Куда исчезают деньги из городского бюджета

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Куда исчезают деньги из городского бюджета Воронежцы нередко подозревают, что чиновники слишком вольно обращаются с деньгами, которые мы в виде налогов платим в бюджет. И не зря.

"
0fd7c90ab07831b01f8645901bfad72f.jpeg
В 2005 году городская Дума создала Контрольно-счётную палату города. Ежегодно КСП проводит десятки проверок различных подразделений администрации города и муниципальных предприятий. В большинстве случаев по результатам проверок аудиторы заявляют о «потерях» или «неэффективном расходовании» бюджетных средств (понятиями «взятки» или «откаты» они оперировать не имеют права). Но, к сожалению, далеко не всегда это становится поводом для правоохранителей и главы города наказать виновных в нарушениях. Итак, попытаемся с помощью материалов Контрольно-счётной палаты разобраться в том, что новому мэру Воронежа, выборы которого состоятся в сентябре, нужно пресекать в первую очередь. История первая : Налоговые льготы для богатых Федеральные законы устанавливают перечень организаций, которые освобождены от налогообложения, — в их число входят, например, объединения инвалидов. Однако местные органы власти имеют право предоставлять налоговые льготы и другим организациям – на своё усмотрение. Этим правом в последние годы активно пользуется городская Дума. Причём, как отмечает руководитель Контрольно-счётной палаты Лариса ДОРОХИНА , как правило, никакого обоснования этим льготам не дают. По-хорошему для начала нужно определиться с целью. Например, город хочет, чтобы крупное предприятие было построено именно на его территории, поэтому сегодня предоставляет льготы по арендной плате за землю, но зато через несколько лет благодаря налоговым отчислениям нового предприятия получит в разы больше. У нас же, по данным КСП, из года в год льготы предоставляются одним и тем же плательщикам. Причём больше всего преференций получили далеко не бедные воронежские строители. Только в 2010 — 2012-м строительный гигант «Домостроительный комбинат» по решению Гордумы получил льготы по арендной плате за земельные участки на 106 млн рублей. Строительной компании «Выбор» Гордума предоставила льготы почти на 37 млн рублей. Мощное строительное лобби в органах власти появилось в начале 2000-х. К примеру, на сегодня гендиректор ДСК Александр Трубецкой и его заместитель Олег Гречишников — депутаты городской Думы. Председатель совета директоров ДСК Сергей Лукин — депутат Облдумы. Депутатом областного парламента избран и директор «Выбора» Александр Цыбань . История вторая: Как конкурс помогает повысить цену Очень много проблем у города возникает из-за закупок товаров и услуг на аукционах. Смысл проведения торгов в экономии бюджетных средств: участники состязаются, а побеждает тот, кто предлагает самую низкую цену товара. Однако в Воронеже участники торгов достаточно быстро находят различные лазейки. В 2008 году Воронеж включился в программу расселения ветхих и аварийных домов, которую софинансирует Фонд содействия реформированию ЖКХ. В городе наконец-то начали расселять дома барачного типа. В 2010 году для их обитателей, к примеру, было куплено 270 квартир за 348,5 миллиона рублей. Напрямую у застройщика — «Домостроительного комбината» — купили всего 17 квартир. Остальные городу перепродал некий индивидуальный предприниматель Воронин, причём по цене выше, чем у строительных компаний. Получилось так потому, что крупные застройщики по необъяснимым причинам не стали участвовать в конкурсе и его единственным участником стал перепродавец. Однако известно, что подставные перепродавцы используются, как правило, для того, чтобы строители могли «подороже» продать на конкурсах свои квартиры. История третья: Как город переплачивает за ремонт дорог Всем памятен масштабный ремонт Московского проспекта в 2009 году. Ещё на стадии проекта институт «ГипродорНИИ», составлявший этот документ, насчитал, что ремонт проспекта обойдётся в 104 млн рублей (интересно, что этот институт был единственным участником конкурса на разработку проекта и все его условия были приняты городом автоматически). Затем на конкурсе, в котором состязались дорожные организации, эта сумма была немного снижена — до 98 млн рублей. Человеку со стороны эти цифры, конечно, мало о чём говорят — Московский проспект длинный, почему бы не поверить в то, что его ремонт стоит 98 млн? Однако Контрольно-счётная палата утверждает, что ремонт проспекта мог обойтись на 20 млн рублей дешевле. Дело в нескольких нехитрых манипуляциях. Например, по данным КСП, в проектно-сметную документацию была заложена завышенная стоимость щебёночно-мастичного асфальтобетона — около 3 200 рублей за тонну вместо 2 600 — 2 700 рублей. Дорожники неофициально признаются, что подобная схема называется «два прайса». Поставщики для сметы сообщают завышенные по сравнению с реальными цены, помогая заинтересованным лицам заработать на разнице. История четвёртая: Не заметили подмены К 425-летию Воронежа мэрия приурочила, в том числе, и ремонт жилых домов. Принимало работы муниципальное предприятие «Городская дирекция единого заказчика». Конечно, нельзя исключать, что сотрудники ГорДЕЗа, подписывая акты, что-то просмотрели. Но в некоторых случаях это тянет на очень солидные суммы. К примеру, на знаменитом ансамбле жилых домов по улице Мира, 1 перед праздником меняли кровлю. По актам использовалась листовая оцинкованная сталь толщиной 0,7 мм. Однако, как выяснили аудиторы, на самом деле на крыше лежат листы стали толщиной 0,55 мм. Разница вроде бы невелика, однако в итоге город переплатил за крышу 680 тысяч рублей. У КСП есть и другие примеры. Почему результаты проверок КСП бывают никому не интересны? Во времена мэра Сергея Колиуха в отличие от времён мэра Бориса Скрынникова председатель КСП Лариса Дорохина практически не выступала на заседаниях городской Думы с разоблачительными докладами. Лариса Михайловна объясняет это тем, что изменился регламент работы — депутаты Думы рассматривали отчёты аудиторов не на заседаниях, а на депутатских комиссиях. Комиссии удовлетворялись признанием ошибок и обещаниями их исправить и не ставили вопрос о наказании или увольнении чиновников. Реакция правоохранительных органов на отчёты КСП тоже была своеобразной. К примеру, то, что директор «Воронежтеплосети» Алексей Сергеев проводит расчёты муниципального предприятия через стороннюю фирму, которая непонятно за что получает проценты, КСП обнаружила ещё в 2010 году. Однако поводом для возбуждения уголовного дела это стало лишь в 2012 году, когда губернатор объявил о борьбе с коррупцией в городе (Алексей Сергеев сейчас, напомним, признался, что растратил 4 млн рублей, возместил их бюджету, в итоге уголовное дело закрыто). Всё это говорит о том, что Воронежу явно не хватает отлаженного механизма в контроле за расходованием бюджетных денег. Идеальным он был бы в том случае, если свою оценку всем отчётам КСП автоматически давала бы прокуратура. Видит надзорный орган признаки преступления — просит выяснить, в чём дело, полицию или Следственный комитет. А те, в свою очередь, также автоматически сообщают, есть состав преступления или нет. Сейчас же уголовные дела, которые возбуждаются время от времени, похожи скорее на воспитательные меры для отдельных неугодных чиновников, а не на системную борьбу с коррупцией. Роман ПРЫТКОВ газета "Моё" "

Ссылки

Источник публикации