Куда ведут нити "Ариадны"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Куда ведут нити "Ариадны" Компьютер вычислил 500 тыс. мошенников. Разработана система раскрытия хищений и сокрытия доходов

" Власти России готовы осуществить переход на качественно иной уровень борьбы с коррупцией и теневым сектором экономики. Новая методика выявления и нейтрализации коррупционно емких элементов экономического механизма позволит сократить количество масштабных нарушений в экономической сфере, включая легализацию теневых доходов и финансирование терроризма. Задача премьера и общества В свое время Владимир Путин поставил перед правительством стратегическую задачу за пять лет удвоить ВВП, и новый премьер, Виктор Зубков, вместе с должностью принял на себя и это обязательство. Однако в назначении на премьерский пост именно руководителя финразведки есть и иной очевидный смысл. Власть объективно и субъективно созрела для системной борьбы с коррупцией.  Потоки для досмотра В 2005—2007 годах нами была разработана и апробирована на практике эффективная комплексная система раскрытия тяжких и особо тяжких преступлений в сфере экономики, а также преступлений средней тяжести. Созданная на основе современной методологии управления интересами, система позволяет выявлять масштабные хищения и сокрытие доходов, мошенничество и коррупцию в объеме 18,3% ВВП ежегодно, а также факты легализации преступно нажитых средств в объеме 12,4% ВВП, в том числе от рэкета, торговли оружием, незаконной предпринимательской деятельности, проституции, незаконного оборота наркотиков, прекурсоров и сильнодействующих веществ.  Решение реализовано на базе программно-аппаратных средств системы корпоративного аудита «Ариадна» и специальных экспертно-аналитических методик. Для проверки возможностей системы был выбран временной интервал в 60 месяцев (2000—2005) начиная с момента избрания второго президента России. Результаты анализа финансовых потоков теневого сектора экономики за этот период показали: ситуация унаследована, и это позволяет высказать предположение, что мы имеем дело с негативными системными последствиями предыдущего периода правления.  Возможности системы и конкретные практические результаты ее применения были предъявлены Виктору Зубкову (тогда еще главе финразведки), а также руководству НАК, ФСКН, ФСБ и МВД. По результатам практического применения была дана профессиональная оценка заложенных в ней возможностей, в том числе в области борьбы с коррупцией и финансированием терроризма.  Всего за пять лет применения системы удалось выявить 15,5 трлн рублей хищений и сокрытых доходов, выведенных вместе с коррупционной рентой по фиктивным договорам в теневой сектор экономики, что в процентах к ВВП по сумме превышает один среднегодовой ВВП того периода, или 27% среднегодового ВВП ежегодно.  Из этих денег по факту хищения и сокрытия доходов 10,5 трлн рублей (18,3% ВВП ежегодно) имеются необходимые материалы, чтобы 500 тыс. конкретных фигурантов предъявить обвинение в мошенничестве и прямых хищениях в особо крупном размере по ч. 4 ст. 159 УК РФ или по ст. 160, 201 и 199 УК РФ.  Две трети достались одному проценту В процессе проведенного анализа установлены закономерности распределения криминального дохода внутри России (см. таблицы 1 и 2).  Оказалось, что криминальное наследие прошлого периода продолжает жить по вполне определенному закону. Этот закон — закон распределения криминального дохода — гласит: на совести 0,5% всех выявленных криминальных фирм — как правило, самых крупных компаний страны с западным участием или находящихся под управлением западного менеджмента (всего примерно 2,5 тыс. организаций сырьевой направленности, а с учетом фактора аффилированности и того меньше) — оказалось свыше 50% всего похищенного.  В этом нет ничего удивительного, учитывая череду громких скандалов по миллиардным (в долларовом исчислении) хищениям в крупных западных компаниях Enron, WoldCom и других, и странно было бы обнаружить у нас в стране нечто иное. Необходимо признать: до появления современных методов корпоративного аудита и на Западе, и у нас просто не было эффективных инструментов контроля криминальных рисков в сфере экономики. В целом: 1% похитили 60%, 2% — 70%, 4,5% — 80%, 12% — 90%. На долю мелких 88% компаний приходятся оставшиеся 10% хищений. В отношении же оставшихся 5 трлн рублей (по 8,7% ВВП ежегодно) органам следствия и дознания необходимо провести дополнительную работу по идентификации выявленной цепи криминальных посредников и определению истинных организаторов хищений, которые осуществлялись с применением транзитных фиктивных фирм и фирм-однодневок. Пример различных уголовных дел свидетельствует о тесной связи предикатных преступлений данных видов между собой и с коррупцией.  По сути, мы выявили ту часть сырьевой ренты (18,3% ВВП), которая находится в нелегальном обороте внутри России, и документально подтвердили откровенно криминальный характер отмывания данных средств.  Они хотели применить… При этом было выявлено 604 банка, через которые по фиктивным договорам каждым было выведено в теневой сектор экономики не менее 1 млрд рублей, 271 банк — от 10 млрд рублей и 34 — свыше 100 млрд рублей. Причем всего 10 банков легализовали более 15% всех преступных доходов, то есть 2,6% ВВП ежегодно, а 12 вывели в тень 21% всего объема незаконного обналичивания, или 3,7% ВВП ежегодно. Еще 519 банков попали в группу риска ФСКН, поскольку каждый из них легализовывал больше криминальных средств, чем выводил в тень. Должен заметить, что транснациональные преступные сообщества постоянно пытаются наращивать объемы нелегальных поставок в Россию сильнодействующих наркотиков. По оценкам экспертов ФСКН, ежегодная выручка от незаконного оборота наркотических средств растительного и химического происхождения — около 1 трлн рублей (то есть четверть всего объема легализуемых средств, или в процентах к ВВП — до 3%, а остальные три четверти выявленного объема легализации, или свыше 9% ВВП ежегодно, — это преступные доходы от нелегальной предпринимательской деятельности, хищений и других видов преступлений). Вместе с тем расходы государства на борьбу с этим общественно опасным явлением по линии МВД, ФСБ и ФСКН уже превышают десятки миллиардов рублей и продолжают увеличиваться.  Подчеркнем: преступный доход от незаконного оборота наркотиков, прекурсоров и сильнодействующих веществ в сотни раз превышает издержки на поддержание сети производства и распространения наркотиков, и поэтому через банковскую систему он сначала выводится из теневого оборота, а затем открыто размещается легальными бизнес-структурами в различных секторах отечественной и мировой экономики. Отсидки и откаты Вместе с тем выявленный нами масштаб совершенных преступлений в сфере экономики, ущерб от которых ежегодно составляет около четверти среднегодового ВВП, переводит проблему в политическую плоскость, делая нецелесообразным применение мер уголовного наказания ко всей совокупности нарушителей. Представляется целесообразным, например, создать государственный орган по возврату похищенных средств и наделить его таким же правом, что было определено в ст. 20 Закона о налоговой полиции (когда до 10% возвращенных государству средств идет правоохранительным органам), сделав упор в его работе на процедуре деятельного раскаяния.  Ведь совершенно очевидно, что никто не захочет сидеть пять лет за банальные хищения и откаты и с радостью сдаст (в прямом и переносном смысле) любого коррупционера и украденные деньги в обмен на прощение. В конечном счете цена вопроса окажется выше возможного выигрыша, который всегда носит кратковременный характер, поскольку все и так под контролем! А внедрение во все правоохранительные органы одних и тех же методов контроля над процессами формирования криминальных активов не позволит преступникам подкупить одновременно всех своих контролеров.  Выявленные закономерности указывают на логику формирования необходимых институциональных преобразований, изменений в макроэкономической стратегии и социально-экономической политике государства, налоговом, таможенном, валютном и бюджетном законодательстве, адекватных сложившейся ситуации. В сложившейся же ситуации речь идет прежде всего не о наказаниях, а о нейтрализации потенциальных источников формирования криминальных активов. Государству не имеет смысла сегодня преследовать оставшиеся (87,9% всех фирм) мелкие компании и фирмы из конца списка, похитившие всего 10%. Ведь если крупные компании воровали в среднем более чем по 1,5 млрд рублей каждая, то мелкие компании — по 1,5 млн рублей. На практике же, к сожалению, богатые сегодня практически неподсудны, тогда как за все отвечают только бедные. Эта проблема в разрезе регионов представлена в таблице 3. Слабое звено Поскольку ситуация с коррупцией в стране начинает выходить из-под контроля властей, в соответствии с данным нам в апреле этого года личным поручением Зубкова разработать концепцию повышения эффективности ФСФМ считаю целесообразным публично обсудить ряд ее ключевых положений. Тем более что нами доказано: задача создания механизмов контроля и недопущения криминализации четверти среднегодового ВВП в принципе уже решена. А предлагаемые нами идеи могут быть использованы при разработке концепций национальных антитеррористического, антикоррупционного и антинаркотического комитетов. Основой предлагаемой концепции является стратегия целенаправленной минимизации теневой составляющей отечественной экономики. Ее идеология заключается в последовательном исключении искусственно создаваемых в экономической цепочке между производителем и конечным потребителем криминальных звеньев (посредников). Выявление и нейтрализация коррупционно емких элементов экономического механизма позволят сократить количество масштабных нарушений в экономической сфере, включая коррупцию, легализацию теневых доходов и финансирование терроризма. А в целом — осуществить переход на качественно иной уровень борьбы с коррупцией и теневым сектором экономики. Использование предлагаемой модели реальной интеграции надзорной и контрольной деятельности в области противодействия коррупции и формированию криминальных активов — единственный путь в условиях имеющихся сегодня ограничений (низкая эффективность работы правоохранительных органов и высокий уровень коррупции), чтобы преодолеть межведомственную разобщенность и получить уже в 2008 году значимый для государства положительный синергетический эффект. Предлагаемое комплексное решение предусматривает последовательное использование следующих подсистем мониторинга потенциальных источников формирования коррупционной ренты: 1. Выявление принципиальных финансовых схем извлечения коррупционной ренты и формирования теневого капитала посредством совершения преступлений в сфере экономики, разработка их типологизации. 2. Разработка и формализация критериев их обнаружения как учеными, так и специалистами ведомств. 3. Интеграция информационных потоков надзорных и регистрационных органов министерств и ведомств, необходимых для решения задачи противодействия коррупции и процессам формирования теневых капиталов; инициация межведомственных программ формирования дополнительных информационных каналов для надзора и контроля. 4. Создание эффективных механизмов мониторинга потенциальных источников формирования коррупционной ренты и теневых капиталов по первичным данным и информация надзорных и регистрационных органов различных министерств, ведомств и организаций, позволяющих выявлять группы риска. 5. Практическое выявление конкретных фактов совершения тяжких и особо тяжких коррупционно емких преступлений в экономической сфере и соответствующих группах риска. 6. Механизм обратной связи и контроля реализации информации о выявляемых нарушениях в сфере экономики и фактах коррупции, передаваемой профильным министерствам и ведомствам. 7. В обязательном порядке внедрение в компании с государственным участием или участвующие в государственных тендерах систем корпоративного аудита (аудита интересов). Выявив же криминальные капиталы и их владельцев (распорядителей), как и сам факт совершения преступления, правоохранительным органам в рамках своей компетенции остается лишь связать их с конкретным видом тяжкого или особо тяжкого преступления в сфере экономики (в отдельных случаях — преступления средней тяжести).  Присматривать надо В заключение о проблеме коррупционных связей чиновников с выявленными криминальными предпринимателями и юридическими лицами. Со всеми причастными к обслуживанию государственного или муниципальных бюджетов, других форм участия в различных государственных и коммерческих проектах. За исследованный пятилетний период из бюджетов всех уровней и организаций в государственной собственности напрямую были похищены огромные суммы (см. таблицу 4). Вывод очевиден: сегодня нет должного контроля за деятельностью директоров организаций, находящихся в государственной собственности, как и за расходованием средств бюджетов всех уровней. Если с первыми все более или менее ясно — в организациях, находящихся в государственной собственности, в обязательном порядке необходимо внедрять современные системы корпоративного аудита, то в отношении бюджетов