Кто ответит за последствия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


 

Первый зам губернатора Краснодарского края Александр Ремезков и конфликт вокруг «кропоткинского захвата»

© "Новая газета", origindate::27.05.2004

Кто ответит за последствия

Сказка про Репку, которую в одиночку даже Пушкин не вытянул

Александр Николаенко

Краевые власти прекрасно понимают, что сделать жизнь кубанцев лучше невозможно без прихода в край больших инвестиций» — эту фразу вслед за губернатором Ткачевым повторяют многие краснодарские чиновники. Отличная фраза. поскольку в ней выражен залог благополучия и достатка каждого жителя Кубани.

Но когда изучаешь ситуацию досконально, вера в это самое «понимание» как-то исчезает. О какой инвестиционной привлекательности можно говорить, если власть заняла позицию стороннего наблюдателя в развязанной «экономической войне» за предприятия перерабатывающего комплекса сельхозпродукции — важнейшей отрасли экономики края! Оправданы ли ссылки на «справедливость судебных решений», когда захваты успешных предприятий новыми собственниками зачастую производятся с использованием откровенных фальшивок и весьма спорных судебных документов?

Может, краевая власть и не подозревает, что новый собственник входит на предприятие с нарушением российского законодательства?

Нет, видимо, понимает: после беспрецедентного вооруженного захвата Кропоткинского МЭЗа было обращение бывшего первого вице-губернатора Пушкина на имя генпрокурора Устинова, председателя Высшего арбитражного суда Яковлева и краевого прокурора Ульянова с просьбой пресечь противоправные действия захватчиков. Поскольку, по мнению Пушкина, действия эти подпадают под статью 159 УК РФ (мошенничество) и «наносят экономический ущерб как одному из крупнейших перерабатывающих предприятий, так и экономике края в целом». Было и официальное обращение депутатов краевого Законодательного собрания к президенту Путину.

Словом, почти как в той сказке про репку: Пушкин тянул-тянул, потом на помощь ему пришел депутатский корпус — тянут-потянут... Вот только деду с бабкой из «Репки» повезло больше — им на помощь пришли и внучка, и Жучка, и кошка, и даже мышка, а главное — все в одну сторону тянули. А в нашем случае первого зама губернатора Пушкина сменил в этой должности Ремезков да как начал тянуть... только, кажется, совсем не туда, куда следовало бы.

Из письма директора Кропоткинского МЭЗа Виктора Жарко на имя полпреда президента РФ В. А. Яковлева: «А. Ремезков начал прямо поддерживать противоправные действия по захвату.. им было направлено указание на имя главного судебного пристава М. Рысинова, в котором высказана прямая поддержка организаторов незаконной схемы по переделу собственности».

Скандал вырвался наружу: версию о причастности к этой истории первого заместителя губернатора края Александра Ремезкова уже озвучила федеральная пресса. Очень некрасивая история получается. Но печально даже не то, что высокопоставленный представитель исполнительной власти дает указания судебному приставу Речь идет о явной нестыковке интересов чиновника Александра Ремезкова (который по должности обязан отстаивать интересы края) и отдельно взятого физического лица Александра Ремезкова. Что это — «раздвоение личности» или «раздвоение интересов»? Знает ли первый заместитель губернатора, что после смены хозяев захваченное предприятие поменяло местную «прописку» на столичную, а край лишился значительных налоговых поступлений?

Вот как прокомментировал ситуацию с «кропоткинским переделом» один из экспертов, тщательно изучивший положение дел: «Если бы не это варварское вмешательство, Кропоткинский МЭЗ сейчас бы не только успешно работал, но и получил бы толчок к развитию. Ведь когда ничто не предвещало бури, между руководством предприятия и крупным инвестором — компанией «Русская бакалея» — уже было достигнуто соглашение о привлечении в модернизацию производства суммы в несколько десятков миллионов долларов. Но тут на заводе появился новый собственник в лице [page_13148.htm Павла Свирского и группы «Сигма»]. Как всегда, с непреложными атрибутами: сомнительным постановлением суда г. Нальчик (?!) и ротой вооруженной охраны. Законное руководство и весь инженерно-технический персонал оказались за воротами. Вскоре предприятие уже находилось под контролем другой компании — ЗАО «Русагро», и его юридический адрес был переведен в Москву. Спустя полгода завод с рентабельностью 40% уже имел убытки в несколько миллионов рублей».

Сейчас господа Свирский («Сигма») и [page_14934.htm Мошкович («Русагро»)] готовят почву для вторжения Лабинский МЭЗ. Приемы «поглощения» в основном те же. В плане подготовки общественного мнения о якобы законном вхождении на предприятие Павел Свирский, безусловно, мастер.

Сначала создается миф о неких выкупленных «Сигмой» долгах завода, «вполне сопоставимых со стоимостью МЭЗа». Затем он миролюбиво сообщает, что «не ставит целью обязательно войти на завод». И под занавес — заявление: «Мы готовы взыскать их (те самые мифические долги. — А.Н.) в том числе и имуществом Лабинского завода». Уместно вспомнить, что еще прошлой осенью из уст г-на Свирского не раз звучали заявления о якобы принадлежащих ему 27% акций предприятия. Как и все другие, на поверку они оказались сущим пшиком.

Отметим сразу: результат этого «недружественного поглощения», если оно, конечно, произойдет, обернется куда более сильным ударом по экономике края, нежели в случае с Кропоткинским заводом. Дело в том, что Лабинский МЭЗ — не только ведущий в стране производитель масложировой продукции. С появлением нового партнера в лице компании «Русская бакалея», вложившей в завод 35 миллионов долларов, Лабинский МЭЗ превратился из градообразующего предприятия в одного из крупнейших краевых налогоплательщиков. И если для господ Свирского и Мошковича это особого значения не имеет, то для краевой власти этот факт важен чрезвычайно.

Только за прошлый год Лабинский комплекс перечислил в краевой бюджет 152 миллиона рублей. Добавьте сюда три миллиона, направленные заводом на нужды школ, детских садов и больниц, а также 200 миллионов рублей кредитов, выданных сельхозпроизводителям на проведение посевной. Стоит ли говорить, что в случае повтора сценария с Кропоткинским МЭЗом больше этих денег край не увидит как своих ушей. Впрочем, учитывая, что Лабинский завод собирается удваивать мощности выпуска продукции, Кубань лишится гораздо больших финансовых поступлений. Очень сомнительно, что краевой бюджет просто лопается от доходов и легко может пренебречь сотнями миллионов рублей налоговых поступлений.

Ввиду всего вышесказанного хочется задать вопрос власти. Сдача таких предприятий, как Лабинский МЭЗ, — это что, такая особая политика по созданию инвестиционной привлекательности края? Может, это новый взгляд на стабилизацию социально-экономической обстановки? Ну с Ремезковым, который странным образом вмешивается в споры хозяйствующих субъектов, все понятно, он — лишь наемный рабочий. Хотя первому заму вроде бы и не с руки подставлять губернатора, который сейчас пользуется доверием людей.

Но ведь не Ремезкову, а избранному губернатору Ткачеву завтра придется смотреть этим людям в глаза, когда кто-то из них неожиданно лишится работы, кто-то не сможет отправить ребенка на лечение, а кто-то и вовсе не решится создать семью из-за резкой смены социальной политики новым руководством завода...

Или первый зам так и не понял, какую цель преследуют новые собственники, переводя юридический адрес очередного захваченного предприятия в Москву? Тогда ему стоит обратиться за разъяснениями к тем, кто уже очень встревожен возможной перспективой захвата Лабинского МЭЗа, — к простым жителям Лабинска, многочисленным сельхозпроизводителям, депутатам Законодательного собрания, наконец. Ведь эта, казалось бы, узконаправленная проблема «недружественных поглощений» совсем неслучайно оказалась в центре внимания экономистов федерального уровня. Проанализировав последствия подобных «поглощений», эксперты делают очень тревожные выводы: «Захваченная собственность, как правило, приводится в полную экономическую негодность: активы выводятся, менеджмент разрушается, собственность распродается, люди теряют работу, а бюджеты разных уровней лишаются налоговых поступлений». И такая перспектива устраивает краевую власть.