Кто тратит деньги президента

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кремлевские миллиарды освоены членами Общественной палаты, профсоюзами и РПЦ

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::14.10.2013, Фото: AP, Иллюстрации: "Ведомости"

Кто тратит деньги президента

Ринат Сагдиев, Ирина Мокроусова, Елена Виноградова
Compromat.Ru

За 2008-2013 гг. администрация президента выделила некоммерческим организациям (НКО) гранты на 8 млрд руб. Выдавали их организации-операторы, ежегодно назначаемые распоряжением президента. Люди, участвующие в распределении этих денег, признают, что на действительно конкурсной основе распределяется лишь половина средств, а остальное уходит «кому надо» — «независимо от того, что написано в их заявках». «Обычно это как раз те организации, которые получают самое большое финансирование», — утверждает один из собеседников. «Ведомости» решили проверить справедливость этих утверждений, составив рэнкинг крупнейших операторов и получателей грантов (см. таблицы).

Гранты для общественников

Шесть из 10 крупнейших получателей президентских грантов за 2008-2013 гг. оказались действующими или бывшими членами Общественной палаты. Близкие к ним НКО выигрывают конкурсы практически каждый год, а размер их грантов заметно больше, чем у большинства других участников конкурсов.

Лидер рэнкинга — совладелец издательской группы «Юрист» Владислав Гриб входит не только в Общественную палату, но и в общественные советы ФСБ и Министерства юстиции. По подсчетам «Ведомостей», связанные с ним НКО получили за последние шесть лет более 100 млн руб. У занявшего 6-е место Сергея Абакумова (более 51 млн руб.) помимо Общественной палаты есть кресла в президиуме общества «Динамо» и Российском фонде мира. Следующий за ним исполнительный директор ассоциации «Гражданский контроль» Георгий Федоров входит еще в консультационный совет при Центризбиркоме.

Все они отрицают, что членство в Общественной палате помогает им побеждать на конкурсах. Кроме того, Гриб и Абакумов не согласны с подсчетами «Ведомостей»: они утверждают, что на деле получили минимум в 2 раза меньше указанного, так как половина записанных в рэнкинге на их счет победителей им неподконтрольна. Однако на сайтах этих организаций и в данных СПАРК учредителями значатся именно эти люди или их структуры.

«Мы в Общественной палате обсуждали эту проблему — могут ли члены палаты участвовать в конкурсах. К общему мнению не пришли», — говорит Гриб. И добавляет, что, как правило, члены конкурсной комиссии знают, кто именно подает заявку: «Мы же ее лично подписываем». Он уверяет, что никогда не просил за свои НКО, а выигрывал за счет грамотно составленной и обоснованной заявки.

«Статус Общественной палаты предполагает, что ее членами являются люди, активно занимающиеся общественной деятельностью, и ничего удивительного, что среди них много руководителей НКО», — объясняет Федоров. «Активные люди активны во всем, в том числе и на конкурсах», — согласен Гриб.

Федоров напоминает, что стал членом палаты менее двух лет назад, а его НКО участвовали в конкурсах намного дольше и не всегда успешно. «Не говоря уже о том, что каждый выделяемый грант всегда оказывается меньше суммы, запрошенной в заявке», — добавляет Федоров. Абакумов тоже сожалеет, что с каждым годом его НКО получают все меньше: «В этом году три мои НКО подали заявки на 35 млн руб., а получили лишь 4,5 млн руб.».

На какие проекты тратят полученные от президента деньги члены Общественной палаты? Гриб издает ежегодный национальный доклад о соблюдении социальных прав граждан, Абакумов поддерживает ветеранов военных конфликтов и их семьи, Федоров вместе с сотрудниками Центризбиркома защищает права избирателей.

Гранты друг для друга

Сопоставив списки тех, кто выдает гранты, и тех, кто их получает, можно заметить, что в них встречаются одни и те же люди.

Например, бывший депутат Госдумы Сергей Шишкарев. В 2006 г. он сменил партию «Родина» на «Единую Россию» и вместе с тогдашним председателем Госдумы Борисом Грызловым запустил проект «Школа бразильского футбола в России». Шишкарев на собственные деньги построил в Геленджике стадион и создал футбольную команду «Олимпия». Тогда же он с партнерами учредил и фонд «Государственный клуб», ставший в 2008 г. одним из шести операторов президентских грантов. В 2009-2011 гг. фонд «Футбольный клуб «Олимпия» побеждал на конкурсах «Государственного клуба», получив на бразильский футбол 23,7 млн руб.

В 2011 г. Шишкарев перестал быть депутатом. В 2013 г. фонд «Футбольный клуб Олимпия» был ликвидирован по решению суда. Ликвидатор сообщил, что у фонда нет имущества и средств, существовал он исключительно за счет учредителя, «однако в настоящее время финансирование со стороны учредителя невозможно». А с 2013 г. «Государственный клуб» перестал проводить конкурсы на президентские гранты.

«Не вижу в этом конфликта интересов, это были две общественные организации, которые занимались молодежными проектами [»Государственный клуб«и «Олимпия»], — говорит Шишкарев. Выделять грант или нет, решал не он лично, а экспертная комиссия. Шишкарев рассказывает, что закрыл футбольный клуб, так как «он никому оказался не нужен, а я потратил на него много личных средств». Почему «Государственный клуб» убрали из списка операторов, Шишкарев не знает.

Раздают и получают гранты организации двух членов Общественной палаты — Лео Бокерии и Марии Слободской. Лига здоровья нации Бокерии является оператором грантов, а ее благотворительный фонд — одним из крупнейших получателей, выигравшим в 2008-2013 гг. почти 35 млн руб. Институт проблем гражданского общества Слободской раздает гранты, а ее же фонд «Молодые лидеры» успешно их получает — он выиграл 37 млн руб. Никаких привилегий нет, благотворительный фонд лиги подает заявки на общих основаниях, говорит его представитель Анатолий Ковалев.

Гранты на безработных

«Шансы выиграть грант есть у любого», — уверяет член Общественной палаты и один из крупнейших грантополучателей. Для этого достаточно грамотно составить заявку, написать бизнес-план. А не так, как поступают некоторые региональные НКО, присылающие два листка, весь смысл которых сводится к фразе «дайте денег».

Еще он советует внимательно следить за темами, под которые выдаются гранты. Они часто меняются, и, если угадать, шансы на победу растут. Например, в 2009 г. выделили дополнительные деньги на помощь пострадавшим от финансового кризиса.

Только на адресную поддержку безработных и пострадавших от кризиса Институт проблем гражданского общества, Национальный благотворительный фонд и правозащитная организация «Сопротивление» выдали более 200 млн руб. Причем из заявок организаций, выигравших эти гранты, невозможно понять, почему именно они решили помогать пострадавшим, как рассчитали объем помощи и как собирались его распределять. Больше всего на помощь безработным получило алтайское отделение «Инвалидов войны в Афганистане» — 23 млн руб. Фонд инвалидов-спортсменов «Идель-Урал» выиграл 10 млн руб. для безработных Набережных Челнов, а читинские «Выпускники президентской программы» — 4,3 млн руб. для оказания помощи людям, попавшим «в трудную жизненную ситуацию в связи с кризисом в пгт. Агинское и с. Новая Чара Забайкальского края». Списки получателей помощи составлялись совместно с региональными администрациями, указано на сайте одной из НКО.

Всего же гранты на оказание помощи безработным получили несколько десятков организаций. Примерно столько же НКО выиграли гранты на проекты со словом «кризис» в названии. Например, Центр экологической политики России получил 4,8 млн руб. на программу «Обеспечение энергоэффективности — путь выхода из кризиса: вклад гражданского общества». А владимирское отделение Молодежного союза юристов (в СПАРК одним из учредителей союза числится Гриб) получило возможность за 5 млн руб. написать социально-философское исследование «Контр- и посткризисные общественные и культурные тренды». Связанная с Грибом, по данным СПАРК, Российская ассоциация политических технологий получила 6 млн руб. на «создание сайта для журналистов, потерявших работу в связи с экономическим кризисом, stengazeta.info». Обнаружить этот ресурс в сети «Ведомостям» не удалось. Сам Гриб утверждает, что не имеет отношения к ассоциации.

Гранты для бизнеса

На президентские гранты можно не только выпускать доклады, снимать фильмы и помогать безработным. Этими деньгами можно поддержать и небольшой бизнес. В декабре 2007 г. известный шоумен и адвокат Павел Астахов стал членом Общественной палаты России (его, по данным «Коммерсанта», выдвинуло Диабетическое общество инвалидов Брянской области). А на конкурсе 2008 г. его юридический консалтинговый центр «Рэнаст» выиграл первый грант — 8 млн руб. на издание серии книг «Право — детям». Сами книги Астахов написал раньше.

«Это семь книг: “Я и семья”, “Я и дорога”, “Я и школа”, “Я и улица” и т. д. Связано это было с тем, что в 2005 г., когда я познакомился с Медведевым, он как раз поднял на встрече тему правового нигилизма и просвещения. Тогда он работал в правительстве и курировал национальные проекты», — рассказывал Астахов Lenta.ru.

Книжки были напечатаны в издательстве «Эксмо». «Рэнаст» сообщает, что бесплатно раздал 114 062 экземпляра в школы и детские дома. Гендиректор «Эксмо» Олег Новиков не смог подтвердить эти данные. По его словам, он не помнит об этой серии. В Национальной информационной системе Книжной палаты другие данные о тираже «Право — детям»: 35 000 экземпляров в 2009 г. Потом еще два года книжки перевыпускались и продавались в книжных сетях по средней цене 150 руб. за штуку. Получал ли Астахов гонорар или процент с продаж, выяснить не удалось.

В 2013 г. «Рэнаст» снова выиграл грант в 9 млн руб. на проект «Право — детям» (правовое просвещение — лекции и т. п.). А всего в 2008-2013 гг. фонд Астахова получил от президента 21,5 млн руб. (в топ-20 «Ведомостей» он не попал, заняв 21-е место).

С 2011 г. активным участником конкурсов на гранты стал небольшой производитель препаратов НПО «Велт». Учрежденный им НИИ биоцидов и нанобиотехнологий в 2011 г. выиграл 2,5 млн руб. «на разработку индивидуального бесспиртового антисептического пакета социального назначения». В 2012 г. НИИ взялся за грант в 3 млн руб. разработать «социально значимое инновационное эффективное педикулицидное средство» (от вшей), а в 2013 г. еще за 5 млн руб. — «социально значимые инновационные методики профилактики аллергических заболеваний».

Владелец НПО «Велт» и гендиректор НИИ — Елена Иванова. «Это социальные проекты, они никак не связаны с нашим бизнесом», — сказала Иванова «Ведомостям» в ответ на вопрос, помогли ли гранты ее бизнесу. Она уверена, что разрабатываемые институтом продукты «принесут огромную пользу всему народу».

Юристы из коллегии адвокатов «Инконсалт» получали деньги на один проект из двух источников — от Фонда информационной демократии бывшего замминистра связи Ильи Массуха и от президента. В конце 2012 г. фонд запустил интернет-проект «Российская общественная инициатива» (www.roi.ru), а в апреле 2013 г. президент указом сделал этот ресурс официальной площадкой, на которой граждане могут представлять свои инициативы, чтобы за них проголосовали все желающие. Инициативы, собравшие более 100 000 голосов, рассматриваются экспертной группой. После ее решения инициатива может стать, например, поправкой к закону. Фонд информационной демократии провел конкурс на правовую экспертизу этих инициатив, его выиграла коллегия «Инконсалт». Сумма контракта не разглашалась. А через полгода «Инконсалт» выиграл президентский грант на 9,5 млн руб. с проектом «Правовая демократия», предусматривающим «комплекс мероприятий, направленных на развитие… интернет-портала РОИ».

Связаться с адвокатами «Инконсалта» не удалось. По словам Массуха, он знает, что «Инконсалт» выиграл конкурс: «Они советовались с нами, и мы им разрешили участвовать». Главным условием было, чтобы работа по гранту не пересекалась с работой по договору с фондом Массуха. Фонд платит «Инконсалту» по 5000 руб. за экспертизу инициативы, если с этим возникают проблемы у штатных юристов.

Довольных нет

Все собеседники «Ведомостей» — и те, кто раздает гранты, и те, кто их получает, — недовольны нынешней системой распределения денег. Но не из-за конфликта интересов, а из-за качества проектов. Они говорят, что надо было бы прописать процедуру и создать единого оператора, который отстроил бы нормальную экспертизу заявок — тогда качество стало бы расти. Администрация президента устраняет недостатки: в конце 2012 г. было создано управление по общественным проектам, которое в том числе курирует выдачу президентских грантов. Есть идея профессионализировать грантооператоров, обкатывать ее будет «Гражданское достоинство» Эллы Памфиловой, которое распределит до конца года 250 млн руб., говорит чиновник Кремля. Кроме того, в этом году появился единый портал, где можно посмотреть условия, образцы документов и базу заявок. Что же касается грантов членам Общественной палаты — то это логично, ведь эти люди и есть правозащитники и общественные деятели, считает чиновник.


***

Как считали

«Ведомости» изучили все доступные отчеты операторов, раздававших гранты, за 2008-2013 гг. Отобрали победителей, получивших за эти шесть лет хотя бы один раз грант не менее 3 млн руб. После этого мы посмотрели, сколько всего грантов выиграли эти организации. Набралось более 400 грантополучателей, освоивших более 3 млрд руб. (всего за шесть лет было выдано 8,02 млрд руб.). У некоторых организаций, по их собственным данным и по данным СПАРК, оказались общие конечные учредители или руководители, такие организации мы объединили в группы. Лидеры получившегося рэнкинга вошли в итоговую таблицу.


***

Как раздают

Как раздают президентские гранты, «Ведомостям» рассказала Дарья Милославская, член Общественной палаты, эксперт комиссии палаты по развитию благотворительности и волонтерства. Сумму президентских грантов и операторов, которые будут ее раздавать, определяет администрация президента, по этому поводу каждый год выходит распоряжение президента. Дальше некоммерческая организация подает заявку оператору; как правило, она просит денег «с запасом». Эксперты оценивают заявку и могут рекомендовать уменьшить сумму: например, проводить проект не в 28 субъектах Федерации, а в восьми. Следить за тем, чем в реальности занимается получатель, должны операторы. Иногда они просят юристов проверить отчеты и уставы организации и могут сказать: вы просите денег на проект по работе с детьми, а в вашем уставе про детей ничего нет, так что извините. А есть грантодатели, которые не озадачиваются такими проверками.


***

Compromat.Ru

Compromat.Ru