Кто такой Марио Скарамелла, или Мертвым не больно

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Кто такой Марио Скарамелла, или Мертвым не больно Фигуранты по делу об отравлении стали спешно менять показания и вводить таинственных «Владимиров», Луговых, «бизнесменов Ковронов-Ковтунов», путаться в указаниях на химикаты и яды, полностью дискредитируя ранее попавшую в печать информацию.

"Под индюшку на День благодарения американское русскоязычное телевидение RTVi, принадлежащее Гусинскому, сообщило о смерти Литвиненко. Информация сопровождалась обвинением в убийстве в адрес президента России. Развитием темы в западных СМИ дирижировал информационный разводящий похорон и распорядитель Фонда Березовского Александр Гольдфарб. В подаче информации на Россию первую роль отвели «Эху Москвы». Особое место в этом информационном потоке заняли дезинформационные инсталляции, на скорую руку менявшие неудобные факты, которые грозили не просто перечеркнуть кампанию дискредитации «путинского режима», но и направить удары, предназначенные Кремлю, в противоположную сторону. «Эхо Москвы» вдруг «напомнило», что Литвиненко в больнице «оказался после встречи с бывшим охранником Бориса Березовского Андреем Луговым и неизвестным по имени Владимир, который стал главным подозреваемым в отравлении бывшего подполковника ФСБ». Тут же ИноСМИ с редкой оперативностью перевели интервью Литвиненко лондонской «Таймс», якобы полученное за два часа до смерти беглого чекиста и обвиняющее в смерти Литвиненко непосредственно Путина. Интервью было озаглавлено «Эти подонки добрались до меня, но всех нас они не достанут». Корреспондентка «Радио Свободы» Наталия Голицына, со ссылкой на Лугового, несколько путаясь, начала вводить нового претендента на роль отравителя - некоего Дмитрия Коврона (по другой версии – Ковтуна). Организаторы смертельно-черного пиара уже могут подсчитывать эффективность своей акции. В деньгах на послесобытийную рекламу - несомненная экономия. За вышедшее на следующий день после Беслана во всех ведущих газетах мира обращение к главам государств и правительств с призывом сместить «диктатора Путина» пришлось заплатить больше. Впрочем, не будем обсуждать рекламные бюджеты проектов «Политковская» или «Политковская - Литвиненко». Согласимся, что это мелкий факт в ряду других мелких фактов, – как то, например, что девичья фамилия Политковской была Мазепа, что она получала сотни тысяч долларов в виде премий и западных грантов за антироссийские «правозащитные достижения», а приобретенное ею в 1990 году американское гражданство было предоставлено журналистке совсем не на том основании, какое приводят народу «демократы». Важнее установить закономерность, в силу которой лица, выбравшие когда-то сотрудничество с Березовским, Гусинским, Ходорковским и другими мошенниками и толстосумами, платят за свой выбор жизнью. Самую логичную, на наш взгляд, версию предложил Сергей Соколов в статье «Кто отравил Александра Литвиненко?», опубликованной в лайф-журнале «Соломин». Автор сопоставил истоки и время рождения в прессе сенсации об отравлении («Эхо Москвы»), выделил ключевую фигуру от Березовского, продвигающую в мировые СМИ сенсацию о вины Путина – КГБ - ФСБ (глава так называемого «Фонда гражданских свобод» Александр Гольдфарб), определил лиц и издания, первыми подхватившими сенсацию в лондонских СМИ (Дэвид Леппард из «Санди Таймс»). И вот какое открытие он сделал: «Те же самые лица три года назад в Лондоне были в центре пиар-кампании по снабжению Бориса Березовского статусом «политического эмигранта» в Лондоне. Те же Александр Гольдфарб, Дэвид Леппард из «Санди Таймс», правозащитники Политковская и Литвиненко оповещали мировую общественность о «беспределе гэбистов». Тот же автор Дэвид Леппард в той же «Санди Таймс» в октябре 2003 года напечатал информацию о якобы предотвращенном Борисом Березовским покушении на президента Путина. Основанием для информации стало соответствующее заявление-разоблачение, поданное в Скотланд-Ярд тем же Александром Литвиненко. Последнему, также странным образом сбежавшему из России, несмотря на подписку о невыезде, а затем укрывшемуся в Лондоне, выхлопатывать убежище в Великобритании и снабжать деньгами вызвался все тот же распорядитель Фонда Березовского Александр Гольдфарб. В это же время российская прокуратура выдвинула против Березовского обвинения в мошенничестве, но заявление Александра Литвиненко о якобы предотвращенном им покушении ФСБ не только на президента Путина, но и на Березовского (попытка отравить олигарха уколом зонтика – Ле Карре отдыхает!) и участие Березовского и его людей в изобличении козней