Кто контролирует пенсионный рынок

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Госструктуры, миллиардеры и номиналы

Оригинал этого материала

© Forbes.ru, 04.06.2015, Иллюстрация: Forbes.ru

Кто контролирует пенсионный рынок Петр Руденко

93832bc6f7afadb7f12acbd4f8cea9c7.jpeg
      • Бенефициары берут пенсионные деньги в оборот

Оригинал этого материала

© Forbes.ru, 19.11.2013, Пенсионный передел: четверть рынка НПФ сменила владельцев

Елена Зубова

[...] Сейчас НПФ имеют статус некоммерческих организаций, у них есть учредители, но как бы нет бенефициаров. Кто является реальным владельцем фонда, не всегда понятно, так как учредители и фактические владельцы зачастую совершенно разные организации. Как переходят права собственности? У каждого фонда есть компания-администратор, ее вместе с правами, определяющими условия деятельности НПФ, и покупает новый владелец. При этом настоящие собственники фонда не несут никакой ответственности в случае его убытков и банкротства.

«Прежние владельцы начали массово избавляться от НПФ, ведь денег, которые нарисованы на бумаге, на самом деле в фондах нет», — говорит источник в правительстве. Покупателей достаточно. Один из них рассказывает, что после неудачных инвестиций и кризиса 2008 года дыры в балансах НПФ могут достигать 10% (в совокупности 100 млрд рублей), но проблемы учитываются в цене. С учетом корректировки она часто снижается в два-три раза, до 5% от стоимости имущества.

По такой цене в сентябре 2013 года компания United Capital Partners (UCP) финансиста Ильи Щербовича купила у «Норильского никеля» его корпоративный НПФ (имущество фонда — $1,7 млрд), переименовав его в «Наследие».

«Норильский никель» официально сообщил, что сумма сделки составила $85 млн. Непокрытый убыток — 600 млн рублей, годом ранее — 2 млрд рублей. Основные потери фонд понес во второй половине 2008 года, когда его совет возглавляла нынешний вице-премьер Ольга Голодец. [...]

Как финансисты используют пенсионные деньги? Недавно «Лукойл-Гарант», например, купил 8,8% акций самой ФК «Открытие». Пенсионные средства купленных НПФ размещены на депозитах в нескольких дочерних банках ФК «Открытие»: резервы — в «Петрокоммерце», накопления — в Номос-банке и в Ханты-Мансийском банке. В целом «Лукойл-Гарант» держит на депозитах 70-80% от суммы пенсионных накоплений, что составляет 28% всех пенсионных накоплений россиян, размещенных в банках.

Одна из значительных статей в балансах банков ФК «Открытие» — операции со связанными сторонами. По данным агентства Fitch Ratings, Номос-банк в 2012 году выдал своим акционерам кредиты на 26 млрд рублей, еще 53 млрд рублей — это финансирование проектов, связанных с группой ИСТ и их партнерами, — девелопмент и скупка акций крупных корпораций. В 2013 году объем этих операций и риски по ним выросли, констатирует Fitch. Присутствие на пенсионном рынке — один из стратегических приоритетов корпорации, заявили в пресс-службе «Открытия». Корпорация отказалась комментировать использование пенсионных денег для поддержки проектов акционеров.

Инвестиции в бизнес учредителей НПФ связаны с повышенным риском и должны быть ограничены, считают в Генпрокуратуре. Пример — инвестиции «ДСК-1 и Компания», которая с нарушением закона за счет имущества учрежденного НПФ «Надежда» на 462 млн рублей финансировала собственный строительный бизнес (материалы проверки есть у Forbes).

Другой фонд, НПФ «Семейный», вложил большую часть из 364 млн рублей пенсионных резервов в недвижимость через векселя аффилированных с учредителями структур через управляющую компанию, не имеющую лицензии. У самого фонда лицензия был отозвана в 2012 году, оставшихся в нем денег, возможно, хватило бы на пенсионные выплаты только по номиналу сделанных взносов, но реестр с данными клиентов отсутствует. [...]

      • "Газфонд" нашел способ оставить бенефициаров в тени

Оригинал этого материала

© "Коммерсант", 04.06.2015

Тайное становится номинальным Мария Яковлева

В негосударственных пенсионных фондах (НПФ) готовятся к вступлению в силу положений закона, требующих раскрытия реальных владельцев НПФ. С начала следующего года все фонды, работающие с накоплениями граждан, не имеют права числить среди владельцев некоммерческие структуры (НКО). Таким образом, схема, при которой НПФ разделяется на два и один из них, существующий в форме НКО, является 100-процентным владельцем второго, станет невозможной. Однако "Газфонд пенсионные накопления" и еще несколько фондов нашли способ и соблюсти требование закона, и не раскрыть при этом конечных бенефициаров НПФ.

Бенефициары нескольких крупных фондов, работающих с пенсионными накоплениями, могут так и остаться неизвестными. О том, что фонды с накоплениями, акционерами которых формально являются некоммерческие НПФ, готовятся сменить структуру владения, "Ъ" писал 27 марта. Однако подробностей тогда не было. Вчера же гендиректор НПФ "Газфонд пенсионные накопления" (единственным акционером которого является некоммерческий НПФ "Газфонд") Андрей Кокин сообщил, что рассматривается вариант, при котором акционером НПФ станет коммерческая организация, являющаяся "дочкой" некоммерческого "Газфонда". "Мы обсуждаем эту схему с Банком России",— уточнил он. Также господин Кокин напомнил: в законе не указывается, что владельцем коммерческой структуры–акционера НПФ не может быть некоммерческая организация.

До 2014 года все НПФ были некоммерческими организациями и официально владельцев не имели, то есть понять, кто контролирует фонд, можно было лишь по косвенным признакам. Реформирование пенсионной системы осуществлялось в том числе с целью достижения прозрачности ее участников. Первоначально фонды, работающие с накоплениями, должны были акционироваться и раскрыть владельцев любой юридической формы. На этом этапе несколько фондов разделились — выделили фонд с пенсионными накоплениями и преобразовали его в АО, в качестве 100-процентного владельца указав некоммерческий НПФ (обычно в нем находятся пенсионные резервы). По этому принципу акционировались такие фонды, как "Газфонд" (с выделением НПФ "Газфонд пенсионные накопления"), "ЛУКОЙЛ-Гарант", "Сургутнефтегаз", "Нефтегарант", "Согласие", "Социальная защита" (с выделением НПФ "Сибирский капитал"), "Атомгарант". Но, согласно п. 5 ч. 1 ст. 19 закона о гарантировании прав застрахованных лиц, вступающей в силу 1 января 2016 года, НПФ признается соответствующим требованиям системы гарантирования, если его акционерами являются физические или юридические лица, созданные в форме хозяйственного общества. То есть некоммерческих структур (например, некоммерческих пенсионных фондов) в составе акционеров такого НПФ со следующего года быть не может.

По словам исполнительного директора НПФ "Сургутнефтегаз" Руслана Габдулхакова, в настоящий момент менеджмент фонда обсуждает различные варианты смены структуры владения. "Это акционирование некоммерческого НПФ, или продажа фонда с накоплениями, или смена акционера–некоммерческого НПФ на структуру вроде закрытого паевого инвестиционного фонда,— уточнил он.— Вопрос в том, как будет смотреть регулятор на каждый из вариантов". В НПФ "ЛУКОЙЛ-Гарант" вопрос со сменой структуры акционеров не решен. В "Нефтегаранте" сообщили лишь, что "в установленный срок фонд реализует необходимые мероприятия в полном соответствии с требованиями действующего законодательства". Впрочем, по словам руководителя крупного НПФ, "вариант, аналогичный идее "Газфонд пенсионные накопления", рассматривают еще минимум два фонда".

Эксперты не уверены, что такая схема раскрытия акционеров в полной мере устроит регулятора. "Нужно понимать, что хотел бы увидеть ЦБ. Да, с точки зрения соблюдения буквы закона все в порядке. Но, вероятно, такая система не соответствует духу закона: предполагалось, что все фонды, работающие с накоплениями, покажут, кто является бенефициаром и получает выгоду от ведения пенсионного бизнеса",— считает гендиректор консалтинговой компании "Пенсионный партнер" Сергей Околеснов.

В Банке России вчера не ответили на запрос "Ъ".

 


Ссылки

Источник публикации