Кто сегодня правит Россией

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Стрингер", июнь 2002, Коллаж: "Утро.Ру"

Кто сегодня правит Россией?

Те, кто держит ее долговые расписки

Владимир Кучеренко

Converted 13070.jpg

96-й год с его шумной акцией «Голосуй, или проиграешь» привел к умопомрачительному разрастанию государственного долга. Именно тогда развернулась сокрушительная для русской экономики система ГКО, и к долгу, унаследованному от СССР, добавляется долг еще в 80 миллиардов долларов. Уже потом, когда Счетная палата станет проверять внешнюю задолженность страны по состоянию на 2000 год, Минфин РФ не сможет обосновать величину этой чудовищной суммы. Окажется, что у страны до сих пор нет даже Государственной долговой книги...

Эксперты говорят: наш долг примерно равен полутора сотням миллиардов долларов. По итогам 2000 года государственный долг РФ составил 65,9 процента ее ВВП. Выплаты по нему уже пожирают ресурсы бюджета, нужные для поддержки отечественной «оборонки», авиакосмического комплекса, науки и образования. Мы лишаемся нашего будущего. Что делать с этим долгом - толком не знает никто. Отдавать его из бюджета, как делает правительство Касьянова с 1999 года? Все равно процесс выплат затянется на четверть века, и экономика такой гонки не выдержит. Она подорвет хилую экономику РФ гораздо быстрее, чем война (мы отдаем из казны по 10-14 миллиардов долларов в год, тогда как Афганская кампания обходилась СССР в 3-4 миллиарда долларов). Никакие реструктуризации, никакие либеральные реформы не в силах спасти от краха страну, внешний долг которой зашкалил за половину ВВП. Участь Мексики, Бразилии и Аргентины - тому примером.

1996-й стал для РФ роковым. Но как же все-таки удалось, например, так быстро распространить ГКО на мировых рынках? И тут мы подходим к волнующему открытию: это делалось через различные финансовые структуры и фонды, учрежденные еще при власти КПСС за рубежом. И они же занялись скупкой долгов нашей страны.

Остатки великого замысла

Замысел был хорошим. В КГБ еще при Андропове решили: СССР слишком слабо использует мировой финансовый рынок. Страна получала от экспорта нефти и газа твердую валюту. Но если эти доллары пустить еще и в операции на финансовых рынках мира, то можно прирастить советские валютные ресурсы, не вывозя ни тонны лишней нефти. Заодно СССР получал бы мощный рычаг воздействия на западную экономику, а за ней - и на политику. Однако смерть Андропова и неспособность Горбачева вести какую-либо последовательную политику, привели к тому, что замысел стал воплощаться лишь в самом конце 1980-х. Советская бюрократия действительно стала создавать зарубежные финансовые структуры. Однако работать они стали не на то, чтобы прирастить богатство и могущество нашей страны, а совсем наоборот...

Одной из первых в 1990-м возникла SOVLINK-American Corporation, которую учредили в Нью-Йорке знаменитая американская консалтинговая фирма «Саломон Бразерс» плюс советский заграничный «Донау-банк» и «Совфинтрейд». Американцы, правда, вскоре из этой корпорации вышли. Занимался ли SOVLINK-American Corporation скупкой русской задолженности, можно узнать по движению средств на его счету № 0381393602 в «Чейз Манхэттен Бэнк». Здесь аккумулировались комиссионные за валютные кредиты, которые выдавались российским предприятиям через «Токобанк». По сведениям наших источников, бизнес делали так: якобы иностранная структура выдает российским предприятиям кредиты под высокий процент. «Навар» же уходит на покупку российских ценных бумаг. Для этого SOVLINК создал «First NIS Regional Fund» - фонд, который и скупал российские долговые бумаги. Формально - на иностранные, а на деле - за деньги российского происхождения. Поэтому реальными владельцами ценных бумаг РФ становились зачастую не иностранцы, а наши граждане. Кто и сколько нам, - увы, неизвестно.

Проторенными тропами

По стопам позднесоветской верхушки пошли и демократы. Уже в 1993-м в Нью-Йорке учреждается «Auerbach Grayson and Company» - как представитель не кого-нибудь, а государственного органа «новой России» - Российского фонда федерального имущества. Эта «американская» компания работала в тесной связи с общественно-государственным фондом «Российский центр приватизации». Отметим, что председателем совета РЦП был тогдашний глава Госкомимущества Анатолий Чубайс, а членами совета - такие иностранные советники Чубайса, как Андрей Шляйфер, Джонатан Хей, Ира Либерман, Гарднер Брюс, Борис Иордан.

Кроме этого, в декабре 1994-го создается консалтинговая компания «КИМКО» («КамАЗ Интернешнл менеджмент»). 51 процент ее принадлежал американскому частному фонду «Kohlberry, Kravis, Roberts & Co», 25 процентов - самому заводу «КамАЗ», 9 процентов - фирме «Commins» и по 7,5 процентов - правительствам Татарии и России. К 1996 году, аккурат к выборам Б.Ельцина, в этом проекте появляется «Государственная инвестиционная корпорация» во главе с бывшим главой ельцинской администрации Юрием Петровым и австрийская фирма «IMAG», учрежденная еще в советские времена. Все вместе они создали компанию «КамАЗ Интернешнл-2». Но «ИМАГ», по нашим сведениям, работала в очень хорошем контакте с Госкоимимуществом РФ. Именно в эти времена «пиар»-команда А.Чубайса начинает масштабную пропаганду широкого использования ГКО для покрытия дефицита бюджета. «КамАЗ Интернешнл-2» становится одним из самых активных скупщиков долговых бумаг РФ.

Сотни аналогичных источников «портфельных» инвестиций (вложений в ценные бумаги, а не в реальное производство), созданных на деньги российского происхождения в Австралии, Океании, Азии, Африке, Европе и обеих Америках помогли в самые короткие сроки наращиванию внешней задолженности страны и ее последующей тихой скупки. В результате ее существенная часть долгов РФ оказалась в реальном владении у весьма немногочисленной группы лиц - не столько иностранцев, сколько наших соотечественников. Сумма вывезенного из РФ к 2001 году как минимум вдвое превышает размер ее внешней задолженности. Похоже, что лицам, которые имеют доступ к российским активам за границей, не составит особого труда выплатить все наши долги - да еще и половина останется.

Долговая удавка

Если посмотреть на российскую политику с этой точки зрения, то сегодня у нас существуют три общественные силы-партии. Первая - это партия реальной власти, которая имеет доступ к российским активам за границей. Те, кто контролирует зарубежные активы, в любой момент могут использовать этот рычаг давления на власть, создав угрозу дефолта в России. Достаточно будет лишь предъявить Москве ее же долговые обязательства.

Вторая - это власть формальная, которая состоит из людей, победивших на очередных выборах. Третья - это все остальные политики, которые лихорадочно мечутся, объединяются и разъединяются с двумя первыми партиями. Стратеги выборов-96 прекрасно понимали, что использование задолженности государства становится прекрасным инструментом скрытой власти. Причем над каждым, кто будет править Россией и спустя много лет после Ельцина.

Вот у нас в стране появилась финансовая разведка, которая чисто теоретически должна со всеми подобными безобразиями бороться. Действуя совместно с зарубежными коллегами, именно она призвана отслеживать все сомнительные каналы, по которым ценные бумаги, номинированные в иностранной валюте, оказались за рубежом, но в руках у граждан России, равно как и у их доверенных лиц. Именно она должны вычислять места временного хранения активов российского происхождения, которые укрываются от нашего бюджета, потом готовя иски в зарубежные суды с требованием возврата активов.

Однако такая финансовая разведка должна быть независимым органом. Ведь, увы, в России к процессам вывода активов из страны причастны и государственные органы. Скажем, бывшее Госкомимущество. Да и Минфин РФ очень легко соглашался на наращивание российской государственной задолженности, из рук вон плохо учитывая долги. Финансовые разведчики должны исследовать и министерства-ведомства. Но нашу финансовую разведку подчинили Минфину! Налицо - конфликт интересов. Допустит ли Минфин добросовестную проверку собственных дел? Помнится, в СССР подчинение прокуроров областным коммунистическим бонзам кончилось весьма плачевно и отнюдь не предотвратило смычки номенклатуры с криминалом.

Есть и другой способ: договариваться со странами-заимодавцами о том, что долги России переоформляются в новые облигации, но при этом иностранцы гарантируют Москве, что сообщают ей об уводе денег из РФ в свои страны и помогают ей обнаружить беглые миллиарды, которые прячутся в их государствах. Однако и на это наша власть не идет. Ведь это бьет по ней самой.

Запад прекрасно знает о том, кто из России деньги вывозил и где их хранит, вот что их вложил. Так что если Москва попытается объявить о дефолте и откажется платить по внешним долгам, то эти средства, счета и активы окажутся моментально блокированными властями западных стран. Так что авторы экономической бомбы-96 подложили ее и под самих себя. Вполне возможно, часть тех, кто держит российские активы за рубежом, чувствует такую опасность. Может быть, они когда-нибудь договорятся с официальными властями в Москве. Может быть...

Похоже, у нынешнего президента РФ есть единственный шанс переломить экономическую ситуацию - заняться формированием настоящей финансовой разведки не на земляческих, а на чисто профессиональных принципах, соблюдая принятые во всем мире правила. Только так он сможет узнать, кто из реальных управителей российскими активами за рубежом находится рядом с ним. Только тогда у Владимира Путина появится реальная возможность стать самостоятельным главой государства.