российских спецслужб («ФСБ взрывают Россию») якобы лишали олигарха надежды на справедливое правосудие в самой России. И об этих злодеяниях российских спецслужб английская и мировая общественность опять-таки узнала через уже обкатанную схему Гольдфарб - Политковская – Литвиненко - Леппард - «Санди Таймс», подхваченную дружественными информационно-правозащитными структурами в мировом сообществе, проплаченными или продвинутыми через «товарищей по несчастью» в российских и западных СМИ. Механизм укрытия мошенников от российского правосудия в Лондоне заработал. Был создан прецедент, позволивший судье Тимоти Уоркману штамповать решения об отказе в исправлении правосудия в России для лиц, находящихся в международном розыске, под предлогами защиты прав человека в России. Стоит ли говорить, насколько встревожилась укрывшаяся в Лондоне группа россиян, когда стало понятно, что активная позиция российской прокуратуры и неприятие английским обществом «российских выскочек» неизбежно пройдется и по прочим «политическим» из ЮКОСА и компании, фамилии которых не то что на Западе, в России никто не слышал. Какая уж тут международная «политическая активность»... В этой связи нельзя было не обратить внимание на новую особенность в жизни российских граждан в Великобритании, предшествовавшей трагедии с Литвиненко. Речь идет о работе в Лондоне делегации во главе с заместителем генерального прокурора Александра Звягинцева, который отрабатывает во взаимодействии с английскими коллегами налаживание реальных механизмов для начала судебно-процессуальных действий по возвращению на родину лиц, разыскиваемых прежде всего за совершение экономических преступлений. Кое-что в плане отработки этих механизмов именно этой осенью сдвинулось с мертвой точки. Сводки об ухудшении состояния здоровья Александра Литвиненко и усиление обвинений в произволе российских спецслужб, не гнушающихся никакими средствами для расправы с «оппозицией путинскому режиму», подавались как раз на фоне объявления о подписании меморандума между генеральной прокуратурой России и королевской прокурорской службой Англии и Уэльса об учреждении института «контактных прокуроров» соответственно в российской и английской прокуратурах. Как заявил Александр Звягинцев в интервью «Российской газете», России больше не нужно будет общаться с зарубежными коллегами через посредников»... К этой версии стоило бы сделать некоторые замечания. Дело в том, что российские мошенники, укрывшиеся за рубежом, при всей их гиперактивности и украденных миллиардах, самостоятельной силы на Западе не представляют. Их возможности ограничены, к тому же ими легко манипулировать. Считается, что первым информацию об отравлении Литвиненко дало «Эхо Москвы», однако это неточно. Первое сообщение «Эха Москвы» шло со ссылкой на «Чеченпресс». От себя «Эхо Москвы» передало лишь то, что в одном из лондонских ресторанов был «отравлен известный диссидент и правозащитник» Александр Литвиненко, «по данным «Чеченпресс» (будто сами не знали), «хорошо знакомый с Анной Политковской». А далее, со ссылкой на то же агентство «Чеченпресс», сообщалось, что в ресторан Литвиненко пригласил «некто Марио Скарамелла. Он пообещал, что передаст Литвиненко важные данные о лицах, совершивших убийство Политковской. Через несколько часов после этой встречи правозащитник оказался в больнице с тяжелейшим отравлением... Подозреваемый в убийстве Политковской выдвинул свою версию. По данному факту английская полиция проводит специальное расследование. «Чеченпресс» располагает информацией, что Марио Скарамелла поддерживает близкие и деловые отношения с заместителем директора российского ФСБ Колмогоровым. Несколько раз он посещал офис ФСБ на Лубянке. Именно Колмогоров курировал дела так называемого «оперативного учета» и на Литвиненко». Конец цитаты. Наспех состряпанная информация «Чеченпресс», повторенная «Эхом Москвы», несмотря на ее сумбурность и малопонятные намеки на то, что «некто Марио Скарамелла» - главный подозреваемый в отравлении Литвиненко и одновременно возможный убийцей Политковской, в представлении агитаторов «Чеченпресс» и «Эха» должна была однозначно привести все к той же Лубянке. Не исключено, что для этих агитаторов Марио Скарамелла – действительно «некто». Но тут быстро выяснилось, что человек он непростой и уж вовсе не какой-нибудь «некто». И все завертелось. Фигуранты по делу об отравлении стали спешно менять показания и вводить таинственных «Владимиров», Луговых, «бизнесменов Ковронов-Ковтунов», путаться в указаниях на химикаты и яды, полностью дискредитируя ранее попавшую в печать информацию. ХХХ Над вопросом, кто такой