: допустим, не менее 300 у.е. в месяц. А если изменить эту практику и установить как раз верхнюю границу аренды? И пусть она окажется значительно выше, но торговец по крайней мере будет уверен, что официальные поборы не возрастут. И приплачивать “крыше” ему станет невыгодно...

Здесь необходимо понять вот что. Если бы торговцы оставались в итоге в накладе, они давно разорились бы и сменили свой бизнес. Очевидно, что хозяев торговых мест устраивает такое положение. Страдает-то от дополнительного “налогового бремени” потребитель, то есть мы с вами. Повысила “крыша” свой процент — и торговцы тут же подняли цены .

А второе, о чем мне говорили практически все опера: решить проблему они могут хоть сегодня — если им для этого развяжут руки. Нет, мордобой исключается. Просто нужно добавить кадров и уменьшить количество отчетов.

Как можно бороться с преступниками, если вчера ты палатку закрыл, а сегодня она вновь работает — по звонку сверху? Из-за этого, кстати, и операции на рынках часто назначают на выходные, когда “красные крыши” в генеральских погонах оттягиваются на своих дачах. Хотя были случаи, когда их выдергивали и оттуда — правда, и платили за работу по тройному тарифу...

Выходит, победить рыночный криминал можно только двумя способами. Либо в приказном порядке передать все “точки” в одни государственные руки (а это противоречит антимонопольному закону), либо дать оперативникам карт-бланш в наведении там порядка (все закричат о нарушении прав человека).

Понятно, что оба варианта не пройдут. Значит, “крыши” будут стоять долго и прочно.

Генералы фруктовых карьеров. Где пасутся ОПГ (организованные преступные группировки)

[page_9890.htm Азербайджанская]

В Москве насчитывается сейчас более тридцати азербайджанских ОПГ, построенных по территориально-родовому принципу. Основной род деятельности — наркобизнес (практически на каждом рынке Москвы действуют группы, занимающиеся распространением наркотиков). Особо выделяются в этом отношении Северный (“мингечаурская” ОПГ) и Черемушкинский (“ленкоранская” ОПГ) продовольственные рынки.

Кроме упомянутых наиболее известны также следующие группировки: “евлахская” (мошенничество с обменом валюты), “моссинская” (наркотики, торговля оружием и взрывчатыми веществами), “гардабанская” (угон и перепродажа машин), “гянджийская” (наркотики).

Главной особенностью азербайджанской ОПГ является общинность. Хотя “бригады” действуют самостоятельно, в экстремальных случаях они объединяются и становятся мощной силой. При этом “святой” долг каждой группы — исправно пополнять “общак”.

Однако группа, следуя собственным интересам, легко может и предать вчерашних “партнеров”. ОПГ отличается жестокостью и хитростью. В качестве “быков” (охранников и рэкетиров) нередко используется “славянский” криминалитет.

[page_24528.htm Грузинская]

Интересы грузинской ОПГ весьма разносторонни. Ее члены не гнушаются никакими способами добычи материальных ценностей. В последние несколько лет грузинские группы кроме традиционных похищений, вымогательств, грабежей, разбоев, квартирных краж, мошенничеств освоили также всевозможные финансовые аферы. Теперь они создают собственные фирмы, акционерные общества...

Выходцы из Грузии активно участвуют в криминальном бизнесе по всей России. Их авторитетные представители часто выступают в качестве “третейских судей” во внутренних спорах. При разборках способны действовать жестко, хотя предпочитают воевать “чужими руками”. Кстати, сегодня в Москве постоянно живут на нелегальном положении и действуют не менее 50 грузинских “воров в законе” и “авторитетов”.

[page_24521.htm Армянская]

Сложная ситуация в Армении, война за Карабах вызвали огромную миграцию в Россию армянского населения, в том числе и криминалитета. Расцвет ОПГ пришелся на начало 90-х. В 95-м внутри группировки произошла крупная разборка, в результате которой были убиты пять лидеров, и ее позиции оказались значительно ослаблены.

Но постепенно ОПГ выправилась, численность активных членов ее “бригад” стала доходить до 500.

Характерными видами преступлений в Москве остаются: разбойные нападения на машины, наркоторговля, кражи. Часть полученного дохода направляется на оплату не только политиков, лоббирующих интересы общины, но и “своих людей” в судах, прокуратурах, милиции.

ОПГ отличает дисциплинированность рядовых членов “бригад” и хорошо развитые навыки конспирации.

[page_9889.htm Дагестанская]

Представляет собой несколько сложившихся групп, организованных по земляческому и кланово-родовому принципам. Все группы замыкаются на “авторитетах”, хорошо знакомых между собой. Сейчас в столице насчитывается более 20 организованных преступных групп из. Основные: “аварская”, “даргинская”, “лакская”, “лезгинская”, “кумыкская”...

Дагестанцы широко практикуют вымогательство у своих же земляков — коммерсантов, торгующих в Москве. При этом соперничают с азербайджанской ОПГ в установлении контроля над столичными рынками. Но, поскольку азербайджанцы имеют в столице более прочные позиции, дагестанцы нередко отступают. И тогда пытаются укрепиться в Подмосковье. Часто используют тактику оформления торговых точек на подставных лиц из числа местных жителей.

[page_12418.htm Чеченская]

Одна из старейших в Москве. Насчитывает около 3000 боевиков, которые прошли подготовку во время боевых действий в Чечне и прекрасно владеют оружием. Хотя после двух своих войн чеченцы значительно ослабели, из столицы они уходить не собираются. Больше того, сейчас они начали требовать “старые долги” с некогда подчинявшихся им структур.

Чеченская ОПГ никогда не признавала “воров в законе” — она действует “беспредельно”.

При этом группировку отличает сильное централизованное управление. ОПГ сильна тейповыми (родовыми) связями. Большая часть доходов уходит из центра в Чечню, а оттуда в любой момент готовы выехать на разборку “группы быстрого реагирования”. Преступления часто совершают именно “гастролеры”, подчас даже не знающие русского языка.

За последние полгода оперативники задерживали около 70 членов сообщества, в том числе пять “авторитетов”. Сегодня лидерами московской чеченской ОПГ называют Хусейна Слепого (Ахмадова) и Руслана (Мовлади Атлангериева). Чеченцы контролируют около 30 банков, торгуют нефтью и лесом, “крышуют” гостиницы и казино. Под их влиянием находятся и те рынки, где нелегально продаются оружие и наркотики, а главное — отмываются наличные деньги.

[page_10926.htm Китайская]

Самая “закрытая” ОПГ в России. Китайцы вращаются исключительно в своем узком кругу (даже банки у них — свои), а основная их прибыль быстро переправляется на родину.

ОПГ делится на несколько групп по территориальному признаку: “пекинская”, “харбинская” и “шанхайская”. Самой жестокой считается “пекинская” группа. Она контролирует соотечественников, торгующих на Измайловском и Черкизовскомрынках. Другие “бригады” опекают общежитие по Балтийскому проезду, китайцев, торгующих в Лужниках, вещевой рынок “ТИАС”, расположенный у метро “Петровско-Разумовская”.

К особенностям этой ОПГ относятся строжайшая дисциплина, беспрекословное повиновение руководителям, круговая порука. Арестованные члены “бригад” бывают настолько запуганы своими лидерами, что наотрез отказываются давать показания.

Отступников и предателей там действительно наказывают очень жестоко. И прятать своих преступников китайцы умеют — документы у тех часто поддельные либо принадлежат другим людям.

[page_24526.htm Вьетнамская]

По данным правоохранительных органов, в Москве живет сейчас более 10 тыс. вьетнамцев. Причем треть из них — нелегально.

Члены вьетнамской ОПГ в основном занимаются вымогательством у своих соотечественников, продажей драгоценных металлов, нелегальной переброской сограждан в страны Европы через Россию.

Наиболее известны “хайфонская” группа и “бригада” из провинции Нге Тиен — которые, кстати, враждуют между собой. И в свою очередь — частично контролируются “солнцевской” ОПГ.

Славянская

Такой ОПГ не существует — славянами принято называть всех местных российских братков.

Как читатели уже заметили, крупнейшие столичные рынки контролируют в основном этнические преступные группировки. Что же касается наших “родных” бандитов: “ореховских”, “солнцевских”, “подольских”, “коптевских” и других, — они “пасутся” только на своих территориях или на мелких рынках. Кроме того, такие большие площадки, как ВВЦ или Лужники, — слишком жирный кусок для одной-двух ОПГ, там спокойно уживаются все вместе, если, конечно, соблюдают “границы приличий”. Поэтому места “общего сбора” и “славянские” рынки мы объединили.

Основные “рыночные” преступления

  • Мошенничество (фиктивные договоры, подложные документы).
  • Злоупотребления администрации при сдаче помещений в аренду.
  • Получение незаконных вознаграждений лицами, выдающими разрешения на торговлю и аренду помещений.
    * Монополия “крыши”.
  • Вымогательство и принуждение к оптовой продаже товара “крыше” по заниженным ценам.
  • Реализация фальсифицированной или некачественной продукции.
  • Обман потребителей.
  • Организация “лохотронов” на территории рынков.