Кто угнал "моторолы"?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::30.10.2006

Кто угнал "моторолы"?

По всей стране всплывают конфискованные мобильники, исчезнувшие при непонятных обстоятельствах

Сведовая Наталья

Напомним, в марте этого года правоохранительные органы изъяли около 167,5 тысячи мобильных телефонов Motorola, ввезенных в Россию по заказу компании «Евросеть», мотивируя тем, что они являются контрабандными. После долгих разбирательств было установлено, что партия телефонов легальна. Действия сотрудников МВД сочли неправомерными.

Тогда милиционеры нашли новое оправдание произошедшему: мол, теперь «Моторолы» контрафактны и вредны для здоровья россиян.

«Евросеть» и Motorola общими усилиями дали отпор неугомонным сотрудникам МВД, доказав, что все нападки со стороны милиции — попытка оправдать собственные незаконные действия. В итоге большая часть телефонов была возвращена законным владельцам.

Однако 50 тысяч Motorola С115 все же было решено уничтожить в связи с несоответствием телефонов российским стандартам качества — ну, для сохранения лица. Казалось бы, все точки над «i» давно расставлены.

Но события последних дней свидетельствуют об обратном: 19 октября прокуратурой Москвы было возбуждено уголовное дело № 376278 о хищении мобильных телефонов Motorola C115, которые должны были быть уничтожены. У прокуратуры есть все основания полагать, что 30 из 50 тысяч телефонов были похищены и вновь реализованы.

Чтобы прояснить некоторые детали прогремевшей с новой силой истории по делу мобильных телефонов Motorola C115, редакция «Новой» связалась с управлением «К» МВД. От комментариев по факту возбуждения уголовного дела сотрудники милиции отказались, однако заверили, что все 50 тысяч телефонов были уничтожены на территории МГУП «Промотход». «Если не верите, спросите у своих коллег. Журналисты были приглашены на мероприятие», — сказали в управлении «К».

Действительно, в прессе не раз упоминалось о том, что телефоны уничтожались на МГУП «Промотход», по телевидению показывали кадры операции — одним словом, телефоны, вроде как без сомнений, были уничтожены. Вопрос только в том — сколько?

На глазах журналистов было уничтожено не больше двадцати контейнеров, в каждый из которых помещалось около тысячи трубок. Что случилось с остальными телефонами, никто точно не знает.

В управлении «К» нас долго убеждали, что присутствовать при уничтожении оставшихся тридцати контейнеров на МГУП «Промотход» никто никому не запрещал и журналисты были допущены к процедуре во все три дня.

Сотрудники МГУП «Промотход», однако, заявили, что никакие телефоны на их территории не хранились и уж тем более не уничтожались. А потом добавили, что вообще не занимаются хранением и уничтожением продукции, а лишь оказывают транспортные услуги. В этом случае учет уничтожаемой продукции сотрудники МГУП «Промотход» вряд ли ведут и какой-либо ценной информацией по делу краденых «Моторол», скорее всего, не располагают.

Можно предположить, что управление «К» МВД, вместо того чтобы уничтожить оставшиеся 30 тысяч мобильников, втайне ото всех распродало их по дешевке. Как выяснилось, эта версия, скорее всего, неверна.

В соответствии с российским законодательством сотрудники МВД должны были передать конфискат другой государственной структуре, а именно специализированному государственному учреждению при правительстве РФ «Российский фонд федерального имущества» (РФФИ). В соответствии с постановлением правительства РФ от 19 апреля 2002 года № 260 «О реализации арестованного, конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства» федеральные органы исполнительной власти передают РФФИ обращенное в собственность государства имущество для его учета, оценки и реализации. Таким образом, конфискат находился в ведомстве РФФИ как уполномоченного представителя государства, а не управления «К» МВД, как считает общественность.

Поскольку реализовать можно лишь контрабандную продукцию, соответствующую российским стандартам качества, а контрафакт, являющийся некачественной поделкой, подлежит уничтожению, злополучные 50 тысяч телефонов Motorola C115 должны были быть утилизированы. Очевидно, операцию по уничтожению партии «Моторол» проводили именно представители РФФИ.

Конечно, сотрудники управления «К» МВД не могли не присутствовать при уничтожении мобильников, и наверняка им лучше других известно, какая участь постигла 30 тысяч «выживших» телефонов. Но никакую официальную информацию по поводу происходящего милиционеры не сообщают, чем дают пищу для домыслов. Тень подозрения в первую очередь упала именно на МВД, в то время как РФФИ оставался на периферии общественного внимания.

Кстати, весьма странным в этом контексте выглядит убийство начальника управления реализации конфискованного, арестованного и иного имущества РФФИ Сергея Королько, произошедшее в Новосибирске 11 апреля, как раз в разгар скандала с Motorola. Следствие склоняется к версии, что оно было заказным.

Спустя две недели после гибели Королько, 26 апреля, исчезает крупная партия подлежащего уничтожению контрафакта. Возможно, это лишь совпадение, ведь доказательств взаимосвязи двух преступлений пока нет. Тем более что человек, занимающий такую должность, по определению оказывается ввязанным в самые разные конфликты. А ведь история с Motorola — не первая и не единственная, где фигурируют РФФИ и конфискованные мобильные телефоны.

В любом случае то, что крупная партия мобильных телефонов могла испариться с территории МГУП «Промотход» без ведома как управления «К» МВД, так и РФФИ, представляется маловероятным. Легче предположить, что оставшиеся телефоны на место «казни» просто не доставили. При этом опять же ответ на вопрос, могло ли такое произойти без ведома вышеупомянутых структур, довольно-таки очевиден.

Напомним, все телефоны Motorola C115, изъятые управлением «К» МВД у «Евросети» на Шереметьевской таможне, хранились на складе ООО «Спектр», принадлежащем компании «Евросеть-опт». Судя по всему, там они и ожидали своего судного часа.

Прокуратура пока отказывается называть фигурантов дела и как-либо комментировать происходящее, ссылаясь на тайну следствия. Известно лишь, что сотрудники управления по расследованию преступлений в сфере экономики и должностных преступлений прокуратуры Москвы обратились к операторам сотовых компаний с запросом проверить IMEA-номера краденых телефонов (уникальный номер каждого телефона, по которому оператор может идентифицировать мобильный телефон).

Крупнейшие операторы сотовой связи не признают, что помогают следствию. При этом пресс-секретарь «Вымпелкома» как-то обмолвился, что все сотовые компании часто выполняют запросы правоохранительных органов, связанные с проверками идентификационных номеров телефонов, но в каких целях это делается, правоохранители умалчивают.

«Мы всегда оказываем содействие и работаем в тесном сотрудничестве с регулирующими, правоохранительными органами России, но в данном случае мы не имеем к расследованию никакого отношения», — сообщил «Новой» пресс-секретарь компании Motorola Кирилл Лубнин. Он также добавил, что о хищении телефонов их компании стало известно из средств массовой информации и он располагает только теми данными, которые были опубликованы в газетах, информационных лентах или озвучены на радио, — ни больше ни меньше.

Краденые телефоны обнаружены в нескольких регионах России, в том числе в Екатеринбурге и Краснодаре. Они продавались вдвое дешевле обычной цены и шли нарасхват. Будут ли изъяты из оборота краденые телефоны и возместят ли их покупателям убытки — неизвестно.