Марио Скарамелла, итальянские политики и журналисты бьются не первый год. Сравнительно недавно он оказался в центре внимания журналистов в результате перестрелки средь бела дня у подножия Везувия. История последнего нападения на Марио Скарамеллу обросла фантастическими подробностями в духе того же Джона Ле Карре. Итальянские источники утверждают, что речь шла о некоей вооруженной группе, связанной с Каморрой, атаковавшей Марио Скарамеллу и его консультанта по программе ECPP (американская программа по ядерной безопасности). Как пишет экспертный журнал «Security World”, «профессор и его ассистент, в бронированном Рэндж Ровере в сопровождении двух агентов, были окружены группой коммандос, открывших по ним огонь. Агенты сопровождения разрядили по нападавшим все имеющиеся в их распоряжении обоймы и ранили одного из нападавших, разыскиваемого полицией члена Каморры Винченцо Спаньоло, который был арестован». Что делал Марио Скарамелла у Везувия, не очень понятно, пишет «Security World», но совсем непонятно, кто он такой вообще. По данным журнала, в местной мэрии сообщили, что Марио Скарамелла – бывший судья неаполитанского суда, во время нападения находившийся на службе в Риме в качестве консультанта Парламентской комиссии по «досье Митрохина». (Напомним: «досье Митрохина» - это тайно переправленные на Запад еще одним перебежчиком, Василием Митрохиным, списки неких «советских агентов» времен «холодной войны», среди которых якобы были и есть видные итальянские политики). А причем тут Везувий? Как пишут итальянские журналисты, Скарамелла являлся также «консультантом» Национального парка Везувия, и ему было поручено... разрушение зданий, построенных членами Каморры в охранных зонах. Поведав эти странные истории, итальянские эксперты напомнили, что еще в 1991 году, имя Марио Скарамелла всплыло в центре другого крупного скандала, связанного со слишком жесткими методами, применявшимися «консультантом» в ходе операций против итальянской мафии. Тогда же министр внутренних дел Энцо Скотти заявил: «Марио Скарамелла не имеет отношения ни к государственной полиции, ни к секретной службе». При этом не работающий ни в полиции, ни в спецслужбах «консультант», отмечают итальянские эксперты, летал на государственных вертолетах и командовал не одним десятком людей из сил правопорядка, а тот же министр Скотти рассказывал через 15 лет после скандала, что Марио «его хороший друг» и что он вошел с ним в контакт через другого «общего друга» - Джо Сальветти, который сейчас является высокопоставленным сотрудником ЦРУ, а когда-то был руководителем спецслужб в Риме. После скандала 1991 года следы Скарамеллы затерялись в Америке. Там он состоял при ряде крупнейших американских университетов, но его «консультации» периодически оказывались востребованными то в Колумбии, то в Анголе, то в странах бывшего советского блока, то в международных проектах по ядерной безопасности НАТО и Евросоюза. В нынешний скандал с отравлением Литвиненко Марио Скарамелла оказался ввязанным уже в ранге «консультанта» нескольких международных программ. По данным “Security World”, к расследованию пресловутого «досье Митрохина» двумя палатами итальянского парламента Скарамелла был привлечен из Стэнфордского университета США в рамках межгосударственного обмена, причем «консультанту» были предоставлены самые широкие полномочия. В функции Скарамеллы входило изучение таких вопросов, как финансирование Советским Союзом итальянских политических партий и СМИ, послевоенные финансовые операции между Италией и странами советского блока, связи террористов из «красных бригад» с иностранными спецслужбами, связи итальянского и исламского терроризма. При этом Скарамелла якобы получил полномочия, входящие в компетенцию высших судебных органов, с разрешением производить следственные действия во всех западных странах и странах бывшего Варшавского договора притом, что власти этих стран не будут использовать предлог «государственной тайны» для замедления следствия. С такими немыслимыми полномочиями Скарамелла и нарвался возле Везувия на команду киллеров. Председатель парламентской комиссии по расследованию «досье Митрохина» сенатор Паоло Гудзанти под натиском журналистских расследований покушения на Скарамеллу смог произнести лишь нечто непонятное: «Ему дано поручение от SISMI (итальянская спецслужба. – И.Л.)… Скарамелла ищет радиоактивные материалы»... «Спасибо за разъяснения, - господин сенатор, - писал в ответ обозреватель “Security World”, но разъясните нам Бога ради, кто же такой этот Марио Скарамелла? Работник итальянской спецслужбы, ЦРУ или другой разведки? И кто эти супервоенные, что снабдили его армейским снаряжением на итальянской территории? Итальянцы? Колумбийцы? Русские? Мафия? И вообще, что же все-таки делал Марио Скарамелла у Везувия? Мы бы хотели, чтобы вы прояснили это обстоятельство от лица парламента и правительства Италии. И пусть заодно на примере дела Скарамеллы нам прояснят, кто же должен заниматься вопросами безопасности государства: официальные силы полиции и службы безопасности или иностранные «консультанты»?... Мы думаем, что профессор Скарамелла может… служить странам третьего мира под руководством американцев, но Италия, входящая в Большую восьмерку и Евросоюз, в посторонних консультационных услугах не нуждается, итальянские службы отлично подготовлены, чтобы защитить собственную страну от мафии и терроризма»... Эта дискуссия в итальянском обществе о способах обеспечения страной своей безопасности и оказалась тем фоном, на котором развернулись лондонские события, закончившиеся смертью Литвиненко. На следующий день после утечки в прессу сообщения о Марио Скарамелле как подозреваемом в отравлении Литвиненко и убийстве Анны Политковской всполошенный сенатор Паоло Гудзанти заявил на своем официальном сайте буквально следующее: «Александр Литвиненко (Саша для русских беженцев в Лондоне) умирает в госпитале, отравленный радиоактивным таллием, фирменным орудием тайных спецслужб времен КГБ, не забытым его последователями. Литвиненко за три года стал моим персональным и доверенным информатором по работе в комиссии Митрохина. Мои контакты с ним часто осуществлялись через профессора Марио Скарамеллу, официального консультанта комиссии... По дьявольской случайности Литвиненко понял, что он отравлен, именно после встречи со Скарамеллой в «Суши-баре» в Лондоне, и поэтому бывший подполковник в первый момент заключил, от отчаяния и боли, что его хотел убить его старый друг. Владимир Буковский, лидер русских эмигрантов в Лондоне, сказал мне по телефону: «Мы посоветовали Саше не высказывать скороспелые суждения, но в панике он потерял над собой контроль….»... До получения им сенаторского кресла Паоло Гудзанти был журналистом в принадлежащем Берлускони «Il Giornale”. Сенатор и сейчас нередко пишет в эту и другую принадлежащую Берлускони газету «Панорама». Гневные разоблачения «Панорамы», касающиеся «тоталитарного режима Путина», часто переводит российский сайт ИноСМИ. По словам Гудзанти, Анна Политковская долгое время была его бесценным информатором. Статья Гудзанти на гибель Политковской, обличающая Путина, озаглавленная «Сегодняшняя Россия не отличается от вчерашней», напечатанная за две недели до отравления Литвиненко и сразу же переведенная в ИноСМИ, вполне могла стать наводкой на «друга Сашу» в попытке отогнать опасность от самого сенатора, который включил в свою статью следующий пассаж: «Шок от смерти Анны сопровождал меня…, когда я отправился в Терамо, чтобы дать показания на процессе против нескольких украинцев, арестованных в этом городе год назад, когда они перевозили гранаты, спрятанные в толстых библиях с вырезанными страницами. Гранаты предназначались некоему русскому снайперу в Неаполе. Насколько я мог услышать в ходе заседания, я сам мог стать одной из возможных мишеней. Связь между этими событиями такова: информацию, позволившую задержать машину и арестовать перевозчиков, дал Литвиненко, лондонский изгнанник и друг Политковской»... Другой «друг» Марио Скарамелла, тоже, как помнится, прилетел в Лондон из Рима на встречу с Литвиненко на две недели раньше обусловленного срока, потому что начал получать угрозы и боялся, что его убьют... Убивают пока других. До «консультанта» с неограниченными полномочиями дело не дошло. В Италии босса Гудзанти и Скарамеллы - Сильвио Берлускони – преследуют неприятности. Расследование по «досье Митрохина» закрыто, а с ним связывались основные надежды свалить Романо Проди. Сенатор Гудзанти безуспешно (со ссылкой на «материалы Митрохина») пытался внушить парламенту, что «Романо Проди – человек КГБ». Кстати, и в этом «разоблачении» сенатор и «консультант» задействовали «друга Сашу». Итальянский обозреватель Пауло ди Лотреамон со слов того же Паоло Гудзанти писал: «Бывший русский подполковник Александр Литвиненко отметил в интервью с британским депутатом Баттеном, что в апреле 2006 года он инициировал запрос в Европарламент относительно Романо Проди как вероятного агента влияния КГБ - ФСБ». Конец начавшейся было интриге положил сам Романо Проди, сменив руководство итальянских силовых органов и дав решительный бой, как писали ведущие газеты страны, «секретным службам – друзьям американцев»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации