Кто проверит ФНС?. Бастрыкин, Михайлов, Мишустин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"New.5247.1.jpg
По версии следствия, своими действиями Андрей Лабзин нанес многомиллионный ущерб государству

История с продолжением

Как писало ранее Агентство федеральных расследований FLB.ru, «Следственным управлением Следственного комитета РФ по Курской области в конце июня был объявлен в розыск бывший руководитель регионального управления Федеральной налоговой службы (УФНС) России, 49-летний Андрей Лабзин. Он обвиняется в мошенничестве и злоупотреблении должностными полномочиями.

Следствие считает, что к махинации имеют отношение депутат Курской областной Думы, управляющий ЗАО «Курский электроаппаратный завод» Андрей Канунников, который дабы завуалировать причастность к продаже дома, организовал ряд фиктивных сделок по перепродаже этого объекта подконтрольным ему лицам и организациям. В конце концов, собственником здания стал предприниматель Иван Харабажиу, причем приобрел он его как физическое лицо. Последним шагом была продажа здания Харабаджиу руководителю УФСНК России по Курской области Андрею Лабзину.

Злоумышленниками была разработана схема по продаже здания, стоимость которого не превышала 73 миллионов рублей, за 147 миллионов».

Но история получила свое неожиданное развитие .

«А вот это уже “бомба”. Заявление экс-руководителя УФНС по Курской области» - под таким названием в конце августа вышла статья в курском издании «Народный журналист».

Файл:Fotoli1.jpg
Депутат Курской областной думы и главный редактор «Народного журналиста» Ольга Ли

Целый год депутат Курской областной думы и главный редактор издания Ольга Ли добивалась возбуждения уголовного дела в связи с приобретением по завышенной стоимости в нарушение условий контракта здания для налоговой инспекции.

Прокуратура, что нас теперь не удивляет, год держала оборону, отделываясь отписками.
Только встреча главного редактора с Бастрыкиным подвигла руководителя курского Следственного комитета к действиям. Но в результате, как нам кажется, умышленного затягивания расследования, исчез, по версии курских сыщиков, главный подозреваемый бывший начальник налогового управления Лабзин , которого, в отличие от следователей, мы хоть и считаем фигурантом дела, но никак не ключевой в нем фигурой. Сегодня у нас есть подозрения, что Андрея Лабзина прячут, чтобы не выйти с обвинительным заключением в суд, а если и выйти, то с несколько иной расстановкой ролей участников этой мошеннической схемы .

Буквально недавно в редакцию поступило письмо супруги Лабзина, заставляющее нас рассматривать еще одну версию исчезновения главного свидетеля — его физического устранения . Тем более сам Андрей о таком исходе предупреждал следователей, как следует из одного его обращения, присланного супругой. Не будем ничего добавлять от себя, мы просто публикуем фрагменты этих двух писем в сокращенном варианте.

Из письма Ольги Лабзиной

Добрый день, Ольга Сергеевна!

В июне 2013 года в средствах массовой информации г. Курска, а затем и других регионах РФ была опубликована информация об уголовном деле. Экс-налоговик Лабзин А. А. является моим мужем. Уже как 2 года мой муж в Курской области не работает и не проживает. Хочется поделиться с Вами и нашей стороной (нашим мнением) об этом очень интересном деле.

Весной–летом этого года достоянием общественности стали данные уголовного дела, возбужденного по факту хищения государственных денежных средств, выделенных на приобретение УФНС по Курской области у частного предпринимателя помещения для нужд ФНС по г. Курску.

В качестве фигурантов данного дела были названы депутат Канунников А., предприниматель Харабажиу И., бывший руководитель УФНС РФ по Курской области Лабзин А.

При этом сообщалось о предъявлении им обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, то есть хищения путем мошенничества по предварительному сговору группой лиц.

Данные публикации носили характер категоричного утверждения доказанности вины названных людей, что вызывает у читателя негативное отношение к ним, убежденность в их виновности, нанося тем самым невосполнимый ущерб личности, подрыв авторитета в глазах общества. Попирается ли тем самым принцип презумпции невиновности? Безусловно, да. В цивилизованной стране суд и только суд устанавливает вину человека.

Между тем, постараемся сколько-нибудь объективно разобраться в названной ситуации. Можно ли в полной мере доверять информации, исходящей от чиновников, представляющих в данном случае органы предварительного следствия. (Далее Лабзина Ольга Владимировна излагает доводы невиновности мужа, с некоторыми из них, учитывая то, что сообщает сам Лабзин в письме, и которое мы публикуем ниже, пожалуй, можно согласиться. — «НЖ»).

А что же с третьим фигурантом по делу, каковым «уполномоченными лицами» назначен бывший руководитель УФНС РФ по Курской области Лабзин А.? Ему предъявлено заочное обвинение, он объявлен в розыск, так как, по заявлению следствия, «продолжительное время уклонялся от допросов», «скрывался», «выносились постановления о приводе», «местонахождение не установлено». И вновь, а так ли это? Следствие и здесь наступает на те же грабли.

Даже из материалов дела видно, что Лабзин допрашивался неоднократно, добросовестно являясь для производства следственных действий несмотря на то, что приходилось преодолевать тысячи километров к месту расследования, поскольку является жителем другого региона (г. Ижевск). Со следователем он имел постоянный контакт, уведомляя в случае невозможности явки о причинах этого, направляя в необходимых случаях соответствующие документы. Оригинальный способ воздействия на тогда еще свидетеля Лабзина избрал следователь Давыдов Д. С. — он стал выписывать ему десятки повесток о явке в Курск с периодичностью от 2 до 4 дней, параллельно направив поручение о допросах примерно на то же время в Ижевск, как представляется, искусственно создавая этим невозможность столь частых явок и одновременного нахождения свидетеля в двух местах. Подобное поведение следователя подтолкнуло Лабзина, членов его семьи к обоснованным многочисленным обращениям с жалобами в вышестоящие инстанции, в которых заявлялось о недоверии к следствию, сообщалось об угрозах расправы в его адрес со стороны неизвестных лиц по прибытии в Курск.

В свою очередь, руководство следственного управления Курской области по данным обращениям, полностью игнорируя одни доводы заявителей, по другим ограничивалось отписками о том, что названные факты не нашли в ходе проверки своего подтверждения, как то: якобы следствием в Ижевск никаких поручений о допросе не направлялось, а откомандированные в Ижевск оперативные сотрудники не смогли установить местонахождение Лабзина. Однако, вот что интересно. Правоохранительными органами г. Ижевска Лабзин успешно допрашивался, материал по исполненному поручению благополучно направлялся в Курск. Все эти неоспоримые факты подтверждены соответствующими ответами представителей Прокуратуры и МВД Удмуртской Республики.

Вывод: чиновники, представляющие следственные органы по данному уголовному делу, систематически искажают факты, в том числе в официальных документах.

Наиболее странный оттенок ситуация приобрела, когда упомянутый выше следователь стал уклоняться от каких-либо контактов со свидетелем: в 20-х числах декабря 2012 года в течение как минимум двух дней не брал телефон, а после последующих звонков другим сотрудникам управления, обещавших сообщить следователю, что его разыскивает названный свидетель по делу, не перезвонил и также не ответил на телефонные звонки. Ситуация повторилась примерно через месяц. А затем, в марте 2013 года Лабзин А., в один из дней выйдя из дома, не вернулся .

Данное обстоятельство принимает особенно актуальный характер с учетом ранних заявлений Лабзина об имевших место угрозах в его адрес. Со слов родственников, незадолго до этого он высказывал намерения выехать в Курск. И именно после этого примерно через месяц следователь вдруг в кратчайший промежуток времени направил почтой в Ижевск две повестки о явке с уведомлениями о заочном предъявлении Лабзину А. обвинения, заведомо зная, что они не найдут своего адресата (следователь Давыдов был уведомлен о вышеупомянутых обстоятельствах по телефону лично мною). Данные действия следователя вообще трудно поддаются какому-либо объяснению.

Как и трудно объяснить мое моральное состояние во всей этой сложившейся ситуации! В рамках расследуемого дела в качестве ущерба рассматривается сумма около 14 млн рублей, а по сути арендная плата за период с origindate::10.12.2010 по origindate::15.06.2012 года, в который ФНС по г. Курску арендовала иные помещения. Ремонт и перепланировка помещения, приобретенного Управлением, осуществлена с origindate::11.01.2011 по origindate::31.12.2011 года. Вопрос: что мешало городской ФНС переехать в новое помещение раньше, и кто в этом виноват? Кто виноват в этих убытках? Все это происходило уже после перевода Лабзина А. А. на прохождение государственной гражданской службы в УФНС РФ по Удмуртской Республике, и возникает вопрос: какое он имеет к этому отношение? Фигурантов следует искать в существующем на тот момент времени руководстве ФНС, что очевидно, либо в СУ СК РФ по Курской области, если представители его чинили какие-либо препятствия переезду «налоговиков». В подобной схеме представлялось бы выгодным свою ответственность списать на других, якобы совершивших мошенничество. Отсюда и рождение уголовного дела. Иной аспект состоит в следующем. Неужели до осуществления сделки купли-продажи помещения для нужд ФНС, законность ее не проверялась никем? Конечно же проверялась.

С уважением, Лабзина Ольга Владимировна (супруга экс-руководителя УФНС РФ по Курской области)!!!

Заявление (Лабзина Андрея Анатольевича в Следственный Комитет России)

«Настоящее мое обращение связано с расследуемым в Следственном Управлении СК РФ по Курской области уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ и моими опасениями, что расследование проводится необъективно и без серьезного вмешательства вышестоящих инстанций зайдет в тупик.

В августе 2012 года я допрашивался в качестве свидетеля по данному уголовному делу следователем Давыдовым Д. С., поскольку ранее в период с 2007 по 2010 год я состоял в должности руководителя УФНС России по Курской области, а основанием возбуждения уголовного дела послужило, со слов следователя, расхищение денежных средств, перечисленных на приобретение УФНС служебного помещения.

Файл:Image Small
Начальник УФНС по Курской области Т.П. Новикова

Изначально я не имел возможности дать объективные показания по существу произведенной сделки по приобретению в г. Курске служебного помещения для размещения УФНС по следующим обстоятельствам. По прибытию в августе 2012 года в г. Курск для участия в следственных действиях я был подвержен преследованию неизвестными лицами, которые сопровождали меня в ходе моих перемещений по городу. У меня были реальные основания опасаться этих людей. И хотя перед приездом в Курск я был полон намерений сообщить следствию обо всех известных мне обстоятельствах, в том числе выразить свои сомнения относительно действий отдельных высокопоставленных чиновников УФНС России, о чем я сообщу ниже, то вследствие угроз в свой адрес я сделать этого не смог.

Еще более осложнила положение и возникшая до моего визита в Курск конфликтная ситуация между следователем Давыдовым Д. С. и мной, вызванная тем, что я в течение месяца не мог прибыть в Курск к следователю по состоянию здоровья, о чем и уведомлял его, и направлял соответствующие документы. Свое раздражение Давыдов Д. С. выместил на моей супруге Лабзиной О. В., в ходе телефонного разговора с которой высказал в наш адрес угрозы, что мы «еще будем помнить его, что он нам устроит допросы». Последующие допросы в Курске показали, по моему мнению, предвзятость следователя ко мне лично. А следующие за этим явно неоправданные многочисленные повестки в мой адрес, причем единовременно выданные без учета того, что просто у человека нет возможности с такой частотой (в 2–4 дня) ездить из Ижевска в Курск, бросая работу, без учета материальных возможностей, породили мое недоверие к этому следователю. Я 18 лет проработал в Федеральной налоговой службе, начинал с рядового инспектора и дослужился до руководителя Управления ФНС по Курской области, но никогда не встречал настолько высокомерного, можно сказать, начинающего карьеру человека, ставящего личные амбиции выше интересов службы.

К сожалению, последующие наши с супругой жалобы по линии Следственного комитета России и Генеральной прокуратуры не разрешили ситуацию. Все обращения переадресовывались в Курск, а оттуда были получены ответы об одном, что в соответствии с проверкой никакие наши доводы не нашли своего подтверждения. В данном обращении я не буду вдаваться в подробности, но все — ложь! Не было проверок. Я прилагаю документы в обоснование своей правоты, в частности, ответ правоохранительных органов Курска о том, что с их стороны не было поручения правоохранительным органам Удмуртской Республики о допросах меня и моей семьи, опровергается ответом Прокуратуры Удмуртской Республики, что поручение было; ответ Курска, что вышеупомянутые угрозы следователя Давыдова Д. С. не нашли своего подтверждения, опровергаются распечаткой телефонных переговоров, а также количеством звонков.

Дальше — больше. Окончательно осознав, что, если я все же не доведу до умов правоохранителей Курска обо всех известных мне обстоятельствах, которые, возможно, могут иметь значение по делу, ни мне, ни моей семье не будет покоя в том числе из-за опасений за нашу безопасность, я предпринял попытки связаться со следователем в 20-х числах декабря 2012 года. Мы ему звонили на мобильный, на служебный телефон, в приемную руководителя, на иные телефоны Управления в течение двух дней. Давыдов же упорно не отвечал, другие сотрудники, в числе которых помощник, ведущий прием граждан, приняв звонок, выразили намерение, что сообщат следователю о необходимости перезвонить. Но и после этого Давыдов никак не дал о себе знать, более того и на последующие попытки дозвониться к нему не ответил.

Все это окончательно подорвало у меня доверие к СУ СК России по Курской области, как в лице следователя, так и руководства данного учреждения. Считаю, что объективное расследование по делу в Курске невозможно . Между тем, полагаю необходимым перейти к изложению иных существенных обстоятельств, о которых умалчивать далее считаю опасным для себя и своей семьи. Безусловно, прошу изъять уголовное дело из юрисдикции правоохранительных органов Курской области, которые теперь, когда расследование затянуто и сроки его «поджимают», не заинтересованы проводить довольно объемную работу по установлению объективной истины.

Итак, по моему вступлению 27 декабря 2007 года в должность руководителя УФСН России по Курской области до 2010 года Налоговая инспекция по г. Курску занимала три служебных помещения на правах аренды. Санитарные условия инспекций не соответствовали нормам (сырость, обои отклеились, на стенах грибок). Имелась бесспорная необходимость приобретения нового просторного помещения, которое бы в полной мере отвечало всем требованиям для обеспечения надлежащих условий трудовой деятельности сотрудников. Руководством нашего Управления и мной лично предпринимались меры по поиску подходящего помещения, как по общему состоянию, так и по площади, направлялись соответствующие письма в различные организации, администрацию г. Курска и т. д. Соответствующая переписка, убежден, в материалах дела имеется. Тем не менее, по независящим от нас причинам положительного решения вопроса достигнуто длительное время не было.

9 сентября 2010 года состоялась коллегия ФНС России, на которой лично заместителем руководителя ФНС РФ Янковым К. В. мне в публичной форме было сделано внушение о недопустимости в дальнейшем столь длительного поиска помещения для размещения сотрудников, вверенного мне Управления . В последующем им же в частном порядке мне было вновь сказано, что я не владею информацией о наличии «площадей» по г. Курску, и названо помещение, расположенное по адресу: г. Курск, ул. Энгельса, 115, указано, что раз я сам не в состоянии отыскать нужное помещение, то чтобы «обратил внимание» на него .

По прибытии в Курск мной, подчиненными сотрудниками был продолжен поиск подходящих для нужд Инспекции помещений с учетом проверки вышеназванного здания. Однако окончательного решения о приобретении конкретного помещения не принималось. В связи с этим, Янковым К. В. вновь мне предъявлялись претензии по поводу моего промедления относительно названного им помещения, сообщено, что для «содействия в этом вопросе» в Курск будет откомандирован начальник административно-контрольного управления ФНС России Панкратов С. К., который имел контакты в г. Курске, а мое бездействие может стоить мне должности, поскольку срок контракта истекал. Следует отметить, что именно с августа по сентябрь 2010 года УФНС по Курской области уведомили различные инстанции о невозможности предоставления Инспекции помещений, такие как территориальное Управление ФА по управлению гос. имуществом в Курской области, правительство Курской области, администрация города и т. д., а также о повышении арендной платы и дальнейшей невозможности предоставления по ней льгот. Таким образом, со всех сторон нас буквально «подстегивали» на решительные действия по срочному приобретению помещения для нужд ФНС . Однако, ни я, ни сотрудники вверенного мне Управления, никто не занимался волокитой, а лишь действовали согласно требованиям закона, организовывали проверки вариантов помещений по различным адресам, проводились соответствующие процедуры согласования центральным аппаратом ФНС.

До моего сведения в это время не раз доводилось, что продление моего контракта на занимаемую должность находится в непосредственной зависимости от приобретения помещения УФНС до декабря месяца. Для проверки результатов оценки здания по адресу: г. Курск, ул Энгельса, 115 должен был специально приехать представитель ФНС России Панкратов С. К., однако, по непонятной причине 21–22 октября 2010 года вместо него приехал ранее мне незнакомый Каюмов Рауф Расулович, насколько мне известно, не являвшийся сотрудником ФНС. Он прибыл в мой рабочий кабинет и, оставшись наедине, стал шантажировать меня контрактом, сославшись на то, что Янкова К. В. не удовлетворяет то, как я исполняю его указания, что он специально приехал заняться вопросом приобретения помещения, расположенного по ул. Энгельса,115 без моей помощи. Сколько раз бывал в Курске данный человек и с кем имел контакты, мне доподлинно не известно. Равно о посещениях города Панкратовым пояснить более предметно мне в данное время представляется затруднительным.

Несмотря на изложенное, указания, которые мне были даны «свыше» на приобретение конкретного помещения для ФНС, мной были приняты к исполнению, но только на конкурсной основе, чему подтверждение имеющаяся в материалах дела соответствующая переписка, хотелось бы в этом не сомневаться. И такие мои действия, по всей видимости, должны были и вызвали соответствующую реакцию Янкова К. В.

27–29 октября 2010 года я находился в Москве по вопросу продления контракта и без каких-либо проблем прошел за 2–3 часа согласование около двух десятков чиновников ФНС без каких-либо нареканий. Однако дойдя до последней инстанции, Янкова, дело встало. Янков К. В. отказывал мне в приеме двое суток . И все же прием состоялся. Со мной были документы, касающиеся вопроса приобретения УФНС помещения. В служебном кабинете Янкова помимо него также присутствовали сотрудники ФНС Панкратов С. К. и Наумчев Д. С. Рассмотрев документы, выслушав мои замечания к помещению по ул. Энгельса, 115, что оно требовало ремонта, мне в ультимативной форме Янковым было указано, что данный объект должен быть тем не менее приобретен . При этом было подсчитано, какая сумма потребуется на ремонт помещения, о чем, насколько мне помнится, Панкратовым была произведена соответствующая запись на одном из представленных мной документов, копию которого я прилагаю к настоящему моему обращению.

Для приобретения помещения на нужды УФНС РФ по Курской области соответствующие суммы своевременно были перечислены. Однако из всего сказанного заслуживает внимания и соответствующей именно компетентной проверки некоторая очевидная заинтересованность названных руководящих сотрудников ФНС России в данной конкретной сделке . Находясь в подчинении и будучи непосредственно от них зависимым трудно представить себе возможность несмотря ни на что поставить под сомнение действия руководства, от которого зависит твоя судьба, и тем более даже попытаться что-либо тщательно проверить самому.

Представляется, что следственные органы Курска в своем расследовании находятся далеко от истины, по крайней мере, мое доверие к ним подорвано. Пока дела обстоят именно так, не могу чувствовать, что я или моя семья в безопасности, а в первую очередь на территории Курска . В этом обращении я даже не прошу отстранить конкретного следователя от ведения дела, хотя оснований к этому достаточно, как бы не отписывались его коллеги и руководители. В своих ответах они мне дали знать, что это бесполезно. Но я прошу учесть и то, что возможные фигуранты по делу могут оказаться высокопоставленными государственными чиновниками . В связи с чем, в интересах объективности и всесторонности следствия требуется рассмотреть целесообразность изъятия упомянутого уголовного дела из СУ СК по Курской области, поручив дальнейшее его расследование имеющим соответствующие полномочия, фактически более широкие возможности и защищенность от возможного ведомственного давления, которое в данном случае не следует исключать следственным органам федерального уровня.

Комментарий редакции: глубоко копнула наш редактор и депутат Ли Ольга Сергеевна, настолько глубоко, что сама не подозревала. Неудивительно, что в ее адрес звучали угрозы, и даже предпринимались, как нам кажется, конкретные попытки ее устранения, о чем мы писали, но что, в результате проверки, «не нашло своего подтверждения».

Продолжение следует

«Народный журналист»

Ранее на эту тему на FLB:
Депутат-крупный бизнесмен причастен к махинации
"