Кто остановил время на таможне

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кто остановил время на таможне Штрихи к портрету замначальника Государственного таможенного комитета

" В последнее время Генеральная прокуратура, кажется, всерьез занялась не только большими олигархами, но и крупными государственными чиновниками старого призыва. Об их делах рассказано немало. Но поражает другое. Когда пришел черед отвечать на прокурорские вопросы, эти люди в полной мере проявили себя. Недавние вершители судеб при первых признаках угрозы удалились за границу, ушли в отставку или легли в больницу с простудой. Другого не дано. Их карьеры не способствовали формированию характера. И карьера нынешнего нашего героя – первого зампреда ГТК Бориса Гутина – не исключение...

       23 января Гутина вызывали в Генпрокуратуру. Держали его там довольно долго, но отпустили, что вызвало в СМИ закономерную реакцию, — не иначе, как обнаружили самое слабое звено в круговой поруке, которое дрогнуло и выдало всех остальных… А ведь Гутину есть о чем рассказать.
       В Генеральной прокуратуре рассматривают возможность возбуждения против него уголовного дела. Он уже проходил свидетелем по нашумевшему делу начальника управления таможенной инспекции ГТК Александра Волкова и первого замначальника управления таможенных расследований Марата Файзулина. По ним прокуратура уже завершила свое расследование. И видимо, статус свидетеля пришелся Гутину не в пору. Он был непосредственным «куратором» подследственных.
       Борис Гутин начал свою карьеру в качестве инспектора ОБХСС. По утверждению сослуживцев, особым уважением не пользовался, способностями не блистал. А его карьерный рост странным образом совпал с его удачной женитьбой на дочери председателя правительства СССР Николая Рыжкова. Вначале Гутин досрочно получил звание старшего лейтенанта. Но вскоре к его начальнику пришли солидные люди и сделали предложение, от которого тот не смог отказаться. И Гутин стал капитаном.
       Через некоторое время Гутин отправился работать в КГБ и сразу занял пост заместителя начальника отдела экономической контрразведки, что, мягко говоря, нетипично для неопытного человека. Гутину не было и тридцати, а его поставили командовать опытными людьми, которые в большей степени заслуживали повышения. Разумеется, отношения не сложились. И как только его высокопоставленный родственник отправился в отставку, Гутин вернулся в таможню и осел в управлении по борьбе с таможенными нарушениями.
       Печально известный Таможенный кодекс был сделан таким образом, что оставлял повод для разбирательства даже если бы таможенный контроль проходил ангел. Гутин вполне преуспел на ниве проверок. Его начальником в то время был не кто иной, как Михаил Ванин — нынешний руководитель ГТК, который оценил умение своего нового подчиненного.
       И сразу же поползли жуткие слухи, что в подразделении, которое призвано следить за чистотой таможни, берут взятки за то, чтобы не выметать мусор. Говорили также, что управление взяло под крыло отдельные таможенные терминалы и регулярно получает от них благодарность. Все это так и осталось тайной. Но точно известно, что новый руководитель ГТК Валерий Драганов первым делом назначил проверку засветившегося управления. И работа г-на Ванина предстала далеко не в розовом свете. Однако особых организационных выводов не получилось. Ванин оставался человеком «семьи» (впоследствии его назначение будет лоббировать бизнесмен Роман Абрамович), поэтому всего лишь на время отправился работать в Киргизию. Гутину, как ни странно, удалось уцелеть. Злые языки утверждают, что случилось это исключительно потому, что он вовремя понял, куда ветер дует, и сдал своего шефа.
       Помогло ему и то простое обстоятельство, что Драганов не удержался на своем посту, а Ванин вскоре возвратился из ссылки и начал руководить ГТК. По некоторым данным, к возвращению Ванина Гутин уже подготовил подробную схему «приватизации» таможни. Такой человек был нужен Ванину. Гутин стал зампредом ГТК и нашел общий язык с небезызвестным советником министра внутренних дел генералом Орловым, опекавшим многие таможенные терминалы.
       Выстроенная схема начала действовать и приносить свои плоды. Разумеется, для устранения препятствий она требовала определенных кадровых изменений. И они действительно последовали. Из окружения Гутина исчезли бывшие сотрудники ФСБ, и на смену им пришли бывшие милиционеры, главным образом из ОБХСС. Причем новички, как правило, имели за собой разного рода грехи, о которых всегда можно было вспомнить.
       Таким образом, «команда» была удобной и легкоуправляемой.
       Первым делом взялись за бизнесменов, которые занимались внешнеэкономической деятельностью, и весьма успешно добились их всеобщей ненависти. Но система, имеющая высоких покровителей в МВД, довольно эффективно защищалась от возможных неприятностей.
       Затем подавляющее большинство таможенных складов временного хранения и терминалов превратились в ООО и ТОО, а основная их масса сконцентрировалась в Москве и области, так их проще было контролировать. С той же целью под эгидой таможни возникли ассоциации экспортеров и импортеров — ассоциации торговцев цветами, кожей, компьютерами… Их члены платили «взносы» и чувствовали себя совершенно спокойно при растаможке товаров.
       «Серые схемы» работы таможни давно набили оскомину: занижение стоимости, изменение номенклатуры товара и взимание «черного нала». Этим сейчас никого не удивить. Доходило до анекдотов. Так, Счетная палата, проверив работу таможни аэропорта «Домодедово» в зимний период 1999—2000 годов, с удивлением обнаружила, что в холодную Россию за это время было завезено дубленок, шуб и зимних ботинок всего около тонны, зато прибыли полторы тонны цветочных горшков и целых пять тонн (!) резиновых мячей. И подобный «урожай» собирали практически повсюду, за исключением Северо-Западной таможни.
       Но нет предела совершенству. Борису Гутину приписывают авторство и другой весьма прибыльной схемы — так называемого «китайского пути». Прибывающие из Поднебесной в Москву и Подмосковье товары конфискуются у торговцев как контрабанда и реализуются через структуры, близкие к таможне. Сотрудники правоохранительных органов не имеют точного представления об объемах конфиската.
       Один из работников Генпрокуратуры, занимавшийся проверкой таможни с апреля по октябрь прошлого года, в своем рапорте, в частности, упомянул, что возмещение ущерба по уголовным делам по нарушениям таможенного законодательства составило круглый ноль. А ведь по таким делам обычно конфискуются огромные партии товара, как это происходит в случае с китайцами.
       По нашим данным, китайские торговцы прекрасно осведомлены о том, что их ждет в Москве. Вероятно, здесь имеет место некий бартер, поскольку из Сибири и Дальнего Востока в Китай практически свободно идут миллионы тонн контрабандного леса, для переработки которого вдоль границы построены сотни заводов. СМИ уже сообщали о том, что на разных схемах торговли с Китаем Россия ежегодно теряет 12 млрд долларов.
       Однако самым главным изобретением, опять же приписываемым команде Гутина, является корректировка таможенной стоимости (КТС). Согласно этому механизму не только глава ГТК, но и начальники крупных региональных таможен получили право произвольно менять таможенные пошлины на отдельные виды товаров.
       Понятно, что подобные комбинации не могли пройти мимо заинтересованных лиц и ведомств. И для их нейтрализации был придуман гениальный ход — таможенные терминалы стали сдавать в аренду. Таким образом, их легко получали структуры, близкие отдельным депутатам Госдумы, губернаторам, сотрудникам силовых ведомств и прочим высокопоставленным чиновникам. Любому из них можно было выдать лицензию на склад временного хранения, установив для него ставку ниже той, что у всех импортеров. Так, за счет государства одной веревочкой были повиты почти все министерства и ведомства.
       Неудивительно, что Борис Гутин не бедствует. При зарплате в 350 долларов он часто отдыхает на «фазенде», которая включает в себя пять строений, разбросанных на участке в полтора гектара рядом с Домом-музеем Дениса Давыдова. Особняк (а не дом-музей) охраняет некий «таможенный СОБР», которого вы не отыщите ни в каком законе, регламентирующем деятельность таможни. Говорят, что охрана вооружена и очень опасна. Фотокорреспондент одной московской газеты подъехал к даче и попытался ее запечатлеть, из окна тут же высунулся охранник и без лишних слов выстрелил в сторону фотокора из помпового ружья.
       Потом стрелявший выбежал из дома и вскочил в автомобиль. Неизвестно, чем бы закончилась эта история, но после долгой погони автомобиль охраны отстал, залетев под весьма кстати случившуюся насыпь. Всякое бывало, но чтобы стреляли в фотокора?!.
       Если страна после десятилетнего беспредела худо-бедно возвращается к нормальной жизни, то кажется, что на таможне время остановилось. К примеру, как-то Юрий Лужков удивлялся, почему пошлины на запчасти у нас дороже, чем пошлины на конечную продукцию. С тех пор прошло несколько лет. Но по-прежнему пошлины на порошок какао больше, чем на готовый шоколад. Так на кого работает ГТК, призванный обеспечивать экономическую безопасность России?
       Вариантов немного: либо на иностранных конкурентов, либо на собственных чиновников. И тем, и другим рост российского производства невыгоден. Иностранцам он создает ненужную конкуренцию, а у таможенников снижает доходы от импорта. Неужели интересы совпали?
       Как известно, высокие таможенные пошлины не только задерживают производство, но и повышают инфляцию. На этом фоне руководство ГТК радостно отчитывается о том, что таможня дает 40 процентов доходной части бюджета. Если же сверху спускают приказ собрать больше, то в ГТК просто поднимают злосчастную ставку КТС и за счет импортеров собирают все 75 процентов.
       А вот в докладе начальника управления по надзору за исполнением налогового законодательства А. Мурзина генпрокурору говорится о «недополучении государством более половины подлежащих уплате таможенных платежей». Как это понимать? Неужели больше половины денег, потраченных на таможенные пошлины, банально разворовывают?
       Совсем недавно в интервью известному тележурналисту председатель ГТК Михаил Ванин прямо заявил о том, что ему хорошо известно о «крышевании» терминалов бандитами и работниками силовых структур. В качестве одного из организаторов этого бизнеса он назвал генерала МВД Орлова, ныне скрывающегося в Израиле. Господин Ванин уточнил, что обо всем этом ему известно уже три года. А как же господин Гутин, который по долгу службы курировал вопросы внутренней безопасности? Почему в течение трех лет не отзывали лицензии у подставных фирм, не закрыли ни одного терминала, наконец, не уволили Гутина? Слишком много безответных вопросов.
       P.S. В ближайшее время дела таможенников Волкова и Файзулина будут направлены в суд. Самого Гутина эта чаша пока миновала. Многие намекают на то, что он заговорил. Но дальнейшая его судьба пока остается туманной. Если в Генпрокуратуре всерьез займутся Гутиным, то, возможно, от него поступит информация и относительно самого главы ГТК Ванина.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации