Кто посмел "заказать" Костю Могилу?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Методы Кжижевича остались теми же, что и в 1988-89 годах, когда он говорил своим ребятам: "залетайте в кафе и рубите всех"

Оригинал этого материала
© "Ленправда", origindate::27.05.2003, Фото: "Фонтанка.Ру"

Кто посмел “заказать” Костю Могилу?

Converted 14488.jpg

Константин Яковлев (он же Костя Могила)

Заказное убийство в центре Москвы 25 мая этого года авторитетного питерского бизнесмена Константина Яковлев (он же Костя Могила) не наделало много шума в Петербурге. Скорее оно вызвало, гробовую тишину. Бизнес-сообщество, спецслужбы, политики и проч. пребывают сейчас в тяжелом ступоре от неожиданности и гадают – вызовет ли это ЧП кровавую волну резонансных преступлений, и что теперь изменится в криминальном раскладе Северного Палермо.

Как известно, жестокое противостояние видного члена семейного губернаторского клана Константина Яковлева и лидера так называемого “тамбовского” бизнес-сообщества Владимира Барсукова (Кумарина), длившееся с серидины 90-х, закончилось несколько лет назад перимирием и разделом сфер влияния в Петербурге. “Тамбовцам” отошел почти весь нефтебизнес, заправки, муниципальный транспорт, теплоснабжение. Константин Карольевич контролировал Морской порт СПб, лекарственно-аптечный бизнес, телерекламу.

Теперь вся система бандитских сдержек и противовесов в северной столице, на первый взгляд, летит к черту. Кажется, кровавый передел неизбежен. Но кто и что будет делить? “Тамбовцам” в содружестве с “Сургутнефтегазом”, в принципе, монопольного положения на топливном рынке Петербурга более чем достаточно. Вряд ли что-то это положение может поколебать в ближайшем будущем. Впрочем, и незыблимость авторитета Кости Могилы до 25 мая не вызывала ни у кого сомнений. Но вот ведь как вышло. Кто же посмел?

В этой связи стоит вспомнить знаковую публикацию с красноречевым заголовком “Петербург стоит на пороге новой войны. Воров с “братвой”, которая была опубликована в газете “Вечерний Петербург” в начале сентября прошлого года. Точно известно, что эта статья возникла из недр “тамбовского” бизнес-сообщества (а чего удивляться тому, что на братву работают информированные журналисты – это уже давно не новость) и представляет собой весьма точный прогноз развития событий в криминальном мире Петербурга, который начал оправдываться 25 мая.

Кратко процитируем эту программную статью, выделяя ее основные моменты:

“На питерском горизонте замаячила новая криминальная война. Ставки на этот раз куда больше, чем когда-либо раньше, соответственно и жестокость ожидается несравненная с прежними временами… В Москве доминирует бюрократическая олигархия, сильны и воры в законе. В Петербурге на первый план прорвалась братва. Среди прочих "авторитетно" заявило о себе "тамбовское преступное сообщество", лидером которого считается легендарный Кум - бизнесмен Владимир Барсуков (прежняя фамилия - Кумарин). Вторая столица России явно выходила из-под контроля первой. Тогда встала задача: "бандитский Петербург" должен стать воровским городом. Питерский вопрос уже пытались решить в 1999 - 2000 годах. Пролилось немало крови, образовалось несколько уголовных дел, но кардинально изменить расклад не удалось. Теперь подготовка идет основательнее: шанс может оказаться последним… Главное - окончательно решить "бандитский вопрос". Список конкурентов, подлежащих расходу, открывает "тамбовское сообщество". На кону - контроль за воровской казной, размер которой сопоставим с бюджетом среднего субъекта Российской Федерации…На арене появился четвертый, по имени Артур. Сполохи очередной криминальной войны разогрели амбиции Кжижевича. Как никогда за свою бурную жизнь он близок сегодня к короне вора в законе и ключу от "общака"… Кжижевич продолжает уверенно набирать очки. Московские воры уже вынуждены корректировать свою петербургскую политику с оглядкой на Артура. При этом Артур фактически сколотил собственный солидный "общак": по некоторым сведениям, его капиталы пополнились за счет бизнеса Михаила Мирилашвили, арестованного полтора года назад. Серьезных же акций против Кжижевича никто не решается даже планировать…Воровское наступление вышло на новые рубежи. Главное теперь - успеть необратимо изменить положение. Война "тамбовскому сообществу" была официально объявлена в апреле 2000 года на воровском сходняке в Ростове-на-Дону. Основной доклад по петербургскому вопросу делал тогда "смотрящий" по Северо-Западу, известный как Костя Могила. Сразу после исторической встречи в Ростове на Петербург словно сошла лавина заказных убийств. "Тамбовцы", однако, устояли. Патриарх советских воров Дед Хасан отодвинул на задний план не справившегося с задачей Могилу. Сегодня Могила поубавил активность, довольствуясь мелкими интригами с Москвой и ежемесячными выплатами в 100 тысяч долларов (по слухам, эти деньги поступают от председателя Муниципальной палаты Петербурга Дениса Волчека)… Так или иначе, Могила держится в тени. На первый план уверенно выходит Артур Кжижевич, переигравший всех…»

Правоохранители, упомянутые в данной публикации, отнеслись к ее содержательной части очень серьезно. Даже попытались возбудить уголовное дело по факту клеветы. Но поскольку автора найти не представлялось возможным, дело заглохло, как и многие ему подобные.

В то же время параллельно в питерских СМИ был запущен слух, который сегодня слухом уже не назовешь:

«Говорят, в Морском порту Петербурга в скором времени ожидается забастовка докеров. Инициировать ее, по слухам, должен Константин Яковлев (Костя Могила), недавно проведший с лидерами докеров соответствующие переговоры. По нашим сведениям, в порту грядет очередной передел сфер влияния, организованный новым смотрящим по Питеру от московских воров в законе Артуром Кжижевичем. Господин Кжижевич в последнее время активно теснил бизнес Могилы, добравшись и до Морского порта - одного из самых лакомых кусков империи Константина Яковлева. Судя по всему, Яковлев попытается сорвать грядущий передел, действуя через подконтрольных докеров. Стоит напомнить, что когда-то функцию смотрящего выполнял именно Яковлев, однако некоторое время назад он был раскоронован. Как нам удалось выяснить, Константин Карольевич очень недоволен активностью молодого Кжижевича, и борьба за порт станет лишь первой битвой в войне, которая может развернуться в Петербурге между "авторитетами". Однако Могила сейчас не так силен, как прежде…»

Новая “криминальная звезда” на питерском небосклоне?

А кто такой этот Артур Кжижевич? Почему именно он? Упоминания о нем разбросаны в старых криминальных хрониках Петербурга весьма хаотично. Северная столица основательно подзабыла этого некогда яркого представителя так называемой Казанской ОПГ, разгромленной в середине 90-х «тамбовцами» (иногда его причисляли к Чеченской ОПГ, поскольку родился в Грозном). Как видно, напрасно. Но для начала напомним, что такое была Казанская ОПГ.

Казанская ОПГ:

Группировка сформировалась из молодежных банд Набережных Челнов и др. городов Татарстана, для которых были характерны гастрольные поездки в обе столицы. По своей весомости в Петербурге вплотную подпирала тамбовцев. Костяк казанцев составляли татары. Группировка представляла собой совокупность полуавтономных кланов (4 крыла), лидеры которых условно подчинялись Казани, получая оттуда поддержку деньгами, оружием, людьми. Члены группировки не увлекались культом силы как тамбовцы, не занимались спортом, употребляли наркотики и спиртное, но несмотря на это, считали себя правоверными мусульманами и любили клясться на Коране. За невыполнение приказов старейшин следовало жестокое наказание.

Для приведения в исполнение смертных приговоров в рядах казанцев имелась бригада психически ненормальных отморозков, которым, в случае изобличения не грозила уголовная ответственность. Казанцы строго ориентировались на воров в законе, аккуратно делали отчисления в общак. Совершали много общеуголовных преступлений, которые разрабатывали местные казанцы, а исполняли гастролеры из Татарстана. Часто объектами грабежей и погромов становились бизнесмены, находившиеся под охраной самих казанцев. Преступления редко раскрывались из-за наличия у группировки разветвленной сети осведомителей в органах милиции. В 1992 году группировка устроила погром со стрельбой на Торжковском рынке. Со второй половины 1993 года казанцы вступили в борьбу с тамбовцами за контроль над торговлей энергоносителями. В результате в 1994 году гибнут лидеры казанцев Ноиль Исхаков и Альберт. После удачного покушения на Кумарина, казанцы отобрали у него часть объектов, в частности отель Невский Палас. Сильный удар нанес группировке РУОП, арестовав лидеров: Артура Кжижевича, Мартина, Фантома, Афоню, Зозулю, Карпа, Добряка и Поздняка. По некоторым сведениям казанцы пытались создать в Петербурге свой банк, вели активные поиски учредителей, осуществляли подходы к АКБ «Россия». В марте 1994 года проявляли интерес к зданию Северного Тогового Банка на 2-й линии В.О. Базой группировки являлись ресторан «Шлотбург», кафе «Садко». Офис «руководства» находился на пр. Кима, д.1. Цель группировки: контроль над автомобильным рынком, контроль над коммерческими структурами ( АО, СП, малыми предприятиями и финансовыми учреждениями города (банками, обменными пунктами). Методы: силовое давление на бизнесменов, предпринимателей и банкиров. Сферы влияния: контролировали Василеостровский, Выборгский, Калининский, Красногвардейский и Приморский районы, Приозерское направление.

