Кто на борьбу с коррупцией?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© ИА "Паритет-медиа", origindate::16.01.2009

Кто на борьбу с коррупцией?

Федеральный инспектор по Омской области Виктор Миронов продает компромат и "крышует" местный бизнес

Сергей Демидов

Converted 28197.jpg

Виктор Миронов

Под занавес 2008 года депутаты Госдумы РФ организовано решили пойти в атаку на Президента России Дмитрия Медведева. Поводом к столкновению стал пакет антикоррупционных законов. Депутаты приняли к президентскому пакету законов 31 поправку. Но главное - законы о борьбе с коррупцией по желанию парламентариев должны вступить в силу только через год.

Шестнадцать лет Россия ждет закон о борьбе с коррупцией, а воз и ныне там. Ельцин трижды накладывал вето на принятые Думой законы о коррупции. При Путине документ тоже принят не был. Еще в 2002 году директор НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генпрокуратуре РФ Владимир Лопатин пояснил, «чиновники «крышуют» бизнес, поэтому за столько лет правительство так и не согласилось ни с одним законопроектом о борьбе с коррупцией». Ну а чего ж не «крышевать», когда в руках не только статусная должность, но и прочные связи в органах.

А вот и яркий пример. Главный федеральный инспектор по Омской области почти 30 лет - с 1971 по 2000 гг. – прослужил в органах Госбезопасности. Пожив в советской и ельцинской России он хорошо усвоил правило: «у кого сила, тот и прав». А в шальные 90-е спрос на силу был большой, в стране царил бандитизм. Вот только силу тогда «продавала» милиция, предлагая «крышу» в обмен на «чаевые». С приходом к власти представителей спецслужб, именно они и стали олицетворением новой силы. Начались переделы, рейдерские захваты, раскулачивания. Тут-то и проявил себя во всей красе представитель федеральных властей в регионе Виктор Миронов.

В 1991 году он был назначен начальником Управления АФБ по Омской области (позднее ФСК, ФСБ), которым руководил до 2000 года и обеспечивал защиту как политикам, так и бизнесменам. Тесная дружба у него сложилась с председателем Законодательного собрания Омской области Владимиром Варнавским, председателем комитета по законодательству областного парламента Сергеем Калининым и депутатом Госдумы от «Единой России» Андреем Голушко. Все трое к тому же являются бизнесменами: Варнавский через своих сыновей контролирует игорный бизнес и оптово-розничную торговлю, Калинин и Голушко - совладельцы ХК «Акция», [page_23695.htm замешанной в различных финансовых аферах]. При этом два последних не только бизнес-коллеги, но еще и старые друзья, которые умеют хорошо повеселиться. Поговаривают, что они периодически отдыхают на охотничьем комплексе в Сладковском районе Тюменской области. На личном вертолете депутата Голушко веселая компания, в которой постоянно присутствуют бывший прокурор Омской области Сергей Казаков и главный федеральный инспектор Виктор Миронов, приземляется практически в рай. Не Куршавель, конечно, но, говорят, и девочки и многие другие забавы там обязательны. Впрочем, речь не о том. Каждый имеет право быть счастливым, если это не противоречит закону, чего не скажешь о наших героях.

После назначения на пост главного федерального инспектора Виктор Миронов заявил, что после добровольной отставки с поста начальника областного УФСБ, он не пошел в бизнес, так как у него «не то воспитание, чтобы идти в услужение к какому-то коммерсанту», и вообще «своим достоинством и честью не торгую».

Имея большой опыт сбора информации, торговал Виктор Григорьевич другим – компроматом. Об этом его «хобби» широко стало известно только в 2004 году, когда сразу два областных должностных лица поведали об этом тогдашнему полпреду в СФО Анатолию Квашнину. Первым с письмом обратился начальник Главного управления Министерства природных ресурсов (ГУПР) по Омской области Николай Яловенко, в тот момент его должны были переназначить в связи с реформированием МПР. По заявлению Яловенко, главный федеральный инспектор порочит его честь и достоинство, сообщая «наверх» недостоверные факты его биографии. В документе также говорилось, что свою подрывную деятельность против Яловенко Миронов начал еще в 2002 году, когда в период принятия решения об очередном назначении омского чиновника Миронов информировал руководство о якобы возбужденном уголовном деле в отношении Яловенко. Тогда назначение сорвать не удалось, Яловенко смог доказать, что изложенные факты не соответствовали действительности. Однако на этот раз напор спецслужбиста удержать не удалось, Яловинко оказался не у дел.

Тезисы Яловенко позднее подхватил Павел Сатонкин, бывший сотрудник УВД, бывший депутат Законодательного собрания, и экс-руководитель омского представительства ЮКОСа. Именно руководство «ЮКОСом» и сыграло с ним злую шутку. За Сатонкиным спецслужбами были обнаружены такие "грехи": он собирается эмигрировать в ЮАР или Америку, ищет контакты с западными спецслужбами, причастен к организации преступной группировки, занимающейся оружием и наркотиками, разваливает политику и экономику страны. В результате «собранного» компромата Павел Сатонкин, как он сетовал сам, не был утвержден на пост вице-губернатора одной из российских областей. Конечно, Миронов может возразить, что в обоих случаях им двигал долг перед «государством». А государство, как говорил французский король Людовик XIV, - это я! В нашем случае Виктор Миронов. «Приторговывать» компроматом и способствовать развитию коррупции он начал еще в середине 90-х, обещая «крышу» и свободу за безоговорочное выполнение его капризов.

Первыми на крючок попали руководитель ОАО АК «Омскэнерго» Евгений Белов и директор Омского речного порта Сергей Овчинников. Миронов установил над ними полный контроль, фактически лишив самостоятельности. Для начала он разработал, а потом «крышевал» схемы поставки угля на омский ТЭЦ. Топливо поставлялось по завышенной стоимости через принадлежащие федеральному инспектору фирмы-прокладки. Интересно, что практически в это же время по той же схеме работал нынешний депутат Госдумы Андрей Голушко. Впрочем, всему есть свое объяснение. Вероятно, между Мироновым, Беловым и Голушко хорошо был налажен обмен информацией, а может и не только. О тесных связях Голушко и Белова в те годы говорила вся область. Угольные операции Белова и Миронова позволили им заработать внушительную сумму. С каждой поставленной тонны угля «махинаторы» получали 10 долларов США. Ежегодная потребность Омской области в угле – 4 млн. тонн, то есть 40 млн. долларов в год. За семь лет руководства ОАО «Омскэнерго» Беловым прибыль должна составить 280 млн. долларов. Видимо в качестве благодарности за «крышевание» перед своим уходом из компании Белов подарил Миронову служебную квартиру.

На этом «любовь» угольщиков не закончилась. В 2000 году, не без участия тогдашнего вице-губернатора Андрея Голушко, Белов был назначен, а в 2001 году избран мэром Омска. После победы главы «Омскэнерго» на выборах взору федерального инспектора открывались необъятные земельные просторы. В городе быстро была налажена схема продажи земли без конкурса, законодательным прикрытием служило решение Омского городского совета №306. Механизм был прост: недвижимость передавалась в хозяйственное ведение МУПу, которое продавало ее со своего баланса по дешевке. При этом заниженную рыночную оценку для выкупа этих объектов недвижимости делала фирма ООО «Стандартэкс», оценщиком в которой работала дочь Миронова - Елена Вьюхина. Миронов и Ко перепродавали «дешевую» землю по реальной цене, которая исчислялась миллионами рублей. Как известно, большую часть из заработанных средств федеральный инспектор вложил в торговый и ресторанный бизнес дочери Елены, в том числе в недавно открывшийся ресторан «У Пушкина» и в коттедж в п. Усть-Островка.

Надо сказать, что к коттеджам и вообще к элитному жилью у Виктора Григорьевича большая страсть. Видимо сказались годы работы в спецслужбах. На «элитной» поляне под руководством Миронова орудует родственник его жены, директор строительной фирмы «СПЭК» Владимир Дрокин. В финансирование строительства жилого комплекса «Золотые купола» он втянул многих влиятельных людей Омска. Получив от них по договорам долевого участия сотни миллионов рублей, родственник Миронова присвоил значительную часть этих средств. При этом большинство квартир он продал два раза: один раз от фирмы «СПЭК», второй – через «АК БАРС ипотеку». Среди заслуг «СПЭКа» - строительство двух жилых и одного офисного здания на улице Щербнева, которое буквально «втиснуто» между соседними строениями. Вот такой вот семейный бизнес по-итальянски. Общее дело – то, что связывает как цемент членов семей во многих сицилийских кланах, на итальянском языке это звучит - «Cosa Nostra»

Значительно облегчает Миронову решение многих строительных вопросов (например, поставка стройматериалов) «дружба» с директором ООО «Омский речной порт» Сергеем Овчинниковым. Последний, благодаря «крыше» федерального инспектора, несмотря на неоднократное возбуждение уголовных дел по фактам хищения и распродажи имущества порта, до сих пор на месте. Кроме того, на протяжении десяти лет Миронов практически открыто оберегает от законного преследования криминальный бизнес Овчинникова по намывке и реализации песка без соответствующей лицензии и разрешения природоохранных органов.

И это лишь часть обширной деятельности федерального инспектора по Омской области. А Миронов не единственный чиновник, кто пользуется служебным положением и связями с целью личного обогащения в ущерб интересам страны. Принятие же пакета антикоррупционных законов фактически равносильно тому, что депутаты сами выроют себе финансовую могилу, что лучше многих понимает и депутат ГД Андрей Голушко. Поэтому они и не роют.