Кто совершил теракты 1999 года?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кто совершил теракты 1999 года? В конце лета 1999 года Россию потрясла серия взрывов, сопровождавшихся многочисленными жертвами. Москва указывает на виновников: это чеченцы. Расследование, проведенное газетой Le Monde, вскрывает факты, неприятные для Кремля.

В августе 1999 года тысяча чеченских и дагестанских боевиков во главе с полевым командиром Шамилем Басаевым и его саудовским помощником Хаттабом вторгаются в – небольшую северокавказскую республику, граничащую с Чечней и также являющуюся субъектом Российской Федерации. Басаев утверждает, что хочет помочь местным исламистам, готовым к восстанию. Российская армия изгоняет захватчиков, попутно стирая с лица земли несколько сел. Но, главное, Россия заявляет, что стала объектом "атаки со стороны международного терроризма" – угрозы, о которой Кремль говорит все последние годы, хотя и не может убедить в этом Запад.

Москве Борис Ельцин пользуется ситуацией, чтобы уже второй раз за два месяца сменить премьер-министра. На смену Виктору Черномырдину приходит никому не известный Владимир Путин, официально представленный 9 августа 1999 года как наследник президента. "Этот человек приведет к окончательному решению чеченской проблемы", – заявляет Борис Ельцин, представляя его по телевидению. Нехорошая формулировка, на которую никто, кроме чеченцев, не обращает тогда внимания.

Между тем этот момент является поворотным в современной российской истории, и ситуация явно примет более драматичный оборот. Когда 24 сентября Владимир Путин обещает "мочить (террористов) даже в сортирах" и посылает в Чечню бомбардировщики, Россию потрясает серия терактов. Меньше чем за три недели (с 31 августа по 17 сентября) мощные взрывы потрясли торговый центр неподалеку от Кремля, небольшой городок в, а главное – два густонаселенных дома в спальных кварталах Москвы и еще одно здание в южном городе Волгодонске. Более 300 убитых, тысячи раненых. Страна охвачена ужасом, травмирована. Российские власти тут же указывают пальцем на виновных: чеченцы. 
Что произошло летом 1999 года? Этот эпизод, основополагающий для нового российского режима и ставший отправной точкой для второй чеченской войны, окружен столькими тайнами и противоречиями, что до сих пор остается открытым вопрос: не была ли эта серия терактов заранее подстроенной махинацией? 
Тогдашние слухи сразу же указывают на подозреваемого "номер один": это Борис Абрамович Березовский, БАБ, серый кардинал Кремля, один из пионеров постсоветского "капитализма", который в то время все чаще выглядит как один из главных организаторов российского хаоса. Его связи с самыми радикальными чеченцами, особенно с Шамилем Басаевым, хорошо известны. Его подозревают в организации большей части похищений иностранцев на Северном Кавказе, после которых он выступал на экранах телевизоров в качестве освободителя. В сентябре 1999 года один из членов его окружения, молодой французский предприниматель, связывается в России с газетой Le Monde. В телефонном разговоре он предает своего друга: "Борис объявляет о новых терактах. Он сошел с ума. Хватит, я не хочу иметь с ним больше ничего общего. Видимо, он думает, что, создав хаос, он сможет посадить у власти своего сильного человека. А заодно урвать новые куски от российского пирога, включая Каспий. Для этого он и организовал вторжение чеченцев в. Басаев получил за это 30 миллионов долларов и оружие". 
Статьи в российской прессе развивают этот тезис. О планах вторжения Шамиля Басаева, который уже видел себя "эмиром" исламского государства в виде Чечни и, освободившихся от российского ига. Тем не менее российские воинские части были отведены от дагестанской границы как раз накануне вторжения боевиков, а затем выпустили их из. Оппозиционная газета "Московский Комсомолец", близкая к мэру Москвы Юрию Лужкову, публикует после терактов серию записей телефонных переговоров Бориса Березовского с его чеченскими друзьями из окружения Басаева. Последние жалуются, что не получили всех обещанных денег и говорят, что бомбардировка боевиков в "не предусматривалась в договорах". Все отрицая, Березовский называет эти записи "бесчестной компиляцией из разговоров, прослушанных в разное время". Однако, как утверждает главный редактор газеты, агент ФСБ, передавший эти материалы, позже был убит. 
Еще более удивительно то, что 12 октября издание самого БАБа, "Независимая Газета", устами своего главного редактора Виталия Третьякова, человека хорошо информированного и близкого к Березовскому, пишет: "Совершенно очевидно, что чеченцев в заманили - дали им вляпаться в это дело, чтобы получить законный повод для восстановления федеральной власти в республике и начала активной фазы борьбы против собравшихся в Чечне террористов. Явно это была операция российских спецслужб (не путать ее со взрывами домов), причем политически санкционированная на самом верху". 
Сведущие читатели Виталия Третьякова усматривают в этом двойной "мессидж": да, существуют доказательство, что БАБ вел опасную игру с террористами, но это было в интересах олигархии, почувствовавшей угрозу для себя, и с благословения "верхушки" (верхушка в то время – это кризисная команда, ведущая операцию "Наследник", которая действует от имени находящегося в больнице Бориса Ельцина: в нее входят Березовский, глава президентской администрации Александр Волошин, дочь президента Татьяна и ее будущий муж Валентин Юмашев). Вторая часть "мессиджа": даже не думайте, что эти люди когда-нибудь признаются, что замешаны в организации терактов. 
Здесь необходимо уточнение, поскольку тем временем произошли события в Рязани. Они сделали как никогда популярным тезис о виновности Кремля и его секретных служб. 
Вечером 22 сентября житель этого города в центре России замечает трех людей, носящих какие-то мешки из машины в подвал дома. Он бьет тревогу, приезжают сотрудники местного ФСБ и милиции и констатируют, что мешки содержат взрывчатку и связаны с детонатором. Жильцов дома срочно эвакуируют, а содержимое мешков подвергается анализу прямо на месте: в них находят гексоген – взрывчатое вещество, использовавшееся для предыдущих двух взрывов. Местная ФСБ начинает расследование о факту терроризма, все приветствуют бдительность граждан и властей во главе с Путиным. Через день начинается сущий театр: глава российской ФСБ Николай Патрушев заявляет, что инцидент являлся "учениями", которые его сотрудники устроили, чтобы проверить готовность страны к терактам, что в мешках на самом деле содержался сахар, а детонатор был фальшивым. 
В это никто не верит. Так как эти заявлениями последовали после сообщения об аресте двух сотрудников ФСБ, подложивших взрывчатку. Журналисты собирают свидетельства местных чиновников, которые придерживаются своей первоначальной версии: в мешках была именно взрывчатка, и ни местные руководители ФСБ, ни милиция, ни даже губернатор области не были поставлены в известность о каких-то учениях". Солдат с ближайшей военной базы утверждает, что он должен был охранять в специальном месте "мешки с сахаром", содержимое которых – желтоватые гранулы – было совершенно не сладким. 
Но о Рязани почти тут же все забывают. 24 сентября российские руководители во главе с Путиным выступают с исключительно воинственными заявлениями по Чечне. Они объявляют, что виновники сентябрьских терактов известны, но, к сожалению, им удалось бежать в Чечню. Опубликованы десятки имен, среди которых нет ни одного чеченца: есть лишь пять карачаевцев – выходцев из другой северокавказской республики. Между прочим, наш французский бизнесмен, связанный с Березовским, упоминал о запасном варианте в случае, если вторжение в окажется невозможным: отправить чеченцев "освобождать" Карачаево-Черкесию, где ваххабиты были очень активны, и где БАБ будет избран осенью депутатом Госдумы.
Впрочем, "мешки с сахаром" имели маркировку этой республики (где, однако, нет ни одного сахарного завода). 
Параллельно предпринимаются усилия, призванные скрыть результаты расследования московских взрывов. Так, любовница главного подозреваемого, карачаевца Ачемеза Гочияева, снимавшего квартиру, в которой была сложена взрывчатка, была задержана, но в ту же ночь отпущена "по неизвестным причинам", как писала тогда газета "Коммерсант". Хорошо известный властям, Гочияев был дважды приговорен к тюремному заключению и дважды выходил на свободу досрочно. Официальная версия терактов имеет нестыковку по весьма важному пункту: сначала ФСБ объявляет, что во всех случаях использовался гексоген. Это слово становится настолько расхожим, что первый российский писатель, написавший об этом книгу, назвал ее "Господин Гексоген". Но очень быстро взрывчатое вещество было официально объявлено "смесью аммиачной селитры с алюминиевым порошком". Объяснение: гексоген, производство которого является дорогостоящим, изготавливается лишь в военных целях и только военными. Из дипломатического источника становится известно, что российское руководство отклонило все предложения о сотрудничестве с иностранными экспертами, спешно прибывшими в Москву – в частности, с французами и американцами. К этому добавляется необычная для России оперативность, с которой разбираются развалины домов, в то время как американцы в прошлом году потратили два месяца, исследуя кусок за куском развалины своих посольств в Кении и Танзании, что позволило им найти ценные улики. 
Через четыре месяца, 31 декабря 2000 года, Борис Ельцин уходит в отставку. В марте 2000 года Владимир Путин избирается президентом. Операция "Наследник" завершена. С этих пор никто уже не говорил ни о рязанских "мешках с сахаром", ни о людях, которые их подложили. Следствие, начатое местной ФСБ, было незаконным образом закрыто. Ни в январе 2000 года, ни весной 2002 года депутаты Думы не смогли собрать голоса, необходимые для начала даже простого парламентского расследования. 
Чеченцы всегда отрицали свою причастность к терактам 1999 года. Если не они, то кто из россиян мог стоять за ними? Борис Ельцин? Владимир Путин, всегда покрывавший делишки своих руководителей? Верховный и никому не ведомый – возможно, коллективный – глава российской мафии? Или Березовский, который с 1997 года заверял, что президентская предвыборная кампания "развернется вокруг чеченского вопроса"? 
Чеченский президент Аслан Масхадов с самого начала заявил газете Le Monde, что взрывы были организованы Кремлем, чтобы развязать предвыборную войну. В его устах это обвинение звучит не слишком весомо. Но мэр Москвы Юрий Лужков, известный телеведущий НТВ Евгений Киселев и американский финансист Джордж Сорос, хотя и в завуалированной форме, обвиняют Березовского. А Владимир Жириновский, некоторые коммунисты или бывший кандидат на пост президента Александр Лебедь бросают обвинение "Кремлю". 
В конце ноября 1999 года французский друг БАБа дает новую интерпретацию: "Борис (Березовский) здесь не при чем. Все организовала ФСБ. Ни какая-то отдельная группа в ФСБ, но ФСБ, как организация. Есть доказательства". Иначе говоря, с этого момента Березовский решил обвинить шефа ФСБ, которым в тот момент, когда теракты готовились, был Владимир Путин или позже Николай Патрушев, действовавший по его указаниям. В декабре БАБ высказывается за переговоры с самыми радикальными чеченцами и обвиняет Путина в "отсутствии стратегического мышления". Ясно, что он упустил из рук инициативу. Другие московские источники сообщают Le Monde, что сценарий БАБа был реализован генералами – сторонниками войны до победного конца и молодыми олигархами, вышедшими из-под его влияния. 
Вступив летом 2000 года в открытый конфликт с президентом, Березовский, выбравший изгнание сначала во Франции, потом в Великобритании, по-прежнему не представил доказательств, которыми он угрожает Путину. Его пресс-конференция в Лондоне, состоявшаяся в марте 2002 года, наделала много шума, но не принесла никакой новой информации. Три года спустя в истории терактов 1999 года по-прежнему остаются огромные "белые пятна", а вопросы, возникшие в связи с захватом заложников в Москве, лишь дают повод к новым сомнениям.
Перевод: inopressa.ru"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации