Кто распоряжается пенсионными деньгами "Роснефти"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Секреты верного сечинца Петра Лазарева, финдиректора нефтекомпании и "неформального совладельца" УК "Регион" Оригинал этого материала
© "Ведомости", 24.02.2014, Фото: vbrr.ru Кто распоряжается пенсионными деньгами "Роснефти" Роман Шлейнов

1cb127209b9ae86b6de8ce507c727fd21d81cba9.jpg
Петр Лазарев
Финансовый директор «Роснефти» Петр Лазарев может быть «неформальным совладельцем» одного из крупнейших управляющих России — группы «Регион», таково мнение трех человек, близких к этим компаниям. Представители «Региона» и «Роснефти» говорят, что это неправда.

Разобраться в этом вопросе тем более интересно, что «Регион» вошел в высшую лигу российских инвесткомпаний, наладив сотрудничество с «Роснефтью» и ее структурами: в 2011 г. после нескольких сделок объем активов под управлением «Региона» вырос вчетверо. Примерно одна пятая этих активов — средства негосударственного пенсионного фонда (НПФ) «Нефтегарант», учрежденного «Роснефтью» (Лазарев — председатель совета фонда). Этот НПФ — третий по величине клиент управляющей компании, говорит представитель «Региона» (на конец III квартала 2013 г. сумма резервов и накоплений «Нефтегаранта» составляла 26,8 млрд руб.).

«Ведомости» решили посмотреть, связывает ли что-то топ-менеджера «Роснефти» Лазарева с группой «Регион», которая управляет фондами «Роснефти». Как Лазарев стал управляющим Пенсионные деньги в «Роснефти» всегда старались доверять только своим.

«У [бывшего президента “Роснефти” Сергея] Богданчикова был такой пунктик: он лично следил за тем, как распоряжаются пенсионными деньгами. То есть буквально всё, что угодно, пусть происходит, но пенсионные деньги должны быть под контролем», — вспоминает бывший сотрудник «Роснефти».

Контролировать деньги помогали давний знакомый Богданчикова, предприниматель Сергей Замятин и Анатолий Барановский, занимавший тогда пост вице-президента «Роснефти» по финансовым вопросам. Поначалу «Нефтегарантом» управляла специально созданная для этого УК «РН-траст».

Контроля в ней у «Роснефти» не было: в начале 2000-х госкомпании принадлежало 46,5% в «Роснефть-финанс», владевшей «РН-трастом» (здесь и далее — данные СПАРК).

Еще 19% было у УК «Алиот-проект», которой руководил и до сих пор руководит Замятин. (Свои отношения с Богданчиковым он с «Ведомостями» обсуждать не стал, но секретарь в «Алиот-проекте» заверила, что если нужно передать письмо Богданчикову, то Замятин это обязательно сделает.)

Еще 12,5% были у фирмы «Трансфер-инвест», принадлежавшей структурам основателя группы «Синтез» Леонида Лебедева и Марка Гарбера. Знакомые Лебедева объяснили это тем, что у Лебедева и Гарбера тогда были хорошие отношения с Богданчиковым.

В 2000 г. Лазарев стал начальником отдела в финансовом департаменте «Роснефти» и вскоре возглавил «Роснефть-финанс». Он пришел в «Роснефть» из Русского индустриального банка, среди акционеров которого были фирмы основателей «Синтеза». Однако перейти в нефтяную компанию Лазарев смог благодаря завязавшимся хорошим отношениям с Барановским и Замятиным, говорит бывший сотрудник «Роснефти». «Барановский поддержал Лазарева, можно сказать, просто вырастил его, и своим начальным карьерным ростом Лазарев обязан Барановскому», — считает он.

В июне 2004 г. Лазарева повысили: он стал руководить казначейством «Роснефти». Доля «Роснефть-финанс» в «РН-трасте» упала до 19,5%, и уже к июлю владельцем 80,5% «РН-траста» стала московская фирма ООО «Геотех-3», принадлежавшая Лазареву.

Почему компания, управляющая деньгами пенсионного фонда «Роснефти», оказалась под контролем начальника казначейства «Роснефти», ни Лазарев, ни представитель нефтяной компании не объясняют. Как Король стал управляющим Еще в середине 2000-х Лазарев познакомился с 28-летним Сергеем Королем. Король, уроженец Новосибирской области, в 1999 г. окончил Новосибирский государственный технический университет по специальности «менеджмент», потом работал экономистом-аналитиком в ЗАО «Новосибирск торговый», а с 2001 г. — начальником отдела управления активами московского «Брокеркредитсервиса».

Короля, по словам человека из окружения Лазарева, рекомендовали Лазареву дважды — сначала люди, как будто знавшие совладельца Gunvor нефтетрейдера Геннадия Тимченко. А когда отношения между Тимченко и председателем совета «Роснефти» Игорем Сечиным стали напряженными, рекомендацию дали «люди из еврейской общины». Впрочем, сам Король передал «Ведомостям», что его «знакомство с Лазаревым проходило без посредничества крупных предпринимателей и религиозных общин».

В 2005 г. Короля назначили управляющим директором «РН-траста». Он передал «Ведомостям», что был не просто управляющим, а «контролировал “РН-траст” с конца 2006 г., компания была выкуплена у Лазарева». Но ни как именно выкуплена, ни на какие деньги, он не раскрывает.

В СПАРК смена собственника произошла позднее: Король числится владельцем лазаревской «Геотех-3» только с 2009 г. Но и после этого фирма не стала Лазареву чужой. В июне 2011 г. он вошел в правление «Роснефти». Тогда шли проверки топ-менеджеров госкомпаний на наличие конфликта интересов, после которых Владимир Путин устроил свой знаменитый разнос «оборзевшим» энергетикам. По совпадению в том же июне собственником двух компаний, которые до того принадлежали Лазареву, — «Энерго-альянса» и «Георесурса» — стал «Геотех-3» (потом они были перепроданы, а их покупатель стал поставщиком «Роснефти»). Как "Регион" стал управляющим Еще в 2006 г. Король познакомился с одним из руководителей группы «Регион» Сергеем Судариковым и у них «сложились хорошие человеческие отношения», рассказывает представитель «Региона». По его словам, «в группе знали, что Король в то время был фактическим владельцем «РН-траста», управлявшего средствами «Нефтегаранта». В начале 2010 г. «Регион» указал, что «Нефтегарант» вошел и в число его клиентов.

А в 2011 г. Судариков с Королем выкупили «Регион» у его основателя — Александра Рудика. Близкие к «Региону» люди рассказали «Ведомостям», что, по их мнению, со стороны Рудика это могла быть не совсем добровольная сделка: основатель мог согласиться продать «Регион» «в силу сложившихся обстоятельств и под нажимом менеджера «Роснефти». Они говорят, что за компанию Рудику заплатили примерно $20 млн.

Сказать, много это или мало, не зная ситуации с активами, которыми управлял «Регион», невозможно, считает заместитель директора «Эксперт РА» Павел Самиев, однако потенциальная угроза потери якорного клиента может сильно обесценить компанию.

У представителя «Региона» другая позиция: «Сделка по покупке “Региона” была рыночной. Слухи о том, что она могла быть вынужденной, не соответствуют действительности». Инвестиционный бизнес всегда был лишь частью активов Рудика, объясняет представитель группы: «В 2010-2011 гг. Рудик решил выйти из более рискованного и низкомаржинального бизнеса, сосредоточившись на реальном секторе, и в итоге решил продать компанию». Судариков заинтересовался этой возможностью. Он не только давний партнер, но и однокурсник Рудика — они вместе учились на мехмате МГУ и жили в одной комнате в общежитии. Судариков начал обсуждать сделку по выкупу «Региона» с Королем. Идея объединить «РН-траст» и «Регион», занимавшиеся пенсионными средствами (в том числе и «Роснефти»), представлялась хорошей. Король идею поддержал и согласился участвовать в выкупе — «внес свое владение «РН-трастом» в капитал «Региона». Сделка была закрыта в августе 2011 г., по ее итогам крупнейшими владельцами «Региона» стали Король и Судариков, поделив примерно поровну 90%. Сколько заплатили Рудику, представитель «Региона» не говорит.

Не говорит этого и сам Рудик. Но он тоже настаивает на том, что «сделка была рыночной, не вынужденной»: «Я продал компанию, поскольку решил сосредоточиться на других бизнесах».

«Госкомпания в России — это один из немногих источников денег, — рассуждает знакомый владельцев “Региона”. — Для управляющей и инвестиционной компании найти правильный подход к госкомпании — значит получить перспективу развития. Разумеется, при этом с чиновниками госкомпании нужно договариваться и идти на определенные условия. Никто не заставляет, просто каждый делает выбор для себя, играть или нет в эту игру».

«РН-траст» (переименованный в «Регион траст») был не единственным и, похоже, не главным приобретением «Региона» в 2011 г. Еще в начале года «Регион» купил управляющую компанию «Портфельные инвестиции» у Дальневосточного банка. Этим банком владеет опорный для «Роснефти» Всероссийский банк развития регионов. «Совет директоров Дальневосточного банка решил избавиться от «Портфельных инвестиций» как от непрофильного актива, объясняет представитель «Региона».

«Портфельные инвестиции» тоже управляли средствами «Нефтегаранта». «Мы наиболее эффективная управляющая компания, поэтому по итогам работы и результатам конкурсного отбора, проходящего примерно раз в два года, [управлять средствами “Нефтегаранта”] остались только мы», — говорит сейчас представитель «Региона», подчеркивая, что в бизнесе управляющих компаний нет таких доходов, как в строительстве или поставках оборудования: ответственность и риски гораздо выше, а комиссия составляет лишь малую часть от дохода клиента.

Но в «Портфельных инвестициях» было и много чего другого. 1 августа 2011 г., объявляя, что «Регион» стал во II квартале лидером по росту активов в управлении (плюс 180% к I кварталу), группа сообщала, что этот рост «частично обусловлен консолидацией приобретенной ранее управляющей компании «Портфельные инвестиции». А 26 августа — что под управлением «Регион портфельные инвестиции» (таково новое название купленной компании) находится шесть паевых инвестиционных фондов, объем активов под ее управлением на середину года составляет 42,47 млрд руб. и среди клиентов — 10 НПФ.

Купив связанные с «Роснефтью» активы, «Регион» меньше чем за год проделал впечатляющий путь в рэнкинге управляющих компаний Национального рейтингового агентства: в конце I квартала 2011 г. он был на 12-м месте с 27,5 млрд руб. под управлением, а в конце IV квартала того же года — уже на пятом со 106,6 млрд руб. Рост — почти в 4 раза. Кто в "Регионе" хозяин На собрание сотрудников «Региона», состоявшееся после смены владельцев, пришел Лазарев, вспоминают близкие к «Региону» люди. Собеседникам «Ведомостей» показалось, что он вел себя как хозяин компании.

В том, что Лазарев пришел на собрание, нет ничего необычного, это даже было указано в пресс-релизе, комментирует представитель «Региона»: «Нефтегарант» — один из крупных клиентов «Региона», и Лазарев пришел убедиться, что все в порядке, сотрудники не уволятся и что после смены владельцев работа компании будет такой же эффективной. Такие же встречи проводились с другими ключевыми клиентами и партнерами, уверяет представитель «Региона». «Сведения о том, что Лазарев может якобы участвовать во владении группой компаний “Регион”, полностью не соответствуют действительности», — заключает он.

«Роснефть» и ее сотрудники соблюдают все юридические нормы и требования российского законодательства. Вопросы, направленные в адрес компании, вызывают добрую улыбку, так как не имеют ничего общего с реальностью», — ответил «Ведомостям» представитель госкомпании. Лазарев, Богданчиков и Замятин не ответили на запросы «Ведомостей».

Ситуации, когда топ-менеджеры финансово-промышленных групп (ФПГ) оказываются тесно связаны с компаниями, управляющими средствами этих групп, и влияют на их работу, в России широко распространены, полагает Самиев из «Эксперт РА»: «Это не очень правильно, так как может привести к конфликту интересов и повысить риски, но было бы странно предполагать, что наши ФПГ отдадут свои средства совершенно посторонним для них компаниям».
*** Секреты мастерства За время работы Петра Лазарева в «Роснефти» там было три президента — Сергей Богданчиков, Эдуард Худайнатов и Игорь Сечин. И со всеми Лазареву удалось найти общий язык — стартовав в 2000 г. с должности начальника отдела в финансовом департаменте компании, он стал сперва руководителем казначейства, а потом членом правления и финансовым директором. Как ему удавалось ладить со всеми? Отвечая на этот вопрос, одни упирают на его лояльность, другие — на работоспособность.

«Лазарев работает по 14 часов в сутки и больше, — говорит его знакомый. — Он опытный аппаратчик и удержался в руководстве “Роснефти” потому, что знает все особенности ее финансовых механизмов с начала 2000-х. Лазарев структурировал сделки по покупке активов ЮКОСа и уже тогда работал непосредственно с Сечиным [который был председателем совета директоров “Роснефти” с 2004 по 2011 г.]“.

”Лазарев очень гибкий человек. Он работал при Богданчикове, нашел общий язык с Худайнатовым. А когда нужно было присягнуть на верность Игорю Ивановичу Сечину, он вовремя это сделал», — полагает другой знакомый Лазарева. Он вспоминает: «Как только Сечин появляется на заседании совета директоров — Лазарев там, жмет руку: Игорь Иванович, Игорь Иванович… Чуть ли не честь отдает. А на похоронах [бывшего вице-президента по финансовым вопросам “Роснефти”] Анатолия Барановского Лазарев выступил с речью, в которой подчеркнул, что Барановский и Игорь Иванович Сечин по частям собирали “Роснефть”, хотя Сечина в 1990-х в “Роснефти” еще не было. Это прозвучало диссонансом».

Оба собеседника отмечают, что Лазарев в «Роснефти» имеет такую свободу в действиях, которой нет у других чиновников «Роснефти», равных ему по статусу.
*** Что такое "Регион" «Регион» называет себя «одной из крупнейших в России частных инвестиционных групп, ориентирующихся на комплексное обслуживание квалифицированных инвесторов». С ноября 2013 г. имеет рейтинг от Standard & Poor’s (долгосрочный и краткосрочный кредитные рейтинги B-/С; прогноз — «стабильный»).

На конец первого полугодия 2013 г. управляла 133,04 млрд руб., в том числе накопления НПФ — 33,58 млрд руб., пенсионные резервы НПФ — 35,16 млрд руб., средства корпораций — 43,95 млрд руб.; торговый оборот за 2012 г. — 11,98 трлн руб., в том числе облигациями — 10,59 трлн руб.; операционный доход за 2012 г. — 2,5 млрд руб., прибыль — 0,65 млрд руб.

Головная компания — ЗАО «Инвестиционная компания «Регион», ей принадлежат остальные компании группы. Владельцы головной компании: Сергей Король и Сергей Судариков — по 33,3% напрямую и по 11,7% через офшоры и Андрей Жуйков — 10%.

Группа управляет средствами НПФ крупных компаний — РЖД, «Транснефти», Сбербанка, «Роснефти», «Сургутнефтегаза» и др.