Кто оказывает давление на СМИ?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Двойные стандарты депутата-журналиста

1211375718-0.jpg Недавно в нижегородской газете «Ленинская смена» вышло несколько статей, полемически заостренных против коррупции в высших эшелонах власти. В частности, в ряде материалов автор позволил себе довольно серьезную критику действующего депутата Госдумы, избранного от Нижнего Новгорода, Александра Хинштейна. По словам одного из заместителей редактора газеты, на следующий же день в редакции раздался звонок с требованием пригласить к телефону главного редактора. Звонила пресс-секретарь Александра Хинштейна, которая недвусмысленно «попросила» написать опровержение материалов и впредь не писать ничего подобного.

Что будет в случае, если редакция ослушается требований Хинштейна, она не сказала, но по интонациям было ясно, что ничего хорошего редакцию не ждет. Ведь Александр Хинштейн не только известный журналист и депутат, он еще и член Комитета Госдумы по информационной политике. Писать о Хинштейне плохо!? Да вы что? На что же так рассердился депутат. Ну-ка почитаем.

Статьи в целом, действительно, очень острые. Вот, например, как «Ленинская смена» резюмировала известный конфликт Хинштейна с Касьяновым, в результате которого первый отнял дачу у второго. «Да, это не ошибка. Не секрет, что у доблестного депутата есть домик в небольшом элитном поселке «Пион» за Николиной Горой (28 км от Москвы), что в «шаговой доступности» и от дачи Владимира Владимировича Путина, и от многих других элитарных мест.

Что и говорить, «второго такого места нет». Но немногие знают, что строился домик Хинштейна в тот самый период 2005-го года, когда он отчаянно «сливал» дачу Михаила Касьянова в «Московском комсомольце». А дело было так. Со слов одного из тогдашних соседей, который захотел остаться неназванным, в поселке «Пион» в то время у Хинштена уже был небольшой домик, но он как раз затеял большое строительство. Все еще удивлялись, говорит сосед, откуда у журналюги столько денег. По сегодняшним ценам дачка там стоит от миллиона долларов до бесконечности. Причем миллион — это так… для бедных. А вот Александр Хинштейн строил себе тогда 4-этажный дом метров на 800 квадратных, еще и на обширном участке земли, который он выкупил у одного медиа- и кино-магната». (Из воспоминаний соседей Хинштейна по даче на

Рублевке. // Ленинская смена (Нижний Новгород).- origindate::24.04.2008.- 017.- C.7)

Реакция, конечно, вполне понятна. Но возникает вопрос: почему пресс-секретарь Хинштейна, прочитав эту статью, не обратилась в суд, а позвонила в редакцию? Ведь если данные, приведенные в заметке, неверны, то налицо клевета, и за это редакцию «Ленинской смены» можно было бы обязать опубликовать опровержение вполне законными и цивилизованными методами. А в связи с недавними поправками, внесенными в Закон о СМИ, издание вообще можно попробовать закрыть. Так почему же не действовать цивилизованно.

Все это наводит на подозрение и нехорошие мысли о возвращении «телефонного права», которое заменяет право гражданское. Из любопытства ваш покорный слуга посмотрел, что пишут в Интернете на ту же тему. Как ни странно, пишут примерно то же самое. При желании можно найти и фотографии поселка, и дом, и даже документы — аэрофотосъемку, выписки из кадастрового реестра. Это, конечно, ни о чем не говорит, но многое объясняет. Подобная открытость и доступность информации о себе в печати и в Интернете смутит кого угодно. Вероятно, именно под впечатлением от этой «доступности», Александр Хинштейн стал одним из ярых идеологов ограничения прав СМИ, и особенно, интернет-сми. Об этом красноречиво написал ресурс Дни.ру. Правда, через несколько дней после опубликования цитаты с ресурса почему-то пропали, но, к счастью, все единожды опубликованное в Интерне сохраняет Google. Вот, что было сказано.

«Член Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн, также выступил за принятие этих поправок (речь идет о недавних поправках в Закон о СМИ. Ред.) пошел еще дальше. «Можно спорить о технике исполнения. Но сама проблема диффамации в СМИ, безусловно, требует решения», — заявил он Дням.Ру Правда, по его словам, проблему они все равно не решат, так как не затрагивают интернет-издания, сайты, чаты и прочее. «Это то, что нам предстоит решать», — заявил Хинштейн. На вопрос, не являются ли подобные поправки своеобразной цензурой, депутат ответил отрицательно.

«Цензура никакого отношения к этому не имеет, потому что свобода слова — это не вседозволенность. Любой человек, который публично распространяет вещи клеветнического характера, должен заранее осознавать свою ответственность за это», — заявил он». И с депутатом не поспоришь, когда в чатах и на форумах про него пишут плохо, это действительно вседозволенность. Ну, так давайте, закроем Интернет, потому что взять под контроль его целиком иначе не получится.

