Кто стоял за АНТом?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кто стоял за АНТом?

"В эти январские дни союзная Прокуратура могла бы отметить творческий юбилей - первую годовщину следствия по делу АНТа. Не уверен, что он будет радостным, ибо, несмотря на обилие допросов, очных ставок и обысков, на небывалое число прокурорских кадров, привлеченных к делу, оно ровным счетом ни к чему не привело. Прокуратура не нашла убедительных доказательств вины кого-либо из антовцев. Ни одному из них не было предъявлено обвинения, ни один не предстал перед судом. И все же несправедливо упрекать следствие в абсолютной непродуктивности. Некоторые результаты все же есть. Вот главный: на сегодняшний день АНТа как реально действующей коммерческой структуры не существует. Он похоронен, а на его могильную плиту наложены контракты, по которым в СССР должно было поступить потребительских товаров на многие миллиарды долларов. Ряд крупнейших западных фирм решил до поры воздержаться от партнерства с подобными коммерческими структурами, в тяжких муках рождающимися на уродливом советском рынке. После всего происшедшего приглашения к сотрудничеству, время от времени исходящие от советского руководства, у многих солидных бизнесменов вызывают разве что усмешку.

Еще в феврале 1990 года, в самый разгар "танкового скандала", один из ответработников (не называю имени, ибо теперь уже отставной) в разговоре со мной усомнился в возможности следствия что-либо доказать. Правда, не потому, что оно ищет то, чего вовсе не существует. "Мы имеем дело с глубоко законспирированной мафиозной структурой, каких у нас еще не было. Они, конечно, успели спрятать "концы в воду", и теперь потребуется немало времени, чтобы схватить их за руку". Как ни относись к сказанному, а в нем есть рациональное зерно - не сбросив с АНТа завесу секретности, не найти ответ на главный вопрос: что же реально стоит за историей с танками? Почему считаю его главным? За ним осознание того, Кто в этой измученной стране на деле дирижирует политикой и экономикой. 
Было ли в АНТе нечто такое, о чем и сегодня нельзя написать? Разумеется. И это связано с тем, что правительство - на то существовало особое распоряжение премьера - поручало концерну прорабатывать возможности выхода на самые разные рынки, включая рынок вооружений и стратегического сырья. И все же у руководителей АНТа не было особого стремления что-либо скрывать. 
А те, что еще вчера снисходил до барского похлопывания по плечу, кто давал задания, советы, наставления? В разгар событий одни из них, постарались быть подальше от тонущего корабля, другие, стоя на берегу, исподтишка бросали в него камни. Просматривая документы АНТа, на одном заметил резолюцию: "Одобрено Наблюдательным советом". Что за чудеса? Коль скоро такой совет реально существовал, почему никто из его представителей ни разу не выступил и ив разъяснил - какие полномочия имел концерн, а в чем он их преступно нарушил? Перерыл все материалы по этому делу, но так и не нашел ни имен сановных наблюдателей, ни вообще упоминаний о каком-либо контрольном органе. Завеса секретности, как оказалось, прикрывала не АНТ, а тех, кто стоял за ним. И неудивительно. Такова традиция партийно-государственной бюрократии: "Хорошо-наша заслуга!. Плохо - мы ни при чем!" 
И все же Наблюдательный совет АНТа реально существовал. Правда, по бюрократической логике на его списке стоял грозный гриф "Секретно". Казалось бы, какая государственная тайна в простом перечислении имен? Но год назад кое-кто из упомянутых более всего опасался именно его огласки, ибо в другом (тоже, кстати, засекреченном) документе значилось: "Все внешнеэкономические сделки ПГКО "АНТ" заключаются только после их одобрения Наблюдательным советом". А коли так, то и сделка по тягачам, обернувшимся танками, не могла быть самостийной проделкой АНТа. 
Так кто же они, - засекреченные наблюдатели? Рискуя утомить читателей, назову фамилию и должность каждого, поименованного в этом списке: Богданов, заместитель министра внутренних дел СССР; Бояров, начальник Главного таможенного управления при Совмине СССР; Васильев, заместитель Генерального прокурора СССР; Гришин, замминистра внешних экономических связей СССР; Качанов, первый замминистра внешних экономических связей СССР; Московский, председатель Внешэкономбанка СССР; Пекшев, зампредседателя Государственной внешнеэкономической комиссии; Саруханов, первый замминистра торговли СССР; Ситнин, первый замминистра финансов СССР. И лишь последним упомянут ставший впоследствии главным виновником и ответчиком В. Ряшенцев, генеральный директор АНТа. Но и это не все. Правительство особо поручило нескольким ответственным работникам аппарата курировать АНТ. Так, В. Гринев, зампредседателя ГВК СССР, отвечал за контроль внешнеэкономических связей, а В. Бабаев, работавший в ту пору заведующим сектором Совмина СССР,- за экономическую безопасность... Состав, как видим, вполне представительный, чтобы развеять миф о "бесконтрольном кооперативном спруте". 
И все же АНТу воздалось за все. За танки, за самолеты, за алмазы, за многое другое. Наконец, просто за то, что он - АНТ. Никто уже не вспоминал, что вся его деятельность контролировалась и на каждую сделку имелось поручение правительства. Не скажу, что членов Наблюдательного совета разразившийся скандал обошел стороной. Кое-кого наказали, и даже строго (читатели, вероятно, помнят, что этим делом - непонятно, правда, по какой государственной логике - занималось КПК при ЦК КПСС, в ту пору возглавлявшееся нынешним министром внутренних дел). Но наказания носили как бы устраняющийся характер: мол, за то, что недоглядели. 
Если внимательно присмотреться к тому, как перестраивалась наша многострадальная экономика, создается ощущение полного абсурда - все изменялось так, чтобы в итоге остаться по-старому. Побольше наломать дров, а затем отступить на ранее оставленные позиции! Так велась антиалкогольная борьба, так создавалась кооперация, так внедрялся хозрасчет. Точно так же осуществлялась конверсия. Многоопытные командиры "оборонки" за каких-нибудь полтора года довели гигантские предприятия едва ли не до угрозы банкротства, а Десятки тысяч рабочих до безработицы. Тогда-то и был извлечен из запасников знаковый довод перестроившейся бюрократии: "На тестах допущены перегибы..." Становилось ясно - в ближайшие годы оборонные предприятия будут выпускать лишь то, ради чего в них и вкладывались миллиарды,- военную продукцию. Словом, в очередной раз оказались в тупике. Теперь уже с конверсией. А был ли шанс в него не попасть? Был. И требовалось для этого не так уж много-сохранить и отладить АНТ, а затем создать широкую сеть подобных ему коммерческих структур. 
Нищий богач - это про нас. Ничего не имея, обладаем всем. Спасибо матушке Природе. Но и не только ей. Нашей бесхозяйственности тоже. На советских предприятиях накоплены горы никому не нужной продукции и ресурсов. А "оборонка" - вообще край заоблачных вершин, к тому же окутанных Неоседающим туманом секретности. Здесь, вдали от посторонних глаз, скрыты несметные богатства - одних отходов на многие миллиарды. Продать бы (ведь десятилетиями валяется и пропадает!), а на вырученное закупить товары для людей, да новые технологии, чтоб постепенно вытеснить ныне работающие "на войну". 
Не заинтересовав предприятия, ничего не получишь. Никакие указы и приказы не помогут. А потому в правительстве (может, в первый и последний раз) родилась здравая идея - создать АНТ, независимую и мобильную коммерческую структуру. Начав с Минавиапрома, он быстро набрал обороты. Уже через пару месяцев после создания наладил отношения с предприятиями всего военно-промышленного комплекса. Они сами потянулись к нему, ибо чувствовали выгоду - отданные ресурсы оборачиваются конкретными товарами и оборудованием. Причем, если оценивать по внутренним ценам, стоимость того, что получали, нередко оказывалась даже выше стоимости того, что отдавали для реализации АНТу. Но неужели концерн работал, как говорится, за спасибо, был ли у него валютный "навар"? Конечно, был, ибо разница в ценах у нас и на Западе весьма существенная - мы топчем то, что у них ценится на вес золота. Так куда же шли эти доходы? Весь курьез в том, что "спрут" работал почти за идею: в бюджет шло 97 процентов прибыли от экспорта в 99 процентов от импорта. Попробуйте-ка сегодня найти желающих поработать на таких условиях! 
Казалось, радуйтесь- дело пошло! Два десятка антовцев, средний возраст которых едва перевалил за 25, сделали то, чего никак не могли добиться от сидящих на госбюджете спецов, умудренных многолетним опытом сытных загранкомандировок. И сделанное оказалось привлекательным для всех: и предприятий, и коммерсантов, и, конечно, инопартнеров, измученных традиционным бюрократизмом и поборами советских госкупцов... Но по сановным кабинетам министерств гремучей змеей зашипел выездной народец: "Дилетанты! Аферисты! Нам бы их права!" 
Не хочу ворошить старое. Убежден, эта история с танками - "высший пилотаж". Никаких следов, никаких доказательств. Но вот кто в этом был заинтересован - куда очевиднее. И кто же? В первую голову чиновничество военно-промышленного комплекса, почувствовавшее, как из рук выскальзывает гарантированный "кусок пирога". Многие директора предприятий уже не гнули перед ним спину, ибо поняли - есть иной, куда более выгодный в простой- путь. К АНТу. Покуда он был забавной игрушкой высокопоставленных реформаторов, на него смотрели снисходительно. Но когда "игрушка" заработала, встревожились не на шутку. К тому же невольно подлил масла в огонь глава правительства, на одном из совещаний обронивший фразу, возможно, подписавшую АНТу смертный приговор: "Пусть поработают годик, а получится - распространим опыт на другие отрасли!" Думаю, в тот момент противники АНТа лучше, чем сторонники, поняли - получится! 
Партийно-государственная бюрократия жила и ныне живет соображениями собственного благополучия. Диктатура маленьких столоначальников - очевидный итог коммунистического шаманства. Кто-то упрекнет: общие рассуждения! Нет, сказанное напрямую связано с АНТом. И в доказательство приведу один лишь пример. Лет пять назад на советском "черном рынке" стоимость компьютеров западного производства доходила до 60 тысяч рублей. А задумывался ли кто, как они к нам попадали? Закупки кооперативов и совместных предприятий - крохи в масштабе общего оборота теневой торговли. Ввозили туристы? У единиц имелась валюта на такие покупки. Так кто же? Основная масса товара поступала от тех, кто часто в беспрепятственно пересекал границу, - чиновников малой и средней руки, их домочадцев и приближенных. Тех, кому без особого труда оформлялись многократные выездные визы, подбирались надежные поставщики на Западе... В первые же месяцы своего существования АНТ закупил большое количество компьютеров. Специалисты, с которыми довелось беседовать, в один голос утверждают: в итоге пены на, рынке упали едва ли не на 50 процентов. А после ликвидации АНТа? Выросли в полтора раза! Такова плата за победу над ним. Кто в выгоде, думаю, нетрудно догадаться. Да и могло ли быть иначе? По большому счету, АНТ был обречен. Он оказался чужеродным телом в коррумпированном хозяйственном организме. 
Что такое "военно-промышленный комплекс"? Советский энциклопедический словарь, изданный в 1988 году, трактует: это "сложившееся в ряде капиталистических стран, прежде всего в США, специфич. объединение производящих воен. продукцию монополий, генералитета, гос. бюрократии, идеологич. аппарата, милитаризованной, науки". А если с этими же критериями подойти к нашей действительности? Это самое "специфич. объединение" оказывается куда более органичным, нежели в "ряде капиталистических стран". Одно из доказательств - правительство Н. Рыжкова. По сути, все ключевые экономические посты в нем контролировались выдвиженцами из оборонных отраслей. И немудрено - они пришли в правительство с подачи соответствующих отделов ЦК КПСС, возглавляемых людьми из той же обоймы. Разве ни о чем не говорит такой факт: из 11 заместителей премьера, утвержденных Верховным Советом летом 1989 года, пятеро - представители военно-промышленного комплекса. Так, Л. Воронин долгие годы работал директором оборонных предприятий, а затем первым замминистра оборонной промышленности. Его коллега Ю. Маслюков начинал трудовую деятельность в военно-промышленной науке и по всем ступенькам дошел до поста замминистра того же ведомства. Крупнейшие предприятия военно-морского судостроения возглавлял вице-премьер И. Белоусов, а В. Догужиев - предприятия Минобщемаша -одного из наиболее засекреченных промышленных ведомств. Топливно-энергетическим комплексом было поручено руководить Л. Рябеву, в прошлом замминистра среднего машиностроения, в которое и сегодня допускаются лишь прошедшие множество сложнейших проверок на благонадежность. И это только самый верхний эшелон правительственной иерархии. Не так уж, выходит, далеки от истины те, кто утверждает: реальная власть в стране принадлежит военно-промышленному комплексу... Мог ли АНТ противостоять этому монстру? "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации