Кто на Рублевке хозяин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кто на Рублевке хозяин

Милиционеры, не уступившие дорогу лимузину сына генпрокурора Юрия Чайки, были арестованы по обвинению в пьяном хулиганстве и уволены "по собственному желанию" задним числом

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::04.11.2009, ДПС регулирует крутизну на Рублевке

Виктор Травин

Compromat.Ru

Юрий Чайка

На проселочной дорожке, коих в районе Рублевского шоссе пруд пруди, июльским вечером волей несчастного случая «встретились два одиночества». Нет, не развели они у дороги костер — пожарище разгорелось чуть позже, когда обитатели первого роскошного лимузина, обиженные на обитателей весьма скромного второго «лимузина», возжелали продемонстрировать, кто на Рублевке хозяин...

Надо знать, кому хамить...

Разъехались они на лесной «тропинке» в Горках-8 хоть и с трудом, но вполне мирно. Лишь из дорогого «членовоза» кто-то вслед прокричал: вам дороги мало или ездить не научились? Не научившиеся ездить, по их собственному признанию, огрызаться не стали: им чрезвычайно хорошо были знакомы нравы местных воротил, ибо по долгу службы как раз таких они и призваны были охранять.

В обыкновенном автомобиле, якобы помешавшем торжественному проезду автомобиля необыкновенного, двигались к месту расположения 3-й роты по охране объектов физических и юридических лиц при ГУВД Московской области при полном милицейском параде майор Андрей П. и два старших сержанта — Алексей К. и Александр Г.

Получив в дежурной части «боевое задание», Алексей, Александр и Андрей во всеоружии отправились к месту дежурства — в поселок Усово.

Но доехать до него им не пришлось: в районе станции Усово-Тупик их автомобилям дорогу преградили сотрудники второго спецполка ДПС на спецтрассе. Картина захвата одних сотрудников милиции другими не походила на кадры голливудского боевика, ибо последние явно были обескуражены командой сверху принять своих же...

Инспектор ДПС, руководивший захватом, посочувствовал всей троице: — Крепко вы влипли, ребята...

Оказалось, милиционеры не уступили дорогу сыну руководителя одного из силовых ведомств...

[ В. Травин, origindate::24.07.2009: Вечером 11 июля 2009 года молодой сотрудник милиции (управление вневедомственной охраны) сержант Александр Г. вместе со своими сослуживцами на личном автомобиле одного из них ехали к месту службы — заступать на боевое дежурство. По дороге в районе Горки-8 им наперерез выскочила машина сопровождения и, собственно, сама сопровождаемая машина с каким-то очень важным пассажиром (позже возникнет предположение, что в ней находился Артем Чайка). Кто кому должен был уступить — не столь важно. Из машины сопровождения молодым ребятам (пока еще находившимся в гражданской одежде) показали, что «их песня спета», ибо уступить должны были именно они. На том и разъехались…
Заступив на службу, получив табельное оружие, Александр Г., управляя служебным милицейским автомобилем, примерно в 17.00 оказался в районе станции «Усово-Тупик». Здесь его и остановили сотрудники 2-го отдела ДПС на спецтрассе. Иными словами: автомобиль вневедомственной охраны со спецсигналами остановили сотрудники ГИБДД. Там УЖЕ НАХОДИЛИСЬ и коллеги Александра Г., с которыми он ехал на службу, — их вычислили и остановили чуть раньше.
Гаишники пояснили, что поведением сотрудников вневедомственной охраны страшно недоволен господин Чайка, ибо, мало того, что его автомобилю не уступили дорогу, так еще и Александр Г. хамил его охранникам. — Врезка К.ру]

Кто не пьян, тот... хулиган

К месту задержания сразу же примчалось насмерть перепуганное руководство 3-й роты — Трофименко и Митрофанов. Двух сержантов и майора разоружили, изъяли служебные удостоверения и доставили в отдел внутренних дел «Успенское». Не объясняя причину задержания, их, одетых в милицейскую форму, водворили в «обезьянник» — в компанию небритых личностей.

Машина расправы набирала такие обороты, что вряд ли могла скоро остановиться.

Около полуночи в камеру принесли и вручили Александру Г. копии протоколов, из которых следовало, что пару часов назад врач-нарколог Одинцовского наркологического диспансера Васильев, куда Александр якобы был доставлен, выявил у него нетрезвое состояние, а инспектор ДПС 2-го батальона ДПС на спецтрассе старший лейтенант Павлов возбудил в отношении Александра дело об управлении служебным автомобилем в состоянии алкогольного опьянения. И это при том, что камеру с момента заключения он не покидал...

Признать тем же способом вусмерть пьяным и Алексея К. одинцовский врач-нарколог, похоже, не отважился, а потому за спиной Алексея инспектором ДПС Бочковым был составлен протокол об отказе от прохождения медицинского освидетельствования. Протокол, о существовании которого Алексей узнает только через месяц.

Наказать тем же способом и майора Андрея П. не было никакой возможности: в отличие от своих коллег он не обладал правом крутить баранку, и подвести его под лишение не было никакой возможности.

Утром следующего дня, в воскресенье, невольникам объявили, что в отношении всей троицы возбуждено дело о мелком хулиганстве. Ибо в общественном месте, коим является узкая лесная дорожка в Горках-8, они выражались нецензурно, чем нарушали общественный порядок и выказывали неуважение к обществу.

Пока суд да пришитое дело...

В понедельник, когда за плечами двух сержантов и одного майора было уже почти двое суток заточения, их выпустили из клетки и доставили к мировому судье участка №159 Одинцовского района Беляковой.

В основу их обвинения в мелком хулиганстве легли прежде всего написанные одной рукой, с одинаковыми грамматическими ошибками, рапорты от сотрудников милиции 3-го взвода отдельного батальона ППС Терентьева, Бондарева и Петрушина, из которых следовало, что неизвестные (!) лица, одетые в милицейскую форму (!), в поселке Горки-8 выражались нецензурно, в связи с чем и были доставлены в ОВД «Успенское».

Судья Белякова, выяснив, что все трое являются действующими сотрудниками милиции (о чем прямо и указала в «приговоре»), вынесла в отношении каждого из них постановление о наказании в виде административного ареста. Белякову, ввергнутую в водоворот событий, не смутило, что в соответствии со статьей 3.9 КоАП РФ административный арест к сотрудникам милиции, имеющим специальное звание, применяться не может, а стало быть, постановление об аресте будет заведомо неправосудным...

А чуть позднее мировой судья участка №157 Одинцовского района Истомин признал старшего сержанта Александра Г. виновным в управлении милицейским автомобилем в состоянии алкогольного опьянения и, не вдаваясь в подробности щекотливого дела, назначил ему наказание в виде лишения права управления на полтора года.

Тем временем милицейское начальство «не святой троицы» уже готовило приказы об их увольнении...

Пьяные, с оружием, на Рублевском шоссе...

Для выдворения из органов пригодились рапорты об увольнении, которые здесь, похоже, по требованию руководства подают уже в день приема на работу: с подписью, но без даты.

И через три дня после известных событий в Горках-8 на свет родился приказ, гласивший, что все трое уволились из органов внутренних дел по собственному желанию еще... накануне событий.

Подписанный задним числом приказ поставил руководство «святой троицы» в пикантное положение: выходило, что в тот злополучный вечер два старших сержанта и один майор получили милицейские автомобили, табельное оружие (!) и заступили на службу, уже не будучи сотрудниками органов внутренних дел. А двое из них были еще и нетрезвые!

Доподлинно неизвестно, по этой причине или по какой другой, но вслед за ними из 3-й роты по охране объектов физических и юридических лиц были уволены еще четверо: заместитель начальника отдела, начальник дежурной смены и даже двое постовых.

Машина подавления пошла вразнос...

Без вины невиновные

Заботиться о качественном стряпании дел о якобы совершенных Алексеем К. и Александром Г. нарушениях сотрудникам ГИБДД было некогда: требовалась оперативность, граничащая с нахрапом.

Именно поэтому дело об отказе Алексея К. от прохождения медицинского освидетельствования развалилось в независимом от влияния столицы суде Боровского района Калужской области, куда по ходатайству Алексея было направлено.

Судья Кузнецов никак не мог взять в толк: каким это образом в 21.15 по московскому времени Алексей К. (как это следовало из протоколов, составленных сотрудниками ГАИ), управляя автомобилем, мог отказаться от медицинской экспертизы, если с 21.00 был заключен под стражу в ОВД.

Разобравшись в хитросплетениях сфабрикованного дела, судья признал Алексея К. невиновным и производство по его делу прекратил. Аналогичная участь постигла и дело Александра Г.

Судья Одинцовского городского суда Модяков, рассмотрев жалобу Александра на постановление мирового судьи Истомина о лишении права управления, выяснил, что мировой судья так торопился удовлетворить притязания местной ГИБДД и так не желал смотреть подсудимому в глаза, что не стал извещать Александра о времени и месте совершения экзекуции, а совершил ее тайно, за его спиной... И постановление о лишении права управления, разумеется, отменил.

Наперегонки придумывая новые, порой нелепые санкции за нарушения Правил дорожного движения, российский законодатель не торопится (ибо это, возможно, кому-то выгодно) изобрести процессуальные механизмы, напрочь исключающие возможность фабриковать дела в отношении невиновных. И потому они плодятся сотнями.

Не спешит законодатель разработать надежные механизмы, не позволяющие врачу-наркологу по «заявкам из ГИБДД» выносить заключения о состоянии опьянения даже при значительном удалении от испытуемого.

И потому пьяных за рулем всегда будет ровно столько, сколько требует комбат.

Не вынашивают власти предержащие планы излечить «наркотическую» зависимость мировых судей от ГИБДД.

А потому одурманенные безудержно штампуют «приговоры» под назойливым эпиграфом «не верить инспектору ДПС оснований нет».

Если нечто подобное люди в погонах имеют возможность учинять над своими «братьями по ремеслу», с которыми их прочно связывает корпоративная солидарность, над прочими грешными их власть становится и вовсе безграничной.

Кто теперь скажет, что ворон ворону глаз не выклюет?

Еще и как! Тем более, если попросит другая важная птица.