Артур Кжижевич (он же Петрозаводский, Артур, Динго): Родился в Грозном в зажиточной семье. Учился в музыкальной школе для одаренных детей. Комсомольский активист районного уровня. Успешно занимался вольной борьбой. Учился в Грозненском университете. В 1988 году осужден за вымогательство (жертва - один из друзей отца). Отцу предложили дать взятку за освобождение сына, но он отказался это сделать.

После побоев в милиции Артур страдает хроническим заболеванием почек. Религиозен, расчетлив, сдержан. Входил в совет старейшин влиятельного Джапар-клана. Хороший стрелок, владеет навыками телохранителя. Поддерживал контакты с группировкой Малышева, а также с группировкой выпускников Военного института физической культуры. Резиденция Артура - ресторан «Сугроб». Контролировал торговлю в районе Гражданка и Комендантского аэродрома. На Васильевском острове контролировал СПИ «Фиджи», бар «Северное Сияние». Его первым помощником являлся Александр Крупицин (он же Колобок), брат которого работал на Литейном. Группа Кжижевича считалась самой беспокойной из «казанских». В ней было много наркоманов, владела большим количеством оружия, пополнялась в основном лицами татарской национальности. У группы была связь с одним из сотрудников 5 отдела милиции (Лиговский, 145).

Этапы большого пути

Что еще известно о Кжижевиче и каким образом он пересекался с Костей Могилой?

В начале 90-х на золотую кладбищенскую жилу в Питере положили глаз братки. Многие из которых, кстати, на "похоронных хлебах" и взошли. К тому времени небезызвестный Костя Могила, когда-то землекоп Южного кладбища, уже расстался с лопатой и занял руководящую должность в криминальной империи Малышева. Бывшие же его собратья по ремеслу оказались в стане "казанских", пытавшихся прибрать к рукам весь питерский похоронный бизнес.

Руководил "казанцами" Артур Кжижевич. Для сбора "дани" с кладбищ им были назначены "кустовые". А директором похоронного ведомства (носившего тогда название СПБО) стал некогда подрабатывавший на Южном кладбище Николай Петрашкевич, которого братва, не стесняясь, объявила "своим". "Казанцы" быстро усмирили забастовавший было неформальный профсоюз гробовщиков После серии безжалостных избиений похоронные средства из бюджета рекой потекли в бандитский общак. Но шальные деньги "казанцам" счастья не принесли.

Один за другим бесследно исчезают двое сборщиков "дани" Ковалевского кладбища. На Южном двоих "кустовых" просто убивают - одного расстреляли в упор прямо в конторе кладбища, другого в собственном дворе подорвали начиненной гвоздями бомбой. При невыясненных обстоятельствах погиб на охоте и сам Петрашкевич. Затем позиции "казанцев" ослабил арест Кжижевича. А после того, как из двоих пришедших ему на смену лидеров один был убит, а второй оказался в "Крестах", группировка, как уверяют специалисты, практически выпустила бразды правления из рук.

24 мая 1995 года, сообщала газета «Коммерсант» вступил в силу приговор одному из основных лидеров казанского преступного сообщества Санкт-Петербурга Артуру Кжижевичу. Городской суд Петрозаводска признал его виновным в вымогательстве и приговорил к шести годам лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима с конфискацией имущества. В Северо-Западном регионе это первый за последние шесть лет судебный процесс над столь крупным преступным авторитетом. Последний раз представитель "высшего криминалитета" Санкт-Петербурга - лидер тамбовской группировки Владимир Кумарин -- был осужден в 1989 году. Вместе с Артуром Кжижевичем также за вымогательство приговорен к шести годам Геннадий Мосягин, один из ближайших его помощников.

Артур Кжижевич вместе с Геннадием Мосягиным в августе 94-го вымогал 20 млн руб. у директора небольшой петрозаводской фирмы, что весьма нетипично для преступного лидера такого высокого уровня. Чтобы убедить коммерсанта в необходимости внесения денежного "залога" за свою жизнь, Кжижевич вместе с сообщниками вывез его из Петрозаводска в лес. Бизнесмена угрожали убить. Как сообщили сотрудники РУОП, предположительно, сам Кжижевич произвел несколько выстрелов поверх головы своей жертвы. На месте происшествия были найдены пули и гильзы от пистолета Макарова. Запуганный насмерть коммерсант выложил 5 млн. Деньги он передал Геннадию Мосягину наличными. После этого происшествия охраной предпринимателя занялось Управление по оргпреступности республики Карелия.

Кжижевич был задержан сотрудниками РУОП 16 августа 1994 года в Санкт-Петербурге у гостиницы "Октябрьская". На момент ареста он являлся коммерческим директором АО "Тайм". Накануне в Карелии наручники надели и на Геннадия Мосягина. После задержания Артур Кжижевич под усиленной охраной СОБР, в сопровождении бронетранспортера был этапирован в Петрозаводск, где его поместили в СИЗО 1. Буквально через неделю после этого около изолятора было отмечено большое скопление иномарок. Учитывая, что казанская группировка – одно из самых мощных бандформирований региона и преступления, совершаемые ею, отличаются крайней дерзостью, было принято решение перевезти Артура Кжижевича в следственный изолятор небольшого городка Сегежа на севере Карелии. МВД и УОП Карелии обеспечили усиленную охрану Кжижевича.

14 сентября 1994 года в республике Карелия Сегежский народный районный суд рассмотрел ходатайство адвоката Кжижевича об изменении меры пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде с внесением залога в 100 млн рублей, которые собирался заплатить один из предпринимателей Карелии. В ходатайстве было отказано. Во время заседания все члены суда, прокурор, а также само здание суда усиленно охранялись бойцами СОБР. Адвокат мотивировал ходатайство тем, что его подзащитный находится в очень плохом физическом состоянии. 23 декабря 1993 года в подъезде собственного дома Артур Кжижевич был трижды ранен из пистолета ТТ, но благодаря счастливому стечению обстоятельств остался жив.

Против обвиняемых была собрана солидная доказательная база. Первоначально прокурор запросил для авторитета 8 лет лишения свободы, но суд, видимо приняв во внимание плохое состояние его здоровья после почти 10 месяцев, проведенных в СИЗО, ограничился 6 годами. Столько же получил и Геннадий Мосягин.

Наши дни

На страницах газеты «Я телохранитель» образца 2000 года находим мнение известного в Питере криминального журналиста: «Сейчас многие в криминальной среде города ждут, когда в Петербург после отбытия срока вернется Артур Кжижевич. Вот он приедет, думают, и начнет защищать всех обиженных. Кжижевич был близок к Александру Малышеву и возглавлял бригаду так называемых "татар". Артур Кжижевич должен выйти в июне 2000 года. Он отбыл полный срок наказания, ведя себя в колонии не так, как свойственно обычно бандитским авторитетам. Ведь большинство бандитов считает, что главная задача, которую надо решить в тюрьме, поскорее выйти из нее. Для этого следует соблюдать все тюремные правила, участвовать в самодеятельности, может, кому-то дать взятку. В общем, сделать все, чтобы освободиться как можно раньше. А Кжижевич образ действий определил для себя иной: как пишут в официальных документах, он "не встал на путь исправления". Говорят, блатные короновали его как страдальца… И вот теперь через шесть лет в Петербург приехал "вор в законе" Кжижевич, но тут уже все изменилось. Здесь все измеряется не количеством стволов или трупов, а наличием связей в Законодательном собрании, РУБОПе и так далее. А ведь методы Кжижевича, скорее всего, остались теми же, что и в 1988-89 годах, когда он говорил своим ребятам: залетайте в кафе и рубите всех...».

Мог ли такой человек “завалить” старого обидчика Костю Могилу? Вполне. Только вот является ли новоявленный “смотрящий” по Питеру самостоятельной фигурой или он всего лишь выполнил волю спецслужб, с отдельными представителями которых давно сблизился еще в Карелии – вопрос открытый. Равно как и неясно, убийство Могилы – это начало масштабной чистки северной столицы спецслужбами от бандитского элемента или просто очередной сильный ход в сложной игре, цель которой безраздельный контроль над Морским портом СПБ. Но время покажет.