Проблема, о которой здесь идет речь, безусловно, затрагивает не одного лишь депутата Хинштейна. Проблема, в действительности гораздо глубже, и заключается в том, что именно считать клеветой, а что, быть может, всего лишь предположением, чьей-то догадкой, и автор той или иной заметки пишет об этом, указывая «я так думаю» или «по слухам». Если бы все, что публикуется в прессе, нужно было «математически» доказать, то, наверное, смысл в такой прессе просто отпал бы. Осталась бы одна газета, говорящая одну правду. Зачастую аналитики делают далеко идущие предположения, основываясь на мнении экспертов, своих собственных предчувствиях. А что тогда можно сказать о форумах и блогах!? Закрыть, тут даже и думать нечего! Образ Александра Хинштейна, как борца за цензуру, в этом смысле наиболее показателен именно потому, что в свое время его статьи завоевали сердца читателей именно своей раскрепощенностью — богатством журналистской дедукции, красноречивостью предположений.

Будучи журналистом «МК» Александр Евсеевич очень часто публиковал разоблачительные статьи, в которых приводил записи телефонных разговоров, секретные документы, фотографии. При этом он далеко не каждый раз указывал, откуда у него эти документы, откуда эти телефонные записи, не сопровождал перепечатки разговоров номером приказа или решения судьи о разрешении «прослушки». Все это, по большому счету, имея определенное политическое желание, тоже можно классифицировать как клевету. Не доказано — клевета. Так что же — совсем не писать? В тоже время публикации Хинштейна всегда вызывали массу эмоций — и ликование, и неодобрение, и даже судебные иски на имя Хинштейна. Сколько раз в его адрес писали что-то подобное:

«Надеемся, следователи Генеральной прокуратуры, расследующие дело, возбужденное в отношении нас по публикациям Хинштейна, уже выяснили, что подслушанный (неизвестно кем!) разговор Соколова с Березовским, фрагмент которого приводится в статье «Колпак для президента», ни малейшего отношения к дочери Ельцина не имеет. Очевидно, раскрыта следствием и другая хинштейновская подтасовка: в коробке с надписью «Семья» не тайные записи из жизни семьи президента, а видеокассета с сюжетами из жизни семьи Сергея Соколова».

Или что-то такое:

«В соответствии со ст. 12 Закона об оперативно-розыскной деятельности и ст. 80, 81, 82 Указа президента Российской Федерации о перечне сведений, отнесенных к государственной тайне, п. 4 ст. 5 Закона Российской Федерации «О государственной тайне» сведения о результатах оперативно-розыскной деятельности составляют государственную тайну. На основании ст. 47 Закона Российской Федерации о СМИ Хинштейн мог быть допущен лишь к тем документам и материалам, которые не составляют государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. Злоупотребляя правами журналиста, Хинштейн, судя по всему, вошел в преступную связь с обладателями гостайны и соучаствовал в своих публикациях в ее (гостайны) разглашении».

(Ссылка на цитаты)

Вот так-то. Конечно, на этом фоне просьба пресс-секретаря Александра Евсеевича к редактору газеты «Ленинская смена» выглядит как минимум странно. В чем принципиальная разница того, когда пишет Хинштейн или когда пишут о Хинштейне, не совсем понятно. Для закона, насколько нам известно, такой разницы нет. Другое дело, для самого Александра Евсеевича! Говорят, что депутат недвусмысленно реагирует на любые негативные рецензии СМИ в свой адрес, и оказывает давление на большинство печатных изданий федерального уровня.

Будучи и чиновником, и журналистом, Хинштейн по сути держит в страхе, а лучше сказать, запугивает и драконовскими методами пытается держать под контролем все информационное поле. Причем его цель далека от государственной — главное, чтобы не писали плохо только о нем. И это само по себе очень странно и двусмысленно, учитывая те заявления, которые депутат делает публично. В передаче «Соловьиные трели» журналист Хинштейн неоднократно говорил, что власть зажимает свободу слова и он, Александр Евсеевич, за свои независимые высказывания вполне может поехать в Сибирь. В то же время, непонятно кого при этом депутат Хинштейн считает властью, и кто именно, если не он сам — журналист и член Комитета по информационной политике — должен заботиться о том, чтобы обеспечить СМИ свободу слова. Несмотря на это, он придерживается политики двойных стандартов. И оберегая свой «светлый образ», и сетуя на клевету в свой адрес, он частенько публикует непроверенные факты о других. Еще свежи воспоминания о том, как журналист Хинштейн выступал с идеей о выселении Наины Иосифовны Ельциной с дачи после смерти Бориса Николаевича.

Помнится, как «с пеной у рта» Александр Евсеевич доказывал, что выселение неизбежно и справедливо. Так ли это? Или то, что спустя год после смерти Ельцина Наина Иосифовна до сих пор живет в той же резиденции, ошибка? Нет, наверное. Иначе придется признать, что это ошибка Владимира Владимировича. Иными словами, в очередном дачном деле ошибся Хинштейн, но ушата грязи в СМИ он все-таки вылил. Вот такая свобода слова, только не для всех.

Вадим Перепелица

Оригинал материала

«Пресс-атташе» от origindate::19.05.08