всех уровней необходимо отметить следующее. Так, из средств бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов, средств федерального бюджета, из прочих средств бюджетов, государственных и внебюджетных фондов (далее — бюджет) за пять лет 525 590 бюджетополучателей получили свыше 9,6 трлн рублей (или 17% ВВП ежегодно). При этом напрямую через 24 474 фирмы-однодневки (4,5%) за пять лет было украдено 57,5 млрд рублей (или в % к ВВП — менее 0,1%). Отрадно, что 338 840 организаций и лиц (64,3% всех исследованных бюджетополучателей), получив из бюджета свыше 540 млрд рублей, не стали ничего отмывать напрямую. А вот 162 276 фирм (30%), получив из бюджета за пять лет 9 трлн рублей (или 15,8% ВВП ежегодно), вывели в теневой сектор экономики около 3 трлн рублей (точнее, 2 трлн 946 млрд рублей, или 5,3% ВВП ежегодно). Установлено, что получающие из бюджета в среднем не более 300 тыс. рублей в год в массе своей грубыми хищениями не занимаются. Воруют же те, кто получает из бюджета по 10 млн рублей и более (около 1 млн рублей в месяц). Теоретически в среднем цена отката чиновникам-коррупционерам по схеме прямых хищений не может превышать 33% получаемых из бюджета средств. Однако с учетом двухзвенных и многозвенных криминальных схем размер коррупционной ренты может доходить и до 15% среднегодового ВВП.  В заключение можно сделать вывод, что организации, причастные к обслуживанию бюджетов всех уровней, напрямую отмывают свыше 20% всего объема выявляемых сегодня хищений. До поры до времени открытым остается вопрос о размере хищений, совершаемых с помощью более сложных схем. Обладая же информацией о степени криминальности того или иного партнера государства, не представляет особого труда выявить небескорыстно опекающего его чиновника. Создание эффективного механизма противодействия коррупции, самому процессу накопления и последующего перераспределения капитала криминального происхождения предусматривает целостный комплекс мер аналитического и оперативно-розыскного характера с переходом от традиционной стратегии борьбы с мелкими откатами к стратегии упреждения и системной нейтрализации коррупционно емких элементов экономического механизма и источников их финансирования.  Сегодня на повестке дня задача системной нейтрализации механизма управления крупным теневым капиталом посредством последовательного выявления мест его накопления и каналов перераспределения. Создание подобной системы уже на первой стадии внедрения позволяет как минимум в два раза сократить объем самого криминального капитала, а следовательно, и объем коррупционной ренты. На следующем этапе — поставить надежный заслон на путях их формирования, взяв под контроль сами схемы отмывания средств и масштабных хищений. Таблица 1 1. Cхема распределения криминального дохода внутри России в 2000—2005 годах на объеме хищений в 4,5 трлн рублей — 7,8% ВВП Кол-во криминальных фирм Сумма прямых хищений и сокрытых доходов Сумма прямых хищений и сокрытых доходов среднестатистической фирмы ед. % руб. a% украденного % к ВВП (млн руб.) 1875 0,5 2 260 121 503 698 50 3,9 1206 1960 0,5 452 255 327 930 50—60 0,8 230 3827 1 452 423 558 695 60—70 0,8 118 8662 2,4 452 428 013 636 70—80 0,8 52 27 845 7,6 452 438 851 848 80—90 0,8 16 322 142 87,9 454 691 147 644 90—100 0,8 1,4 Источник: экспертные оценки группы М.М. Мусина. Таблица 2 2. Принципиальная схема распределения криминального дохода в России в 2000—2005 годах на объеме хищений в 10,5 трлн рублей — 18,3% ВВП Кол-во криминальных фирм (с нарастающим итогом) Сумма украденного с нарастающим итогом тыс. ед. % трлн руб. % украденного % к ВВП 2,5 0,5 5,3 50 9,2 5 1 6,3 60 11 10,5 2,1 7,4 70 12,8 22,5 4,5 8,4 80 14,6 60,5 12,1 9,6 90 16,5 500 100 10,5 100 18,3 Источник: экспертные оценки группы М.М. Мусина. Таблица 4 4. Рейтинг прямых хищений в организациях, находящихся в государственной собственности, и из бюджетов всех уровней Прямые хищения Объем хищений (млн руб.) в организациях, находящихся в федеральной собственности 88 991 в организациях, находящихся в государственной (кроме федеральной) собственности 45 974 из средств бюджетов субъектов РФ и местных бюджетов 25 573 из средств федерального бюджета 22 727 из прочих средств бюджетов 6679 из средств государственных и других внебюджетных фондов 2585 Источник: экспертные оценки группы М.М. Мусина. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации